Несмотря на ряд различных постановлений и указов, принятых в последнее время, и призванных облегчить жизнь инвалидов в Узбекистане, на практике этого почему-то до сих пор не происходит. О том, как им приходится выживать, – в интервью с председателем общественного объединения стомированных инвалидов «УСТОМ» Владимиром Зубенко.

23 августа сотрудники Службы государственной безопасности (СГБ) Узбекистана и служащие погранично-таможенного поста «Гишткуприк» (бывшая «Черняевка») без объяснения причин не пропустили домой, на территорию Узбекистана, 50-летнего жителя этой страны Рузибая Азими, блогера с критическим настроем (его Телеграм-канал здесь), долгое время работавшего независимым журналистом (он сотрудничал с рядом независимых и западных СМИ, в частности, с «Голосом Америки»). 

Строительный бум, начавшийся в Узбекистане с приходом к власти президента Шавката Мирзиёева, не могут остановить ни пандемия коронавируса, ни экономические трудности. Непрошеная «реновация» меняет облик городского ландшафта, однако эти изменения в основном имеют негативный характер: застройщики захватывают общественное пространство и возводят «элитные» жилые комплексы. При этом, согласно экспертным оценкам, для удовлетворения потребности республики в жилье, при приросте населения в полмиллиона человек в год, необходимо ежегодно строить не менее 145 тысяч квартир. Речь, естественно, идет о жилье, доступном для обычных граждан. И вот тут-то начинаются проблемы. 

С конца июня в Мангистауской области на западе Казахстана не прекращаются забастовки. Бастуют как нефтяники, так и представители смежных организаций, транспортники и коммунальщики. Новости о происходящем поступают почти каждый день, так что уследить за всеми событиями трудно, тем более, что география забастовок распространяется и на другие регионы. Требования пока в основном социальные, хотя временами выдвигаются и политические. Многие казахстанские СМИ стараются не замечать происходящего, но об этом оперативно рассказывает Информационный центр Евразийского бюро Всемирной федерации профсоюзов и рабочего движения стран СНГ

Перебои с обеспечением электроэнергией, происходящие с начала нынешнего лета, демонстрируют абсолютную несостоятельность руководства Минэнерго Узбекистана (предшественник – «Узбекэнерго»), привычно объясняющего аварии и отключения «нерациональным потреблением электричества» населением, что, мол, вызывает дополнительные нагрузки на энергосистему в связи с аномальной жарой в регионе. Проще говоря, в ситуации с отсутствием света и низким напряжением в сети виноваты сами граждане, которым «подавай комфорт». 

Вот уже несколько лет бывший политзаключенный Агзам Тургунов тщетно пытается получить официальную регистрацию правозащитной организации, основной целью которой станет реабилитация всех незаконно осужденных в Узбекистане. По какой причине этого не происходит, и почему восстановление прав жертв режима Ислама Каримова – дело большой важности, в интервью нашему изданию рассказывает сам правозащитник. 

Закон «О Государственной службе безопасности Президента Республики Узбекистан», подписанный президентом Шавкатом Мирзиёевым 6 июля и вступивший в силу с того же дня, с одной стороны впервые регламентирует деятельность госслужбы безопасности президента (ГСБП), вводя ее в некое квазизаконное русло, с другой - наделяет ее многими несвойственными ей функциями, и, по сути, превращает в орган слежки за гражданами и высказываемыми ими мнениями. 

В Узбекистане на сегодняшний день - сотни, если не тысячи незаконно осужденных по разным статьям Уголовного кодекса: «уголовным», «политическим», «религиозным», «военным», причем, большинство из них – невиновные люди, посаженные во времена правления покойного диктатора Ислама Каримова. Сегодня некоторые из уже отсидевших правозащитников пытаются отстоять свои права, но происходит это «со скрипом». О трудностях процесса реабилитации рассказывает Дильмурад Сайид.

Попытка самостоятельно выбрать главу махалли (формально – органа самоуправления граждан) в Учтепинском районе Ташкента, предпринятая ее жителями в начале этого года, обернулась тем, что деятельного 54-летнего активиста этой махалли, руководителя строительной компаний в Ташкентской области, одного из основателей Федерации парашютного спорта Узбекистана Саида Зарипова в судебном порядке признали нарушителем закона. По той причине, что общественность махалли предложила именно его кандидатуру в качестве нового руководителя своего комитета. 

В Узбекистане на днях стало известно об очередном, на первый взгляд мелком и несущественном событии, являющемся, однако прекрасной иллюстрацией того правового беспредела, который творится в стране, и более того, целенаправленно поддерживается всеми ветвями власти, включая президента. В Ташкентской области задержали 21-летнего парня за то, что он танцевал в купленной на базаре милицейской форме, и, несмотря на то, что он не нарушил ни одного закона, его приговорили к 7-дневному аресту. Об этом наглом и демонстративном попрании законности 5 мая с удовлетворением поведала пресс-служба МВД Узбекистана. Случай этот далеко не единственный, и выявляет целую тенденцию к наказаниям подобного рода.

Жестокое избиение 29-летнего блогера стало темой номер один в Узбекистане: подобных демонстративных расправ с противниками режима в стране не происходило с начала 1990-х, когда неизвестные лица – то ли спецслужбисты в штатском, то ли наёмные бандиты, - налетали с дубинками и обрезками арматуры на оппозиционеров-националистов и проламывали им головы. И вот сейчас, тридцать лет спустя, новое нападение - в этот раз на молодого человека, выступающего против коррупции, ксенофобии, фанатизма и любых форм дискриминации, в том числе сексуальных меньшинств. 

3 февраля 2021 года на сайте хокимията (администрации) Ташкента было опубликовано решение о проведении конкурса на создании проекта комплекса «Истиклол», посвященного 30-летию независимости Узбекистана Для строительства объекта выбрана территория между улицами Шарафа Рашидова, Ислама Каримова и Афросиёб - напротив Центрального универмага (ЦУМа). 

Коррупция делает невозможным дальнейшее развитие Узбекистана. Все плодотворные проекты тормозятся, погибают, а талантливые люди навсегда уезжают из страны. При этом власти демонстрируют неспособность или нежелание вести борьбу с этим бедствием. Едва ли не каждый начальник стремится создать команду преданных себе лично подчиненных, с которыми ему будет сподручнее воровать. Так возникают большие и малые чиновничьи кланы, разворовывающие государство. 

В сентябре 2019 года узбекистанских преподавателей детских школ музыки и искусства (ДШМИ) в реестре должностей лишили квалификационных категорий (основной показатель профессионализма учителя, отражающий компетентность и оказывающий влияние на размер заработной платы), преподнеся им своеобразный «сюрприз» в преддверии профессионального праздника – Дня учителя, который в Узбекистане отмечается 1 октября. С того момента доходы учителей существенно снизились. 

Полтора года назад мы рассказывали об истории Сабитжана Туркменова, бывшего военного, которому не дают пенсию по инвалидности за много лет. За это время ситуация не слишком изменилась: он продолжает добиваться положенных ему по закону выплат, а руководство Службы государственной безопасности, в подчинении которой находятся погранвойска, где он служил, последовательно ему в этом отказывает. И это очень красноречиво характеризует отношение нынешней власти к своим гражданам, причем, даже к военным, на которых, по идее, в случае необходимости она должна будет опереться.

Представители государства практически не комментируют того, что сейчас происходит с перегруженной системой здравоохранения Узбекистана. Официальное количество умерших от коронавируса, по состоянию на 30 июля, - 134 человека. Однако люди, столкнувшиеся с необходимостью лечения своих родственников, рассказывают, что медучреждения почти не действуют: сложно дождаться приезда скорой (а работа, кроме утренних и вечерних часов, запрещена), больницы повсеместно отказывают в госпитализации: они переполнены, в них полная неразбериха, пациентов почти не лечат. Историями о том, что происходит или уже произошло с их близкими, люди активно делятся в соцсетях. И мы считаем, что их обязательно надо доносить до общественности. Ниже – два таких рассказа, едва ли не под копирку. 

Драматическая история уроженки Самарканда Хуршиды Джалиловой - парадоксальное свидетельство борьбы закона с МВД в Узбекистане. Вдова офицера милиции, сама работавшая следователем Самаркандского ГОВД в звании капитана, восемь лет назад она была лишена гражданства и должности. 

Недавно стало известно, что регламентированные Конституцией права и свободы находятся в Узбекистане под серьезной угрозой – готовится некий секретный проект закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Узбекистан и Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности», согласно которому, за призывы к массовым демонстрациям или «сознательное распространение ложной информации» через СМИ и соцсети можно будет получить до 10 лет заключения. Об этом сообщило радио Озодлик (узбекская служба Радио Свобода/Свободная Европа).

14 ноября в ташкентской гостинице Grand Mir Hotel (бывшей гостинице «Россия») состоялась пресс-конференция, посвященная двум смертным случаям, связанным с операциями в клинике Mont Blanc, а также деятельности этой клиники в целом. Её организовали родственники умерших – Дильфузахон Джафарова, мать 20-летней студентки Гульшан Шариповой (вопреки распространенным сообщениям она не была беременна, но у нее остался двухлетний малыш), Аян Кенжетаев, сын 42-летней Лилии Апостоловой из Чимкента (Казахстан), ее свекровь Манзура Досумбетова, а также бывшие директор клиники Олима Мираюбова и главный врач Гульбахор Нуритдинова. Конференция проводилась, чтобы сдвинуть расследование с мертвой точки, и чтобы представители правоохранительных органов, наконец, вышли из своих кабинетов, создали комиссию, подняли имеющиеся документы и установили истину.

2 октября произошла сенсация: спикер Совета Федерации, верхней палаты парламента РФ, Валентина Матвиенко, в ходе своего официального визита в Узбекистан, поведала о его возможном вступлении в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Матвиенко выразила уверенность, что уже идущий процесс согласования не затянется, и обе страны будут иметь возможность сотрудничать «в рамках евразийской семьи». Сам президент Шавкат Мирзиёев не обмолвился о происходящем ни полусловом, хотя присоединение страны к подобной организации – дело столь значимое, что, в соответствии с 9-й статьёй Конституции, должно быть вынесено на референдум.

Страница 1 из 9