Анора Саркорова: «Как это было – последний день полковника Мамадбокирова»

Вторник, 23 Мая 2023

Непримиримый оппонент официального Душанбе отставной полковник пограничных войск Таджикистана Мамадбокир Мамадбокиров, убитый таджикскими силовиками 22 мая 2022 года, пережил множество попыток покушений на свою жизнь.

Две последние попытки убийства были совершены в день смерти Мамадбокирова.

Утром 22 мая 2022 года был обстрелян дом полковника, расположенный в хорогском микрорайоне Бархорог.

В тот самый момент, когда Мамадбокир Мамадбокиров вышел во внутренний двор своего дома, началась стрельба. Полковнику удалось укрыться.

Последние несколько месяцев за его домом велось постоянное наблюдение с помощью разведывательных дронов.

С ноября 2021 года, после убийства бойцами спецназа ГКНБ спортсмена и гражданского активиста Гулбиддина Зиёбекова, Мамадбокиров столкнулся с беспрецедентным давлением со стороны таджикских властей, неоднократно получая угрозы.

Он почти не выходил из дома.

В феврале 2022 года прокуратура ГБАО возбудила уголовное дело против Мамадбокира Мамадбокирова, предъявив ему обвинения по трем статьям УК РТ, в частности в нанесении побоев главе областного минобразования Лутфулло Наврузова.

Областное и республиканские телеканалы транслировали пропагандистские фильмы, в которых отставного полковника и активистов гражданского общества ГБАО, называли «преступниками, бандитами, главарями преступных группировок».

Как убили полковника Мамадбокирова

22 мая 2022 года опальный полковник примерно в 17.00 вышел из дома на прогулку.

Чтобы не привлекать излишнего внимания и не подвергать опасности жизни своих близких, он категорически запретил сопровождать себя.

Он проигнорировал настойчивые просьбы своих родных и сторонников, настаивавших на дополнительных мерах предосторожности, заявив, что просто хочет пройтись по улицам своего детства.

В местечке, известном под названием Бойня, к прогуливающемуся безоружному Мамадбокирову, неожиданно подъехал пикап, из которого вышли 4 сотрудника спецслужб Таджикистана.

Они окружили полковника и без предупреждения открыли огонь на поражение.

Мамадбокир Мамадбокоров получил множественные огнестрельные ранения и скончался на месте.

Он был доставлен в больницу, где врачи констатировали смерть полковника.

1

Мамадбокир Мамадбокиров

Свидетелями трагического инцидента стали десятки местных жителей.

Власти Таджикистана заявили о причастности к убийству неких криминальных групп. Очевидно, что признаться в совершении внесудебной казни и акте государственного террора официальный Душанбе не сможет.

Офицер спецслужб Таджикистана Мамадбокир Мамадбокиров до конца жизни оставался последовательным и непримиримым оппонентом режима, которого не удалось ни подкупить, ни напугать.

В свое время он был уволен из пограничных войск ГКНБ Таджикистана за то, что задержал крупную партию наркотиков, принадлежавшую одному из высокопоставленных таджикских чиновников.

Народный командир - Мамадбокир Мамадбокиров жил и погиб, как настоящий офицер и мужчина.

Ни шагу назад.

Текст последнего видеообращения Мамадбокира Мамадбокирова

«Саломалейкум

Я, Мамадбокир Мамадбокиров, житель города Хорог.

Вот уже 30 лет я нахожусь под давлением властей.

Не понимаю – почему?

Может быть, потому что я говорю правду, могу высказать свое мнение, пытаюсь заступиться за простых людей.

По этой причине я не нравлюсь им (таджикским властям).

Ребят не осталось. Достойных уничтожают.

Идут аресты, судебные процессы, тюремные приговоры.

Вот уже 30 лет нас не оставляют в покое.

Мы не претендуем на должность президента.

Не ищем постов и званий.

Мы просим лишь об одном - оставить нас в покое, чтобы мы мирно жили.

Но нет, ни дня без происшествия, этого посадили, того посадили, другого убили.

В 2012 году вошли в Хорог с 5 тысячами солдат. Более 24 человек из числа мирных жителей убили. Много было раненых. Много разрушений.

В 2016 году среди белого дня убили троих молодых ребят.

И никто не ответил за эти преступления.

Ни у кого не болит сердце за нас.

О, мой многострадальный Бадахшан! О, мой обездоленный край!

Мы похожи на индейцев, живущих в резервациях.

Мы безоружны. Нас лишили слова. Нас лишили возможностей, ресурсов, шансов.

Мы - не враги. Мы не предавали ни государство, ни президента. Вообще никого никогда.

Но нас не оставляют в покое на своей земле.

Вы безжалостны. Вы те, кто плоскогубцами вырывали ногти. Но не может таджик быть настолько диким и жестоким.

Мы неоднократно обращались к президенту. В ответ – тишина. Совсем ничего. Нет ответа. Взгляните на нас, хотя бы раз, чтобы увидеть, что происходит.

Я работал. Много и без устали. Дослужился до звания полковника. Был командиром части в Мургабе. У нас была образцовая военная часть пограничных войск.

В Мургабе много всего сделали. Открыли дорогу Каракорум - Кульма (таджикско-китайская граница).

Но как только мы выполнили самую сложную часть работы, нас объявили врагами. Меня отправили в отставку.

Объясню причины отставки.

Я участвовал в задержании крупной партии наркотиков - 736 кг героина, принадлежащего тогдашнему председателю области (Алимамад Ниезмамадов – глава хукумата (администрации – ред.) ГБАО 1994-2006 г.).

В чем моя вина? В том, что я честно выполнял свои должностные обязанности, честно служил Родине?

Но меня отправили в отставку.

Вместо того, чтобы наградить орденом Спитамена или дать звание генерала, меня объявили врагом, за пресечение контрабанды наркотиков.

Вот в чем заключалась моя вина.

Жить стало невмоготу.

Не знаю, что они еще хотят от нас. Сейчас взялись за меня конкретно. Требуют, чтобы я сдался.

Но почему я должен сдаваться?

Что я сделал?

Я не совершал преступления, никогда состоял ни в одной криминальной или запрещенной группе, вроде ИГИЛ.

Я защищал простой народ.

Председатель области (Алишер Мирзонаботов) испытывает личную неприязнь ко мне.

Он служил под моим командованием в Мургабе.

Я очень многое знаю про него. Про факт изнасилования, которое было совершено им.

Теперь он стал председателем области и вцепился в меня мертвой хваткой. Он не хочет, чтобы я жил.

Почему я не должен жить? Кто решает – жить мне или нет?

Я - законопослушный гражданин. Я даже ни одного правила дорожного движения не нарушил.

Да, я защищаю права своего народа. Не позволяю творить беззакония и произвола, преследования ни в чем неповинных людей.

Они [власти] - террористы. Убийцы - тоже они.

Молодых людей убили. И теперь свою вину хотят переложить на нас. Нас же хотят выставить виноватыми.

Преступление совершили они, отвечать должны они, но обвиняют нас.

Вцепились в меня. Нашли крайнего, Бокира.

Но нет, так дело не пойдет.

У меня никогда не было никаких проблем с уроженцами Ванчского и Дарвазского районов.

Уважаю жителей этих районов.

На днях один дал интервью (начальник Управления образования области Лутфулло Наврузов).

Объявил меня террористом.

Честно говоря, я незнаком с ним.

Он меня не знает.

Лично мы никогда не пересекались.

Но он назвал меня террористом.

Он (Лутфулло Наврузов) - сам террорист, потому что который месяц терроризирует бедных учителей.

Заставляет их выступать по телевидению, давать интервью и лжесвидетельствовать.

Я попросил его не поступать так.

Заниматься своим делом – просвещать людей, а не лезть в политику.

Но нет. Он не останавливается. Берется за дело с еще большим рвением. Учителям житья не стало.

Председатель области (Алишер Мирзонаботов) сам не понимает, что делает.

Мы загнаны в угол, пытаемся найти выход из создавшегося положения.

Был еще один в управлении образования. Тоже из Ванчского района. Мы приняли его, поддержали, всячески помогали. А он отъездом собрал даже посуду, в которой ему еду люди приносили, и уехал.

Затем нас же назвал террористами. Как некрасиво и не по-мужски плевать в колодец, из которого пил.

Нет, и никогда не было проблем у меня ни с жителями Ванча, ни Дарваза. Много раз гостил у них. Ели и пили с одного дастархана. Хлеб вместе преломляли. Нет никаких разногласий и претензий.

Что сейчас происходит? Идет информационная война. Из меня пытаются сделать какого-то демона.

Нас убивают, называют террористами, преследуют, но нам не позволено говорить, отвечать, защищать себя.

Мы должны молчать.

Нет, так не пойдет. Я не согласен.

Никогда мы не отдадим и не откажемся от своей автономии.

Приходите.

Я готов.

Я здесь.

Убивайте меня.

Мы никогда не склоним свои головы.

Никогда. Слышите никогда.

У председателя ГБАО (Алишера Мирзонаботова) личная неприязнь ко мне. Я его выгнал с заставы.

Алишер Мирзонаботов, я выгнал тебя, и ты знаешь причину.

Сейчас ты стал председателем и преследуешь меня?

Кто ты такой? Ты – лейтенант. Ты - был старшим лейтенантом для меня, таким и останешься.

Свой генеральский чин оставь при себе. Знай свое место. Ты еще ребенок.

Чего ты от меня хочешь?

Ты - то сам помнишь, что ты натворил и за что тебя прогнали. И почему я перестал уважать тебя.

Я никогда тебя не приму и не признаю. Вот так и только так.

Делай все, что ты хочешь. Я готов.

Приходите и убейте нас всех.

Столько спецназовцев привезли.

Что мы сделали? Мы предали свою страну? Что мы были в ИГИЛ (запрещена в РТ)?

Называете нас террористами.

Додихудо Эркаев назвал меня террористом. Не стыдно обвинять невиновных людей. Не твой ли сын воюет в рядах ИГИЛ? Лицемер.

В ИГИЛ нет ни одного уроженца Рушанского и Шугнанского районов.

Но в рядах ИГИЛ воюют 58 уроженцев Ванчского района, 5-7 человек из Дарваза. (То есть, не из Горно-Бадахшанской автономной области, а их других районов Таджикистана – ред.)

Так, кто террорист? Террористы вы. Я не имею в виду народ.

Я отвечаю тем, кто нас называет террористами.

Стянули в регион военные подразделения против нас. Лучше охраняйте границу.

Оставьте нас в покое.

Я никогда не предавал и не предам свой народ.

Сколько бы жизней у меня не было я готов ими пожертвовать ради своего народа.

Обращаюсь к жителям своей родины. Не верьте пропаганде.

Не верьте этим интервью. Это ТВ (ТВ Бадахшон) невозможно смотреть.

У нас дети начали болеть после просмотра ваших эфиров.

Вас перестали смотреть. Вам не стыдно?

Бесстыдством называется всё то, что вы делаете.

В Бархорог стянули дополнительную военную силу. Мой район, который я называю многострадальным, окружен.

Народ доведен до отчаяния. Давайте объединимся. И пусть делают что хотят.

Сегодняшняя ночь - судьбоносная.

Сегодня ночью должно случится что-то.

Сегодня, возможно, всё решится.

Но и мы готовы. Да, мы безоружны.

Но мы камнями будем защищаться.

Сунетесь – получите.

Алишер Мирзонаботов, твое место в тюрьме, где ты должен отбывать наказание за изнасилование и за многие другие преступления.

Неплохой офицер вроде бы был.

Да и учиться тебя отправили мы по 30-процентной квоте от оппозиции.

Благодаря нам ты отучился в пограничном училище, в Академии генштаба.

Тебя должен судить Международный Гаагский трибунал за преступления против человечества.

Ты всё понял.

Спокойной ночи.

Честь имею»

Убийство Хурсанда Давлатмамадова

22 мая 2022 года, в день убийства отставного полковника пограничных войск Таджикистана Мамадбокира Мамадбокирова, силовиками был застрелен еще один житель Хорога - Хурсанд Давлатмамадов (1988 года рождения).

ГКНБ Таджикистана с ноября 2021 года по май 2022 года предпринял несколько неудачных попыток покушения на жизнь Мамадбокирова.

Учитывая сложившуюся ситуацию жители Хорога были вынуждены организовать круглосуточную посменную охрану полковника. 34-летний Хурсанд Давлатмамадов был одним из таких добровольцев, охранявших Мамадбокирова.

22 мая 2022 года Хурсанд Давлатмамадов не дежурил у дома убитого полковника. Он оказался на месте совершения убийства совершенно случайно. Он стал свидетелем покушения.

Увидев подъехавшую машину, людей, открывших огонь, Хурсанд Давлатмамадов подбежал к упавшему на землю и истекавшему кровью Мамадбокиру Мамадбокирову, и, закрыв его своим телом, попытался спасти ему жизнь.

Бойцы спецназа ГКНБ Таджикистана подошли к раненным и произвели ещё несколько контрольных выстрелов, затем удостоверившись, что оба человека мертвы, сели в машину и уехали.

Мамадбокир Мамадбокиров и Хурсанд Давлатмамадов скончались на месте. Ещё один охранник отставного полковника был тяжело ранен.

2

Хурсанд Давлатмамадов

Источник

Статьи по теме:

Убийства в Рушане 18-19 мая 2022 года – история в лицах

Власти Таджикистана объявили о начале «антитеррористической операции» в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО)


Анора Саркорова, журналист из Таджикистана