Алишер Таксанов: «Первая степень коррупции»

Суббота, 05 Июня 2021

Итак, прочитал мнение директора Антикоррупционного агентства Акмала Бурханова о внедрении системы декларирования доходов и имущества госслужащих, и у меня возникло сомнение, что он действительно борется с политическим злом. «Главный борец с мздоимством» задался вопросом: «Чьи имущество и доходы должны быть декларированы? Когда мы знакомились с международным опытом, то увидели, как в некоторых странах указаны только сам госслужащий и его супруга, в других странах - дети тоже. Сейчас от многих поступают предложения, чтобы включили тестя и тёщу, деверя, до такой степени». Комментируя это, А.Бурханов сделал несколько странное заявление: «Есть и честные люди. К примеру, почему честные люди должны раскрывать собственность, которая предназначена зятю или тестю?». 

Не знаю, опыт чьих стран рассматривал глава узбекского антикоррупционного ведомства, но, похоже, он не понимает сути декларации доходов. Декларировать своё финансовое состояние обязан любой человек, достигший совершеннолетия, независимо от того, работает он или нет. Он просто показывает, на какие средства он живёт, легализует свое экономическое положение. В Швейцарии для этого он предоставляет справки, квитанции, указывает, кто всё это уплачивает. Это могут быть специализированные фонды или родители, социал (государственная служба) или меценаты и т.д., а также собственные доходы (разовая, сезонная или постоянная работа), денежные переводы из-за границы, рента. Человеку нет смысла скрывать, так как налоговая недобросовестность может серьёзно отразится на карьере или перспективах, поиске работы и прочем. К примеру, моя вторая дочь живёт в другом кантоне, учится на Высших курсах медсестёр, и её доходов (зарплата плюс стипендия) недостаточно для покрытия своих расходов (жильё, страховка, транспорт, пропитание и пр.), поэтому она прикладывает к финансовому отчёту квитанции оплаты счетов от имени родителей (то есть, отец и мать декларируют, что оказывают поддержку). И тогда вся её экономическая составляющая становится видимой для проверки. Это же делаем и мы, её родители, что в итоге снижает у нас налоговую нагрузку. То есть, прозрачность выгодна всем.

Швейцарцы не делят декларации на госслужащих и не госслужащих - предоставляют сведения все, включая министров и пенсионеров, каждый обязан показать, какие источники для жизни у него существуют. Непонятно, почему в Узбекистане обычные люди сдавали сведения в налоговую, а сотрудники силовых структур, депутаты и министры - нет? В чём их приоритет или льгота? Почему государство освободило их от этой обязанности? Это и есть первая ступень коррупции, причём основанная на законе.

В Швейцарии если человек женат, то декларация подаётся вместе с супругой - семейная декларация, и учитывется их общий доход и расход. В документе указывается всё: и наличие собственности и счетов (дома, транспорт, зарубежные вклады), и страховки, и проценты с банка, страховки и акций, и заработная плата, и денежные переводы, и наличие иждевенцев (детей, родителей, инвалидов). По перекрёстным проверкам устанавливаются доходы родственников, и можно узнать, где баланс нарушен. Тогда требуются доказательства чистоты финансового пространства. Процедура простая, никто не выражает подозрительность, просто требуют разъяснения. Вот если уж нет доказательств официального происхождения денег, то тогда уже начинается следствие. Например, нелегальная работа («шварцарбайт») у нас запрещена, и за это могут оштрафовать, вплоть до уголовной ответственности.

Фраза господина Бурханова о том, что «честные граждане не должны раскрывать сведения о собственности, предназначенной зятю или тёще», больше свидетельствует о желании предоставить лазейку для коррупционеров. А почему зять или сам госслужащий должны скрывать это от налогового контроля? Если куплено или подарено имущество на официальные доходы, то и боятся нечего. Самое интересное, что А.Бурханов изначально определяет скрывающих от контроля персон как «честных», и поэтому с них спрашивать незачем. То есть, по определению они – «святые» от коррупции.

Да, частная собственность неприкосновена, но должна быть легальной. Лишение собственности должно осуществляться только через судебный вердикт, а не по прихоти чиновника из МВД или прокуратуры. Но для справедливости и защиты прав сама судебная инстанция должна быть независимой и неподкупной.

Глава антикоррупционеров также говорит о наличии политической воли. Сомневаюсь в наличии этой воли, в противном случае система давно работала бы как отлаженный механизм. Пусть не совсем хорошо отлаженный, но всё же механизм был бы запущен, а по ходу его функционирования можно было бы улучшать настройки, совершенствовать отдельные схемы. Сейчас же всё растягивается во времени, ждут закона...

А в парламенте, где засилье представителей исполнительной власти, начнут затягивать процесс принятия закона, потому что никто из них не хочет себя подставлять.

1

Источник


Алишер Таксанов, публицист


Комментарии  

#1 Сирожиддин Камалов 06.06.2021 19:03
Даже "золотые" антикоррупционные законы в стране не будут работать, как не работают другие законы.Так что в первую очередь надо ставить вопрос об ответственности за нарушения законов вообще и уже в этом поле рассматривать антикоррпционное законодательство.
Цитировать