Новости

Все новости >>

Несколько лет назад AsiaTerra посвятила серию статей тому, как в 2015-2017 годах в Узбекистане по указанию правительства проводилась тайная кампания по отъему квартир граждан под видом «борьбы с притонами разврата», ради их передачи в собственность МВД. В одной из публикаций рассказывалось как у членов одной семьи в Ташкенте отобрали три квартиры; две из них впоследствии были возвращены. Третью, изъятую по той же схеме, её владелице, Елене Бессмертной, пришлось отстаивать долгих четыре года. В конце концов она смогла восстановить свои права на недвижимость, хотя это и стоило ей изрядно потрепанных нервов. Елена понесла и крупные финансовые убытки – ведь квартира была официально зарегистрирована в качестве мини-гостиницы и все эти годы простаивала впустую.

Универсальный периодический обзор (УПО) – это механизм Совета по правам человека ООН, в рамках которого раз в четыре года проводятся регулярные обзоры выполнения 193 государствами-членами ООН обязательств и обязанностей в области прав человека.

В конце августа в Кыргызстане, во время конноспортивных состязаний произошли беспорядки, сопровождаемые насилием на межрегиональной основе; при благоприятных для этого обстоятельствах, они могли бы распространиться гораздо шире. Власти страны отреагировали достаточно быстро и предприняли необходимые меры, чтобы этого не произошло; участники беспорядков и избиений были задержаны, против них заведены дела.

Пока узбекистанские СМИ, в той или иной мере связанные с государством, наперебой превозносят «реформы», будто бы проводящиеся в стране под руководством её второго бессменного президента, для расправ с недовольными, осмелившимися облечь это самое недовольство в слова, по-прежнему используется один из наихудших методов советского времени, а именно карательная психиатрия. За последние годы стало известно, как минимум, о четырех подтвержденных, задокументированных случаях.

После прошлогоднего визита в Таджикистан специальной докладчицы ООН по вопросу о положении правозащитников Мэри Лоулор (Mary Lawlor) прошло семь месяцев. Полный отчет об этой поездке позже будет представлен в Совет по правам человека. В интервью нашему изданию спецдокладчица рассказала о сегодняшнем положении правозащитников в Таджикистане, о том, какие меры предлагаются для улучшения ситуации, и о реакции на эти рекомендации правительства Таджикистана.

Выборы президента – безусловно главное событие в любой стране, тем более, если это выборы внеплановые, внеочередные. Как же освещали неожиданную президентскую кампанию в период с 8 мая, когда о ней было публично объявлено, по 14 июля, когда состоялась церемония очередного вступления Шавката Мирзиёева в президентскую должность, узбекистанские СМИ и блогеры – те, кому, по идее, надлежит правдиво и объективно информировать сограждан о происходящем? Об этом – в нашей статье.

Узбекистанские СМИ вот уже несколько месяцев распространяются о чем угодно, но только не о самом главном: что в Конституции страны содержится статья, запрещающая Шавкату Мирзиёева принимать участие в президентских выборах в третий раз. Некоторые, правда, сообщили о постановлении Конституционного суда, разрешившего ему снова принять участие в президентских выборах, но, похоже, никто из журналистов не дал себе труда внимательно вчитаться в текст этого документа, содержащего обоснование претензий президента Узбекистана на новый срок: упоминаемого всеми «обнуления» не было. Мирзиёев пошел на выборы просто игнорируя Основной закон.

В ходе завершающейся в Узбекистане избирательной кампании почти не скрывается, что внеочередные президентские выборы задуманы только для «обнуления» двух президентских сроков Шавката Мирзиёева и предоставления ему возможности избираться снова, теперь уже дважды по 7 лет, учитывая, что продолжительность пребывания главы государства у власти увеличивается на 2 года.

2 июля, в годовщину кровавого подавления протестов в Каракалпакстане, вышел 39-страничный отчет о погибших и раненых во время тех событий, составленный экспертом правозащитного центра «Мемориал» Виталием Пономарёвым. В нем впервые приводятся не только неофициальные, но и официальные списки погибших и раненых в Каракалпакстане, которые власти Узбекистана продолжают замалчивать. Ввиду высокой общественной значимости, публикуем текст этого доклада целиком.

60-летняя Шохида Саломова, автор и администратор телеграм-канала «Патанатомия страны Уз» и ютуб-канала «Шахина Саломова», имеющего более шести тысяч подписчиков, уже шесть с половиной месяцев содержится в психбольнице, куда её поместили вскоре после ареста в конце прошлого года. Растиражированные недавно в соцсетях фотографии с подписями, что, мол, она уже дома, оказались неправдой: их сделали во время ее посещения родственники, а затем они были кем-то использованы, чтобы ввести людей в заблуждение. В отличие от обычных заключенных, срок пребывания в психушке не установлен, то есть власти могут держать там блогершу сколько пожелают. Или, по крайней мере, пока она не пообещает «исправиться», то есть отказаться от какой бы то ни было критики в их адрес.

Виталий Пономарев, эксперт Центра защиты прав человека «Мемориал», обнародовал протокол допроса бывшего председателя Жокаргы Кенеса (парламента) Республики Каракалпакстан Мурата Камалова по делу «О волнениях в Каракалпакстане 1-2 июля 2022 года». В предуведомлении отмечается, что его показания не во всем правдивы, и по некоторым важным моментам расходятся с показаниями и Даулетмурата Таджимуратова, возглавившего протесты против отмены суверенного статуса Каракалпакстана, и нынешнего «начальника» этой республики. Добавим от себя, что по своей стилистике состоявшийся диалог напоминает оправдания полицая перед оккупационными властями из-за того, что он плохо справился с разгоном соплеменников, посмевших выразить неудовольствие по поводу лишения их ряда прав.

Закрытие в начале июня сразу нескольких блогерских телеграм-каналов, рассказывавших о жизни в Кашкадарьинской области Узбекистана, как мы и предполагали, оказалось принудительным. Судя по происходящему, их авторы были поставлены милицейской верхушкой региона, действующей в сговоре с судьями, перед простым выбором: прекращение деятельности либо уголовное дело. Неудивительно, что в отсутствие хотя бы минимальной правовой защиты они свой выбор сделали сразу.

На фоне объявленной в Узбекистане кампании по досрочным выборам президента, в ходе которой нынешний руководитель страны, «не замечая» конституционного запрета, намерен переизбрать себя в третий раз, все «кандидаты» вот-вот начнут обещать электорату очередные «масштабные реформы», золотые горы и кисельные берега.

Время летит быстро, 18 мая исполняется год с момента кровавого подавления таджикскими силовиками протестов жителей Вамара, административного центра Рушанского района Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) в составе Таджикистана. Днем ранее вамарцы попытались не пропустить в Хорог военную колонну, направлявшуюся в столицу автономии для разгона митинга, участники которого требовали отставки главы ГБАО Алишера Мирзонабота и мэра города Ризо Назарзоды, снятия всех блокпостов, справедливого расследования убийств трех человек, застреленных военными за несколько месяцев до этого, прекращения преследований памирцев и освобождения задержанных и осужденных активистов.

Досрочные выборы президента Узбекистана назначены на 9 июля 2023 года; соответствующий указ 8 мая подписал Шавкат Мирзиёев. В то же время 106-я я статья Конституции гласит: «Одно и то же лицо не может быть Президентом Республики Узбекистан более двух сроков подряд», причем она не увязывает ограничение количества президентских сроков одного человека с внесением того или иного количества поправок в Основной закон или в какой-нибудь другой законодательный акт. Статья 106 совершенно конкретна и не подразумевает никаких других толкований: ТОЛЬКО ДВА СРОКА, и всё.

Официально пыток в Узбекистане нет, об этом заявляют представители власти, это подтверждает уполномоченная Олий Мажлиса по правам человека (омбудсмен) Феруза Эшматова. На деле же в правозащитные организации продолжают обращаться не просто избитые люди, но подвергающиеся изощренным издевательствам ради получения признательных показаний, причем, что интересно, - состоятельные предприниматели (похоже, за этим кроются попытки отъема их бизнеса). В конце апреля в общество прав человека Узбекистана «Эзгулик» («Благодеяние, доброе дело») обратились сразу двое: один рассказал о том, что произошло после задержания его брата, другой, адвокат, – его подзащитного.

Назначение нового градоначальника Ташкента Шавката Умурзакова, пока что временного, состоявшееся 23 марта, не вызвало особого интереса у горожан, очевидно вполне удовлетворённых снятием с этой должности Джахонгира Артыкходжаева, ставшего символом наглой и безнаказанной коррупции. И.о. хокима (главы администрации) столицы стал 44-летний Шавкат Умурзаков, с 2013 по 2018 года возглавлявший Управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией при Генеральной прокуратуре (результаты его работы очевидны), затем поочередно побывавший председателем правления компании «Узавтосаноат» («Узавтопром») и президентом Федерации гимнастики Узбекистана. Казалось бы, приземление Умурзакова в кресле мэра Ташкента, города с населением в три миллиона человек, центра культуры и экономики страны, должно было широко обсуждаться, но этого не произошло. Выбирать управляющего городским хозяйством жителям столицы не разрешается, так что у них нет ощущения своей сопричастности к смене её руководителя. В отношении возможности выборов местной власти они, как и все остальные узбекистанцы, поражены в правах. И происходит это по очевидным причинам.

В ноябре 2023 года произойдет так называемое «избрание» председателя Палаты адвокатов страны, т.к. срок его «правления» истекает в конце этого года. На самом деле, ввиду особенностей действующего законодательства, это совсем не избрание; во-всяком случае, пока в соответствующем законе имеется положение «по представлению Министерства юстиции». Благодаря этому положению несколько лет назад в кресле председателя Палаты адвокатов оказался человек, не избранный в полном смысле этого слова адвокатским сообществом, мало кому известный и не отличившийся в правовой защите граждан, зато сравнительно недавно занимавший одну из руководящих должностей в Министерстве юстиции. Как он попал на главную должность органа управления адвокатами страны, думаю, объяснять не надо.

3 апреля в центре столицы Узбекистана, на улице Садыка Азимова (ранее Жуковского – ред.), начался незаконный, точнее, преступный снос дома Ольги Абдуллаевой, построенного много лет назад ее свекровью. Бригады рабочих под охраной милиции начали ломать здание, действуя в интересах фирмы-застройщика «Training Projeсt», претендующей на территорию дома Абдуллаевой и поддерживаемой в этом всеми без исключения судами, невзирая на какое-то там законодательство.

17 марта суд первой инстанции под председательством представителя судебной коллегии суда Каракалпакстана по уголовным делам Даулетбая Разова огласил в Бухаре приговор 39 обвиняемым из второй группы участников «нукусских событий» 1-2 июля 2022 года. По сообщению, пресс-службы Верховного суда Узбекистана, 28 человек были приговорены к заключению на 5-11 лет, 11 - к 5 годам ограничения свободы; сотрудник адвокатского бюро «Нызам устинлиги» Оралбай Досназаров (не признавший своей вины) получил самое тяжелое наказание – 11 лет.