Попытка самостоятельно выбрать главу махалли (формально – органа самоуправления граждан) в Учтепинском районе Ташкента, предпринятая ее жителями в начале этого года, обернулась тем, что деятельного 54-летнего активиста этой махалли, руководителя строительной компаний в Ташкентской области, одного из основателей Федерации парашютного спорта Узбекистана Саида Зарипова в судебном порядке признали нарушителем закона. По той причине, что общественность махалли предложила именно его кандидатуру в качестве нового руководителя своего комитета. 

В Узбекистане на днях стало известно об очередном, на первый взгляд мелком и несущественном событии, являющемся, однако прекрасной иллюстрацией того правового беспредела, который творится в стране, и более того, целенаправленно поддерживается всеми ветвями власти, включая президента. В Ташкентской области задержали 21-летнего парня за то, что он танцевал в купленной на базаре милицейской форме, и, несмотря на то, что он не нарушил ни одного закона, его приговорили к 7-дневному аресту. Об этом наглом и демонстративном попрании законности 5 мая с удовлетворением поведала пресс-служба МВД Узбекистана. Случай этот далеко не единственный, и выявляет целую тенденцию к наказаниям подобного рода.

Жестокое избиение 29-летнего блогера стало темой номер один в Узбекистане: подобных демонстративных расправ с противниками режима в стране не происходило с начала 1990-х, когда неизвестные лица – то ли спецслужбисты в штатском, то ли наёмные бандиты, - налетали с дубинками и обрезками арматуры на оппозиционеров-националистов и проламывали им головы. И вот сейчас, тридцать лет спустя, новое нападение - в этот раз на молодого человека, выступающего против коррупции, ксенофобии, фанатизма и любых форм дискриминации, в том числе сексуальных меньшинств. 

3 февраля 2021 года на сайте хокимията (администрации) Ташкента было опубликовано решение о проведении конкурса на создании проекта комплекса «Истиклол», посвященного 30-летию независимости Узбекистана Для строительства объекта выбрана территория между улицами Шарафа Рашидова, Ислама Каримова и Афросиёб - напротив Центрального универмага (ЦУМа). 

Коррупция делает невозможным дальнейшее развитие Узбекистана. Все плодотворные проекты тормозятся, погибают, а талантливые люди навсегда уезжают из страны. При этом власти демонстрируют неспособность или нежелание вести борьбу с этим бедствием. Едва ли не каждый начальник стремится создать команду преданных себе лично подчиненных, с которыми ему будет сподручнее воровать. Так возникают большие и малые чиновничьи кланы, разворовывающие государство. 

В сентябре 2019 года узбекистанских преподавателей детских школ музыки и искусства (ДШМИ) в реестре должностей лишили квалификационных категорий (основной показатель профессионализма учителя, отражающий компетентность и оказывающий влияние на размер заработной платы), преподнеся им своеобразный «сюрприз» в преддверии профессионального праздника – Дня учителя, который в Узбекистане отмечается 1 октября. С того момента доходы учителей существенно снизились. 

Полтора года назад мы рассказывали об истории Сабитжана Туркменова, бывшего военного, которому не дают пенсию по инвалидности за много лет. За это время ситуация не слишком изменилась: он продолжает добиваться положенных ему по закону выплат, а руководство Службы государственной безопасности, в подчинении которой находятся погранвойска, где он служил, последовательно ему в этом отказывает. И это очень красноречиво характеризует отношение нынешней власти к своим гражданам, причем, даже к военным, на которых, по идее, в случае необходимости она должна будет опереться.

Представители государства практически не комментируют того, что сейчас происходит с перегруженной системой здравоохранения Узбекистана. Официальное количество умерших от коронавируса, по состоянию на 30 июля, - 134 человека. Однако люди, столкнувшиеся с необходимостью лечения своих родственников, рассказывают, что медучреждения почти не действуют: сложно дождаться приезда скорой (а работа, кроме утренних и вечерних часов, запрещена), больницы повсеместно отказывают в госпитализации: они переполнены, в них полная неразбериха, пациентов почти не лечат. Историями о том, что происходит или уже произошло с их близкими, люди активно делятся в соцсетях. И мы считаем, что их обязательно надо доносить до общественности. Ниже – два таких рассказа, едва ли не под копирку. 

Драматическая история уроженки Самарканда Хуршиды Джалиловой - парадоксальное свидетельство борьбы закона с МВД в Узбекистане. Вдова офицера милиции, сама работавшая следователем Самаркандского ГОВД в звании капитана, восемь лет назад она была лишена гражданства и должности. 

Недавно стало известно, что регламентированные Конституцией права и свободы находятся в Узбекистане под серьезной угрозой – готовится некий секретный проект закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Узбекистан и Кодекс Республики Узбекистан об административной ответственности», согласно которому, за призывы к массовым демонстрациям или «сознательное распространение ложной информации» через СМИ и соцсети можно будет получить до 10 лет заключения. Об этом сообщило радио Озодлик (узбекская служба Радио Свобода/Свободная Европа).

14 ноября в ташкентской гостинице Grand Mir Hotel (бывшей гостинице «Россия») состоялась пресс-конференция, посвященная двум смертным случаям, связанным с операциями в клинике Mont Blanc, а также деятельности этой клиники в целом. Её организовали родственники умерших – Дильфузахон Джафарова, мать 20-летней студентки Гульшан Шариповой (вопреки распространенным сообщениям она не была беременна, но у нее остался двухлетний малыш), Аян Кенжетаев, сын 42-летней Лилии Апостоловой из Чимкента (Казахстан), ее свекровь Манзура Досумбетова, а также бывшие директор клиники Олима Мираюбова и главный врач Гульбахор Нуритдинова. Конференция проводилась, чтобы сдвинуть расследование с мертвой точки, и чтобы представители правоохранительных органов, наконец, вышли из своих кабинетов, создали комиссию, подняли имеющиеся документы и установили истину.

2 октября произошла сенсация: спикер Совета Федерации, верхней палаты парламента РФ, Валентина Матвиенко, в ходе своего официального визита в Узбекистан, поведала о его возможном вступлении в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Матвиенко выразила уверенность, что уже идущий процесс согласования не затянется, и обе страны будут иметь возможность сотрудничать «в рамках евразийской семьи». Сам президент Шавкат Мирзиёев не обмолвился о происходящем ни полусловом, хотя присоединение страны к подобной организации – дело столь значимое, что, в соответствии с 9-й статьёй Конституции, должно быть вынесено на референдум.

Экс-президентов на постсоветском пространстве, несмотря на все их прегрешения арестовывают не часто. Пока что в подобном списке значилось всего одно имя – бывшего руководителя Армении Роберта Кочаряна. Поэтому взятие под стражу Алмазбека Атамбаева, едва не переросшее в очередную киргизскую революцию, производит весьма отрадное впечатление. Тем более что, ощущая себя неприкосновенным небожителем, поступков, подпадающих под действие Уголовного кодекса, он успел совершить немало.

В начале апреля информагентство УзА со ссылкой на «E-Ijro auksion» сообщило о том, что в Ташкенте выставляется на продажу особняк, принадлежавший бежавшему в США узбекскому олигарху корейского происхождения Дмитрию Лиму, который до 2010 года был директором крупнейшего в Узбекистане оптового рынка продуктовых, промышленных и строительных товаров – ОАО «Караван базар» («Урюкзар»), а также, по слухам, контролировал целую сеть оптово-розничных рынков. После его побега принадлежащая ему собственность была конфискована.

Заявление Нурсултана Назарбаева о намерении оставить пост президента Казахстана, транслировавшееся по республиканским каналам 19 марта, прозвучало неожиданно и на какой-то миг вызвало что-то вроде уважения к этому человеку: мол, понимает всё-таки, что нельзя оставаться у власти вечно, вот и уходит, передавая власть другим.

В последнее время в Узбекистане всё чаще озвучиваются инициативы, которые можно было бы назвать как минимум неоднозначными. Причем, происходит это не только во «вражеских» соцсетях, но в самых что ни на есть государственных либо, в крайнем случае, окологосударственных СМИ. Патриоты земли узбекской, наконец, получили возможность донести свои мысли до народа. И выяснилось, что они весьма экзотичны.

Не спорю, пытки достаточно широко применяются следственными органами во всем мире. Редко какая страна может заявить об их отсутствии при проведении следственных действий, но меня, как гражданина Узбекистана, более интересует ситуация в своей стране – зачем разглядывать соринку в чужом глазу, если в своем бревно.

Пока узбекские власти совместно с Международной организацией труда (МОТ) громогласно заявляют о достигнутом прогрессе в борьбе с принудительным и детским трудом на сборе хлопка, против правозащитника Дмитрия Тихонова, который на деле боролся с эксплуатацией взрослых и детей и из-за этого был вынужден покинуть Узбекистан в 2015-м, как оказалось, было возбуждено уголовное дело, а сам он объявлен в розыск за «прорыв границы».

В первых числах месяца в Караганде произошла целая серия выступлений, вызванная резонансным событием: массовой дракой в ночь на 1 января в центре этого города, закончившейся поножовщиной и гибелью 23-летнего молодого казаха Рахимжана Жансеита (трое других мужчин в возрасте от 24 до 27 лет получили травмы различной степени тяжести).

Октябрьский приезд Путина в Ташкент журналисты назвали «прорывным» в узбекско-российских отношениях. Действительно, он оказался громким: и из-за небывалой представительности российской делегации, и по количеству заключенных и анонсированных экономических договоров, и в связи с объявлением о начале строительства АЭС. Но если встреча на высшем уровне дала столь ощутимые результаты, то что мешало развивать взаимовыгодные связи раньше, не теряя драгоценного времени, и что мешает сейчас? И так ли уж необходима Узбекистану дорогостоящая атомная станция, как уверяют узбекские и российские власти? Обо всём этом – в статье, посвященной прошедшему визиту.

Страница 1 из 9