«Подрыв имиджа» как преступление. Положения нового закона о службе безопасности президента откровенно противоправны

Среда, 14 Июля 2021

Закон «О Государственной службе безопасности Президента Республики Узбекистан», подписанный президентом Шавкатом Мирзиёевым 6 июля и вступивший в силу с того же дня, с одной стороны впервые регламентирует деятельность госслужбы безопасности президента (ГСБП), вводя ее в некое квазизаконное русло, с другой - наделяет ее многими несвойственными ей функциями, и, по сути, превращает в орган слежки за гражданами и высказываемыми ими мнениями. 

Общие положения

Заявленная цель нового закона - регулирование деятельности службы безопасности президента Узбекистана. Основными её задачами названы защита жизни, здоровья, чести и достоинства охраняемых лиц, обеспечение безопасности охраняемых объектов.

Следует напомнить, что еще со времен первого президента Ислама Каримова служба охраны президента работала на основании разных закрытых документов, а не законов, принятых парламентом. В феврале 2018 года постановлением президента Мирзиёева была образована Государственная служба безопасности президента в августе 2019-го ей были переданы все полномочия по его охране (до этого часть их относились к Службе государственной безопасности). В декабре 2020 года службу возглавил Алишер Усманов, ранее работавший заместителем председателя СГБ.

В тексте принятого ныне закона говорится, что ГСБП осуществляет свои полномочия независимо от каких бы то ни было государственных органов и других организаций, а также их должностных лиц, подчиняясь только закону. Вмешательство в ее работу запрещено. Она ведет деятельность на основе принципа конспирации, с установлением особого порядка работы.

ГСБП подчиняется непосредственно президенту и подотчетна ему (статья 20). Службу безопасности возглавляет председатель, назначаемый на должность и освобождаемый от должности президентом Узбекистана. Его заместители тоже назначаются на должность и освобождаются от неё президентом страны.

1

Охраняемыми лицами, согласно закону, считаются действующий и бывший президенты, члены их семей; лица, временно исполняющие обязанности президента страны; главы иностранных государств, правительств, парламентов, международных организаций, иные иностранные политические и общественные деятели, а также сопровождающие их члены семьи во время пребывания в Узбекистане в соответствии с международными договорами, соглашениями; другие лица, подлежащие охране согласно указам и распоряжениям президента Узбекистана.

До какой степени родства те или иные родственники считаются «членами семьи президента», - например, являются ли ими его зятья, проживающие отдельно, либо двоюродные и троюродные племянники его жены, - в законе не уточняется.

Противодействие «подрыву имиджа»

В общей сложности новый закон наделяет госслужбу безопасности президента более чем 40 разными видами полномочий. При этом некоторые из них расплывчаты и неопределенны, другие же явственным образом противоправны.

В 21-й статье заявляется, что Государственная служба безопасности Президента Республики Узбекистан в пределах своих полномочий имеет право:

8) требовать соблюдения физическими и юридическими лицами установленных законодательством мер по обеспечению безопасности охраняемых лиц и объектов;

9) вносить в государственные органы и другие организации Республики Узбекистан независимо от форм собственности обязательные для исполнения представления об устранении причин и условий, создающих угрозы безопасности охраняемых лиц и объектов;

Однако, что это за «установленные законодательством меры по обеспечению безопасности», в законе не поясняется. Сие обстоятельство вызывает ряд вопросов: какими законами или законодательными актами эти меры были установлены? Где с ними можно ознакомиться? Если нигде, то возникает другой вопрос: обязаны ли граждане исполнять законодательные акты, содержание которых от них скрывается?

Теперь об «обязательных для исполнения представлениях об устранении причин и условий, создающих угрозы безопасности охраняемых лиц».

В последние годы жизни Каримова, который на старости лет, как известно, впал в глубокую паранойю, в Ташкенте для «обеспечения безопасности» были засыпаны полтора десятка проезжих дорог, выходящих на так называемую президентскую трассу, а на их месте были высажены деревья. Незадолго до его смерти городские власти принялись закапывать новую автодорогу, ведущую от вокзала в сторону городской резиденции вождя, и прямо посреди дорожного полотна начали сооружать круглый фонтан. Было ли всё это законным? Разумеется, нет, даже если на это имелись некие бумажки, написанные либо самим ополоумевшим диктатором, либо его подчиненными.

Но именно это сейчас облекается в законообразную форму: гражданам предписывается исполнять любые капризы правителя, если «законными» их объявит ГСБП (точнее он сам - ведь именно он руководит этой структурой). Поэтому сами эти «меры» и не раскрываются – их перечня просто не существует, чтобы удобнее было объявлять «законным» всё, что взбредет в голову (не зря там прописан принцип конспирации).

13-й пункт из той же статьи: ГСПБ может «использовать в интересах обеспечения безопасности охраняемых лиц, в случаях, не терпящих отлагательства, жилые (с согласия владельцев) и служебные помещения, средства связи и иное имущество физических и юридических лиц, кроме принадлежащих дипломатическим, консульским и иным представительствам иностранных государств и международным организациям, с возмещением вреда в порядке, установленном законодательством».

О том, что сотрудники службы безопасности, попирая все законы, просто нагло вламываются в дома граждан – причем отнюдь не согласных с этим – общеизвестно. О том, как это происходит, рассказывается, например, здесь. Видимо, теперь несогласие граждан впускать службистов в свои дома будет объявлено согласием – и все дела.

2

Особое недоумение вызывает статья 22, в соответствии с которой ГСБП при выполнении возложенных на нее задач по обеспечению безопасности охраняемых лиц и объектов обязана осуществлять мониторинг по предотвращению и реагированию на угрозы (посягательства) чести и достоинству охраняемых лиц.

Кроме того, она должна выявлять и пресекать распространение информационных материалов, подрывающих имидж, унижающих честь и достоинство, а также дискредитирующих общественно-политическую деятельность охраняемых лиц, ходатайствовать перед органами прокуратуры об обращении в суд Республики Каракалпакстан, областные, Ташкентский городской суды с заявлениями о признании указанных информационных материалов запрещенными к распространению на территории Узбекистана.

Из этого вытекает, что новый закон о Государственной службе безопасности президента прямо направлен на ограничение свободы слова, при этом ГСБП наделяется правами органа политического преследования.

По-видимому, «подрывающих имидж» и «дискредитирующих» граждан предполагается карать на основании принятого в конце 2020 года закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы Республики Узбекистан и Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности», в соответствии с которым было введено наказание, в частности, за «умышленное размещение ложной информации в виде достоверной информации в сетях телекоммуникаций или Интернет, приведшее к унижению достоинства личности или дискредитации личности».

Согласно этому закону, распространение в соцсетях или интернете ложной информации, «приведшее к унижению достоинства личности или дискредитации личности» карается штрафом в размере 50 базовых расчётных величин (базовая расчетная величина равна минимальной зарплате, МРОТ – ред.) ($3.507), а в случае повторного нарушения в течение года после применения административной ответственности - штраф до 150 БРВ ($10.522), или общественные работы до 240 часов, или исправительные работы до 2 лет, или ограничение свободы до 2 лет.

Следует отметить, что как в УПК, так и в КоАО РУз отсутствует определение таких понятий как «дискредитации» и «подрыв имиджа».

Это не всё: 30 марта Шавкат Мирзиёев подписал закон, устанавливающий ответственность за публичное оскорбление или клевету в отношении президента страны (то бишь себя, любимого) с использованием сетей телекоммуникаций или интернета. Теперь за это предусмотрено наказание в виде исправительных работ до 3 лет или ограничения свободы от 2 до 5 лет либо лишения свободы до 5 лет.

При этом Конституция провозглашает принцип равенства – все граждане страны «имеют одинаковые права и свободы и равны перед законом без различия … личного и общественного положения». Включая, разумеется, и президента, - такого же гражданина, как все, хоть и занимающего высшую выборную должность. То есть, установление для него каких-то отдельных «персональных» законов, антиконституционно.

Теперь же получается, что если политические соперники станут критиковать («дискредитировать») действующего президента, то могут за это поплатиться.

Надо сказать, что они и без того подвергаются преследованиям. К примеру, после того как певец Джахонгир Атаджанов заявил о желании выдвинуться на пост президента от некогда зарегистрированной в Узбекистане партии «Эрк» (она не была лишена регистрации через суд), на всю его недвижимость в Ташкенте был наложен арест, а всех, кто с ним контактировал, вызвали на допросы; у тех, кто ему часто звонил, вдруг «сгорели» сим-карты. Вышеприведенные же положения нового закона ведут к тому, чтобы под предлогом защиты от «дискредитации» запретить информировать общество о незаконных действиях президента и членов его семьи.

Всё это, разумеется, абсолютно противозаконно.

Помимо прочего, в 16-м пункте 22-й статьи указывается, что ГСБП может нести и «иные обязанности, определяемые Президентом Республики Узбекистан». Какие именно? Об этом молчок. Видимо, это оговорка сделана на случай если президенту вздумается отдать охране приказ, не предусмотренный этим законом.

«Личная армия»

Обеспечивается ли какой-нибудь контроль над этой силовой структурой?

В 46-й статье отмечается, что надзор за точным и единообразным исполнением законов Узбекистана в деятельности ГСБП осуществляется Генеральным прокурором и подчиненными ему прокурорами в пределах своих полномочий.

Однако с учетом того, что генпрокурор назначается президентом, а в новом законе сказано, что ГСБП подчинена только главе государства и подотчетна ему же, выходит, что он просто-напросто получает еще одну «личную» силовую структуру, поставленную вне контроля общества. (До этого таких структур было три - Вооруженные Силы, Служба государственной безопасности и МВД; глава последнего назначается на должность через формальную процедуру представления премьер-министром).

Более того, статья 48 предусматривает «приведение законодательства в соответствие с настоящим законом». «Кабинету Министров Республики Узбекистан: привести решения правительства в соответствие с настоящим Законом; обеспечить пересмотр и отмену органами государственного управления их нормативно-правовых актов, противоречащих настоящему Закону».

Заметьте: не нового закона в соответствии с законодательством – если в первом нарушены какие-то нормы - но ровно наоборот. Всё законодательство должно быть подстроено под интересы одного человека, по воле случая оказавшегося на вершине властной пирамиды. Вряд ли это понадобилось бы тому, кто управляет страной на законных основаниях.

Поэтому статья 7, в которой прописано, что одним из принципов деятельности ГСБП является принцип законности, воспринимается не иначе как издевательство…

Статьи по теме:

Для безопасности президента Узбекистана шесть инвалидов обманным путем вывезли из пансионата и поместили под «арест»

В Ташкенте ради безопасности президента Мирзиёева собираются выселить жителей девятиэтажного дома

«Если близко воробей, мы готовим пушку». Президент Мирзиёев на выезде


Алексей Волосевич


Комментарии  

#1 Мирсоид 14.07.2021 23:37
Что-то как-то напоминает... Гаити, тон-тон макуты...
Цитировать