Алишер Таксанов: «Рустика прокатят снова»

Четверг, 30 Ноября 2023

Арест в аэропорту Гонконга узбекского певца Рустама Мадумарова, входившего в ОПГ Гульнары Каримовой, свидетельствует о том, что идея защиты дочери Ислама Каримова от преследования на Западе может не сработать. Известно, что Мадумаров отсидел некоторое время в узбекской тюрьме по приговору Военного трибунала (вот это у меня до сих пор вызывает недоумение - как гражданское лицо может отвечать перед военным судом?).

Теоретически он не может дважды отвечать за совершенные преступления, и поэтому был легкомысленным, купив билет в другую страну.

Точно так же думали чиновники узбекского правительства, предложившему Исламу Каримову механизм защиты его дочери. Вы думаете, что осудил он Гульнару из-за соблюдения социальной справедливости, законности и моральных принципов, мол, даже любимица правителя не уйдет от возмездия, и отец бывает суров? Как бы не так. Идея была проста, исходя из формулировки «дважды за одно и то же преступление не судят и не сажают». Поэтому Гульнаре назначили те уголовные статьи, которые близки к обвинению её в Швейцарии, Франции, США и других странах. Однако статьи УК Узбекистана, по которым «прокатили» узбекскую «принцессу», считаются тяжкими, и там минимум светило 15 лет лишения свободы. Гульнару в 2015 году приговорили к 5 годам ОГРАНИЧЕНИЯ свободы, то есть посадили под домашний арест. А это большая разница.

После «отбытия» срока Гульнара могла свободно передвигаться по миру, так как исполнила наказание суда. Между тем, в этом и был просчет. Национальные законы Швейцарии или США не признают судебные решения Узбекистана, так как между государствами не существует соответствующих договоров, а значит, Гульнару всё равно могли арестовать и привлечь снова к суду. Так и получилось с Рустамом Мадумаровым, которого взяли теплым прямо на контрольно-пропускном пункте Китая.

Кстати, если о других членах ОПГ и была информация относительно решения суда, то про него ничто и нигде не было сказано. Так, «Нуриддина Содикова (Нурика) приговорили к 20 годам, Олега Свиридова - к 17 годам и 3 месяцам, А. Эргашева - к 18 годам и 1 месяцу, Ш. Сабирова - к 17 годам и 1 месяцу лишения свободы, Гаяне Авакьян - к 5 годам 3 месяцам и 21 дню лишения свободы условно с испытательным сроком на три года. Ж. Абдурахманов и Б. Тешабаев освобождены от ответственности за преступления из-за истечения срока давности привлечения к ответственности» (Фергана.Ру).

Что это означает? Что Рустам будет отбывать теперь новый срок по обвинениям, которые ему предъявят китайские прокуроры. И вряд ли они вернут Рустама обратно. И здесь всплывает другой факт, связанный с активами Гульнары Каримовой и её ОПГ. Если бы была создана официальная процедура возврата денег в рамках соглашений правительств, исполнились бы решения судов и всяких инстанций, то эти деньги очутились в бюджете Узбекистана. А так была совершена попытка нелегального, нетранспарентного трансферта в другие частные счета, минуя властные инстанции, а это уже коррупция, к которому китайское правосудие нетерпимо.

Так что Шавкат Мирзияев и те, кто исполнил бездарно эту операцию, просчитались. Деньги не вернут, а Мадумаров сядет, предварительно выложив кучу полезной информации. А Гульнару не забыли в Европе, двери прокуратуры для неё всегда распахнуты.

1

Источник

Статьи по теме:

Алишер Таксанов: «Ташкент снова облажался»

Гульнару Каримову в обмен на доступ к ее счетам в Гонконге перевели из колонии под домашний арест, – «Озодлик»

Алишер Таксанов: «Руководство СГБ намерено прикарманить активы Гугуши»

Озодлик: «Провалившаяся операция СГБ – «гонца», отправленного за деньгами Гульнары Каримовой, арестовали в Гонконге»


Алишер Таксанов, публицист