Новости

Все новости >>

Бахадыр Мусаев – социолог, кандидат наук в области философии. Родился в 1944 в Андижане, детство и юность провел в Фергане. В 1968 году закончил философский факультет Московского государственного университета (МГУ), учился на аспирантуре в институте философии АН СССР. Шесть лет проработал в институте Стратегических и межрегиональных исследований при президенте Узбекистана – сначала в должности старшего, а потом ведущего аналитика. Разведен, имеет двух детей – сына и дочь (известная певица Шахзода). 

Это процесс, описанный журналистами, присутствующими на судебных заседаниях. Нескольких из них мы попросили поделиться своими впечатлениями. Фамилии их мы намеренно опускаем, поскольку это может обернуться для них различного рода неприятностями, в том числе лишением аккредитации. 

Впервые версия о том, что к андижанским событиям причастны чеченские террористы, прозвучала в начале июня. Достоинство ее заключалось в том, что она, позволяя не углубляться в истинные причины вспышки насилия в провинциальном узбекском городе, самым исчерпывающим образом всё объясняла: к чему, мол, выискивать какие-то иные причины, если во всем виноваты чеченцы? Разве можно от них ожидать чего-то другого?..

Сложная история межнационального и межгосударственного размежевания Центральной Азии породила немало анклавов – участков земли, принадлежащих одной республике, но расположенных на территории соседней. В этой связи достаточно упомянуть узбекские анклавы в Киргизии - Сох и Шахимардан. На земле Узбекистана тоже имеется небольшой островок иностранной территории. Это таджикский анклав Сарвак, компактно разместившийся в Папском районе Наманганской области. 

Завтра – два месяца со дня «андижанских событий». Слишком много в этой истории осталось неясного, несмотря на громкие заявления, звучащие с высоких трибун международных саммитов и из уст «информированных» политологов и «экспертов». Больше всего не хотелось бы, чтобы правда о происшедшем постепенно растворилась под грудой неточностей и откровенной лжи. Мы намерены возвращаться к теме пятницы, 13 мая постоянно. Мы готовы предоставить слово всем, кто был в Андижане и видел все своими глазами. По отдельным фрагментам тех дней можно прояснить всю картину в целом, и попытаться понять: что же там все-таки произошло?.. Сегодня мы публикуем некоторые ранее неизвестные подробности. Рассказывает собственный корреспондент агентства «Фергана.Ру» Алексей Волосевич, оказавшийся в Андижане за день до известных событий и пробывший там почти две недели. Рассказ журналиста сопровождают ссылки на его сообщения для «Ферганы.Ру» и других СМИ. 

Эти истории записывались в Андижане в течение двух недель, начиная с 16 мая. Местные жители еще пребывали в шоке от пережитого, многие из них не успели похоронить своих близких - их тела просто невозможно было найти. 

Восемнадцатого декабря узбекские власти приняли одно из самых одиозных своих решений. В этот день в кабинете министров состоялось совещание под председательством премьер-министра Узбекистана Шовката Мирзиеева. Итогом его стал документ, где говорится о том, что «в целях обеспечения безопасности жителей приграничных районов Ташкентской области, а также города Ташкента, создания условий для нормальной работы органов охраны границы и внутренних дел» несколько дачных поселков, находящихся в непосредственной близости от границы с Казахстаном, должны быть стерты с лица земли. На выполнение этого решения власти отвели ни много, ни мало - сорок четыре дня. К первому февраля на месте благоустроенных дачных поселков, насчитывающих в общей сложности почти две тысячи домов, должна оставаться лишь голая степь. 

На протяжении всех 60-80-х годов этот шахтерский поселок, расположенный в нескольких десятках километров от Ташкента, шокировал столичных обывателей невероятным изобилием вещей и продуктов, свободно продающихся в местных магазинах. В эпоху всеобщего дефицита это не только раздражало, но и внушало надежду: скоро так будет повсюду. 

Первого ноября в Коканде произошли массовые народные волнения. Взбешенные начавшимися с утра повальными конфискациями товаров, рыночные торговцы избили налоговых инспекторов, взломали склад, и вернули себе отобранные вещи. Затем они выместили свой гнев на подвернувшихся под горячую руку милиционерах, а также сожгли две машины, принадлежавшие ГАИ и милиции. В этих событиях принимали участие, по разным оценкам, от пяти до десяти тысяч человек. 

По правому берегу реки Зарафшан, от проступающей вдали горной гряды и почти до самого Самарканда, тянется своеобразный оазис - неведомо как сохранившийся до наших дней массив лесных зарослей. Это Зарафшанский государственный заповедник, самый маленький из девяти заповедников, существующих в Узбекистане.

В советское время «непроходными» считались статьи, в которых были: 1) пессимизм; 2) очернительство; 3) тайные стрелы. Зато теперь в Узбекистане тем, неприкасаемых для СМИ, нет вообще. Пиши и публикуй все, что хочешь… 

Слово «заграница» неясным образом волнует душу. Еще с советских времен так обозначалось не столько географическое пространство, сколько мираж: место, где есть все и где можно делать все, что хочешь. Попадая туда, люди сбрасывают кожу: затариваются джинсами, эротическими журналами, жвачкой и предаются оргии полнейшего забивания на идеологические принципы. 

Тридцатого марта в 8 утра на посту ГАИ при въезде в Ташкент со стороны поселка Ялангач Кибрайского района взорвалась легковая машина «Тико», начиненная взрывчаткой. Вслед за этим раненая женщина попыталась сесть в рейсовый автобус № 101, но не успела, автобус уехал. Тогда она взорвала себя. С этих событий в Ташкенте началась вторая волна терактов и перестрелок.

Узбекское правительство приняло решение истребить афганских скворцов. Согласно недавно изданному распоряжению, в ближайшее время предполагается «изъять из природы», то есть, попросту говоря, перестрелять 952 тысячи птиц особи «майна». Подготовка к отстрелу ведется полным ходом.

Наверняка многие из ташкентцев проезжали через Чирчик, когда выбирались на отдых в горы или на берег Чарвакского моря. Главная улица оставляет прекрасное впечатление, которое подсознательно переносится на весь город. Основные эпитеты – «тихий», «зеленый» и «европейский». Чирчик чем-то напоминает типично курортный приморский городок. И это несмотря на то, что в действительности он самый что ни на есть промышленно-пролетарский – столп и опора промышленности, город химиков и энергетиков. Да еще военных. Чирчикское танковое училище некогда считалось третьим по значимости во всем Советском Союзе.

Мнения

Перейти к архиву >>