Представители гражданского общества Узбекистана призвали правительство Швейцарии обеспечить прозрачность процесса возвращения денег Гульнары Каримовой

Пятница, 09 Июля 2021

Группа узбекских политэмигрантов, а также активистов из самого Узбекистана обратилась в Федеральные органы Швейцарии с призывом обеспечить прозрачность в процессе возвращения правительством Швейцарии незаконно нажитых активов Гульнары Каримовой в Узбекистан.

«Правительство Швейцарии было одним из самых активных участников Глобального Форума по Возвращению активов (GFAR) в 2017 году, который принял десять принципов, которым должны следовать страны, осуществляющие возврат украденных активов, - говорится в заявлении активистов. - Ключевые принципы включают прозрачность и подотчетность при возврате активов; обязательство страны-получателя использовать возвращенные активы на благо своего населения, пострадавшего от коррупционного поведения; использование конфискованных доходов для выполнения принципов UNCAC по борьбе с коррупцией, возмещение ущерба, нанесенного коррупцией, достижение целей развития; вовлечение организаций гражданского общества в процесс возврата активов.

Меморандум о Взаимопонимании, подписанный совместно правительствами Швейцарии и Узбекистана 11 сентября 2020 года, в котором изложены принципы, регулирующие возвращение активов, незаконно приобретенных Гульнарой Каримовой, в целом воплощает эти международные принципы. Он включает пункты, подтверждающие, что процесс возвращения будет прозрачным, подотчетным, с участием гражданского общества и будет способствовать установлению верховенства закона в Узбекистане. Включение этих пунктов в меморандум создало мощный прецедент в международной практике возвращения активов и поэтому было положительно воспринято сообществом организаций гражданского общества, борющихся с коррупцией и нарушениями прав человека.

С момента подписания меморандума прошло девять месяцев. Ни швейцарские, ни узбекские власти не сообщили [за это время] общественности никаких дополнительных подробностей о переговорах или предполагаемом содержании соглашений о совместном использовании и реституции. По нашему мнению, такое длительное молчание противоречит вышеупомянутому обязательству Швейцарии в отношении прозрачности, подотчетности и вовлеченности. Федеральное управление юстиции Швейцарии отказывается раскрывать информацию о соглашении, которое уже было подписано. Этот отказ противоречит Федеральному Акту о Свободе информации в Администрации, согласно которому соглашение о совместном использовании должно быть раскрыто швейцарскими властями. Петиция по этому поводу была подана Узбекским Форумом по правам человека. Поэтому мы призываем швейцарские власти периодически сообщать о ходе переговоров с правительством Узбекистана по этому вопросу.

1

Гульнара Каримова

Мы, представители гражданского общества Узбекистана, хотели бы воспользоваться этой возможностью, чтобы вновь призвать к тому, чтобы передача активов Узбекистану осуществлялась в соответствии с принципами GFAR. Сохраняется высокий риск повторного незаконного присвоения этих активов из-за продолжающейся повсеместной коррупции и отсутствия финансовой прозрачности во всех областях государственной и экономической сферы. Несмотря на призывы гражданского общества, Узбекистан не смог принять эффективные и достаточные меры и реформы для предотвращения коррупции, особенно на высших уровнях правящего режима. Напротив, систематические исследования и журналистские расследования показали, что высшее руководство страны прямо или косвенно вовлечено в масштабную коррупцию. В результате, несмотря на принятие законов, направленных на борьбу с коррупцией, наблюдается отсутствие политической воли для обеспечения строгого и беспристрастного применения этих законов, особенно на высших уровнях, где имеют место наиболее серьезные и далеко идущие формы коррупции. Кроме того, на практике правоохранительные органы, антикоррупционное агентство и судебная система подчинены исполнительной власти и не имеют практической возможности серьезно следить за соблюдением национальных законов о коррупции, прозрачности и надлежащем управлении.

Вот лишь несколько примеров, иллюстрирующих эту проблему:

В феврале 2021 года журналистское расследование Озодлика, узбекской службы Радио Свободная Европа/Радио Свобода (РСЕ/РС), показало, что в горном районе Ташкентской области была тайно построена резиденция президента Шавазсай. Строительство этого роскошного объекта, включающего четыре вертолетные площадки и водохранилище, началось сразу после вступления Шавката Мирзиёева в должность президента. Общая стоимость строительства резиденции оценивается примерно в один миллиард долларов США. Однако никакой общедоступной информации, связанной со строительством этого объекта, правительство не предоставило, несмотря на свои обязательства следовать стандартам прозрачности при расходовании государственных финансов, что может свидетельствовать о нецелевом использовании этих средств и конфликте интересов.

Другой случай – Сардобское Водохранилище в Сырдарьинской области, которое также было построено тайно, в отсутствие общественного контроля при нынешнем президенте Шавкате Мирзиёеве, когда он занимал пост премьер-министра при покойном президенте Каримове. В открытом доступе почти нет официальных документов, связанных с водохранилищем. Только после прорыва плотины 1 мая 2020 года, когда было затоплено 22 села в трех районах страны, а также в соседнем Казахстане, в результате чего пришлось эвакуировать около 60 000 жителей и было разрушено бесчисленное количество домов и имущества, многие узнали о его существовании. Информация, просочившаяся в прессу после инцидента, показала, что на его строительство было потрачено 404 миллиона долларов и что не было проведено никаких публичных тендеров для распределения выгодных контрактов. Последние были распределены между родственниками чиновников, которые руководили проектом, его планированием и реализацией. В рамках уголовного дела, возбужденного Генеральной Прокуратурой, не были привлечены к ответственности высокопоставленные чиновники, которые принимали решения, контролировали проект и отвечали за его общую реализацию. Вместо этого были привлечены к судебному разбирательству и осуждены чиновники среднего и низшего звена. Сам процесс проходил за закрытыми дверями под предлогом конфиденциальности материалов расследования, хотя водохранилище не относится к категории, имеющей важное значение для безопасности или обороны. Судя по всему, целью закрытого процесса было сокрытие информации, которая могла бы скомпрометировать высокопоставленных чиновников, отвечавших за проект, в первую очередь заместителя премьер-министра Ачилбая Раматова и председателя государственной корпорации Узбекгидроэнерго Абдугани Сангинова, близких соратников президента Мирзиёева.

Третий случай – это контракт, подписанный в апреле 2020 года между государственной акционерной компанией Худудгазтаъминот (организация по поставке газа населению – ред.) и компанией Texnopark, LTD на производство 3,5 миллионов смарт-счетчиков газа и перевод домохозяйств на автоматизированную систему учета газа. В то время как Texnopark принадлежит Ташкентской городской администрации, газовые счетчики марки Osten, используемые Texnopark, принадлежат нынешнему мэру Ташкента Джахонгиру Артиходжаеву, который также поддерживает тесные отношения с президентом. Хотя формально для заключения контракта был проведен открытый тендер, в ходе его реализации были допущены грубые нарушения закона, согласно расследованию Радио Озодлик. Примечательно, что другая компания, Gas Meter LLC, которая уже специализировалась на производстве смарт-счетчиков, была исключена из тендера, в то время как Texnopark вообще не имела опыта в этой области. Согласно контракту, подписанному между правительством и Texnopark, компания не должна была гарантировать правильное функционирование счетчиков и не несла ответственности, если счетчики давали неверные данные о потреблении газа.

Наконец, UzInvestigations, исследовательское подразделение под руководством Ольстерского университета и Узбекского Форума по правам человека, опубликовало серию отчетов, документирующих серьезные доказательства коррупционной практики на высших уровнях в правительстве. Это исследование также указывает на значительное отсутствие прозрачности и требований к управлению в частном секторе. Некоторые из ключевых выводов этого исследования включают:

(1) Постоянное использование секретных указов и прямых закупок в обход открытых конкурентных тендеров.

(2) Использование непрозрачных оффшорных компаний и доверенных лиц для сокрытия бенефициарной собственности.

(3) Фальсификация тендеров в пользу политически значимых организаций.

(4) Предоставление земли, налоговых льгот и государственных инвестиций политически значимым компаниям без открытого процесса.

(5) Значительные пробелы в прозрачности, где большое количество тендеров не было задокументировано на национальном портале тендеров.

(6) Систематический отказ правительства предоставить доступ к документации на основаниях, явно нарушающих законы о свободе информации и архивировании.

(7) Существование четко выраженной точки зрения правительства, согласно которой приоритет отдается инвестициям, а не достижению соответствия требованиям ПОД/ФТ.

Это всего лишь четыре примера, взятые из недавнего прошлого, при администрации президента Мирзиёева. Это свидетельствует о том, что хотя в Узбекистане приняты некоторые законы, направленные на обеспечение прозрачности и подотчетности при распределении государственных ресурсов, на практике они не соблюдаются. Конфликты интересов на высших уровнях власти и коррупционные схемы, пронизывающие деловые операции, сохраняются. Система правосудия безмолвствует, поскольку, как и при предыдущем президенте, судьи и следователи де-факто находятся под прямым контролем высшего руководства страны.

В этих условиях возвращение активов без каких-либо условий и достаточных мер по борьбе с масштабной коррупцией было бы безответственным и явно представляло бы реальный и высокий риск повторного присвоения. Поэтому мы призываем правительство Швейцарии решительно внедрить принципы GFAR, которые оно помогло разработать, чтобы обеспечить прозрачное и ответственное возвращение похищенных активов Каримовой в Узбекистан.

С уважением,

Умида Ниязова, директор, Узбекский Форум по правам человека

Дильмира Матъякубова, активист гражданского общества

Фарида Шарифуллина, активист гражданского общества

Алишер Таксанов, бывший дипломат, политолог

Дилобар Эркинзода, активист гражданского общества

Тимур Карпов, журналист

Шахида Туляганова, кинорежиссер

Кудрат Бабаджанов, журналист

Улугбек Ашур, журналист


Соб. инф