Верховный суд Узбекистана выступил ЗА принудительные выселения граждан

Воскресенье, 09 Мая 2021

В отличие от судей Верховного суда Республики Узбекистан, мы чтим законодательство страны, а особенно статью 2022 Кодекса об административной ответственности РУз («Распространение ложной информации»). Поэтому мы не будем тут распространять ложную информацию, и обопрёмся исключительно на решения конкретно этого суда. Вероятно, пресс-службе Верховного суда не понравятся наши высказывания, и она в третий раз разразится грозным пресс-релизом в наш адрес, но мы имеем право высказать свое мнение в соответствие с положениями Конституции Республики Узбекистан, которая, впрочем, в Узбекистане не больше чем декларативное украшение в ряду остальных государственных символов.

Выселение жителей с улицы Олтинтепа

На днях в Верховном суде завершились два процесса по иску застройщика BB-Stroy на принудительное выселение из своего частного жилья Мадины Хасановой и Зои Мешалкиной, проживающих по улице Олтинтепа.

Напомним, что застройщик уже пытался выселить их в судебном порядке. Но Мирзо-Улугбекский межрайонный суд по гражданским делам отказал застройщику в иске и признал за ответчиками право собственности. Кассационная инстанция Ташкентского городского суда по гражданским делам также оставила решение районного суда без изменений (об этом здесь и здесь).

1

Однако в Верховном суде все пошло как-то необычно: рассмотрение обоих дел началось 14 апреля под председательством судьи Исраиловой. Однако на вторых заседаниях обоих процессов поменялся судья, факт его смены ничем не объяснили.

Примечательно, что в начале первого заседания Юрий Мешалкин, представлявший интересы своей матери, владелицы квартиры, попросил отвод судьи на том основании, что суд уже заранее настроен на выселение его матери. Свое предположение он построил на словах представителя МИБ (бюро принудительного исполнения решений суда – ред.) Мирзо-Улугбекского района, который во время принудительного выселения его соседки Мавжуды Маматкасымовой заявил: «Вас, оставшихся [Мадину и Юрия] мы тоже принудительно выселим через Верховный суд». Это заявление судейская коллегия Верховного Суда посчитала необоснованным, потому что сотрудник МИБа не может знать заранее, какое решение вынесет независимый узбекский суд.

Определение Верховного суда от 28 апреля с.г., копия которого у нас имеется, изобилует цифрами и суммами оценки квартиры Зои Мешалкиной, тезисами о том, что запрашиваемая компенсация в несколько раз превышает рыночную цену, цитатами из решения хокима (главы администрации) города Ташкента о резервировании земли застройщику.

Коллегия Верховного Суда не согласилась с решениями двух нижестоящих инстанций, которые отказались выселять Зою Мешалкину.

«Отказывая в удовлетворении иска [BB-stroy], суды мотивировали свои выводы тем, что соглашения между истцом и ответчиком по вопросу сноса не имеется, …уведомления, не подписанные руководителем ООО BB-stroy, не могут свидетельствовать о проведенных между сторонами соглашений, BB-stroy, предлагая сумму компенсации, исходил из [своей] оценки …, а не комиссией, как указано об этом в пункте 2 решения хокима г. Ташкента от 12.02.2019 за №225…..», - цитирует судебная коллегия Верховного суда решения нижестоящих инстанций.

Судебная коллегия отменила эти судебные акты на следующих основаниях.

Из 64 квартир, которые были расположены в 8 двухэтажках, попавших под снос, застройщик смог договориться с 61 собственником. Ответчик же, по мнению суда, «требует взамен попавшей под снос квартиры компенсацию в несколько раз превышающую её рыночную стоимость». Отметим, что действующее законодательство о сносе предписывает выплачивать компенсацию «не ниже рыночной цены», но НИКОИМ ОБРАЗОМ НЕ ОГРАНИЧИВАЕТ ПОТОЛОК КОМПЕНСАЦИИ.

Далее коллегия ВС упрекнула суд первой инстанции в том, что он якобы не принял во внимание тот факт, что на момент сноса действовало положение «О порядке возмещения убытков гражданам и юридическим лицам в связи с изъятием земельных участков для государственных и общественных нужд» за №97 от 29.05.2006. При этом суд СОВЕРШЕННО НЕ УКАЗЫВАЕТ В СВОЕМ РЕШЕНИИ, КАКИЕ ЖЕ ТАКИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ НУЖДЫ ИСПОЛНЯЕТ ЧАСТНОЕ ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ, которое просто-напросто строит коммерческий дом, квартиры в котором оно будет продавать.

Коллегия посчитала действия ответчицы, то есть, владелицы квартиры, противозаконными. Однако не уточнила, какой именно закон нарушила Зоя Мешалкина, защищая свою собственность.

2

Судебная коллегия также приняла во внимание ходатайство от жильцов, согласившихся на вариант «под котлован» взамен снесенных домов. То есть соседи, которые НИКАК НЕ УЧАСТВОВАЛИ В ПОКУПКЕ И ОБУСТРОЙСТВЕ КВАРТИРЫ ЗОИ МЕШАЛКИНОЙ, теперь требуют ее выселить. Что судебная коллегия Верховного суда и сделала. Зою Мешалкину велено выселить и выдать ей денежную компенсацию, предложенную застройщиком.

Что касается Мадины Хасановой, которую ООО BB-Stroy требует выселить, то на заседании 5 мая 2021г. судебная коллегия ВС под председательством Ж. Расулова отправила дело на новое разбирательство в городской суд.

«Самое интересное, что суд не озвучил законы, на основании которых принял это решение, заявив, что необходима оценка моей собственности. Так же судья озвучил, что в случае если я буду против или препятствовать оценке своей частной собственности это будет рассмотрено против меня. Налицо нарушение конституционных прав и свобод, а также принуждение судом частного собственника к совершению невыгодной сделки, в пользу застройщика», - говорит Мадина Хасанова.

Мадина подавала обоснованное ходатайство о прекращении этого дела на основании Гражданского-процессуального кодекса РУз, согласно которому «суд прекращает производство по делу, если дело неподведомственно суду» (ст. 124 п. 1) и «в связи с отсутствием обстоятельства, на которых истец основывает свое требование, и доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства» (ст. 189)

Что такое Республиканский центр судебной экспертизы им. Х. Сулеймановой

«Что за организация Республиканский центр судебной экспертизы им. Х. Сулеймановой при Министерстве юстиции РУз?», - задается вопросом юрист Собир Якубжанов в группе «Закон и равноправие Узбекистан».

И далее разъясняет:

«Часто в судебных решениях для уточнения каких-нибудь деталей, касающихся судебного разбирательства, прибегают к помощи экспертов, которые обладают специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, необходимые для дачи заключения.

Так вот, в судах, при определении РЫНОЧНОЙ стоимости недвижимости, суд принимает решение о получении экспертного заключения, и направляет запрос в Республиканский центр судебной экспертизы им. Х. Сулеймановой.

В Центре судебной экспертизы им. Х. Сулеймановой функционирует судебная строительно-техническая экспертиза, которая может подсчитать стоимость строительных материалов, качество использованных материалов, их количество, но никак не РЫНОЧНУЮ стоимость жилья, т.к. рыночная стоимость жилья – это не столько ТЕХНИЧЕСКАЯ составляющая жилища, сколько ЭКОНОМИЧЕСКАЯ.

В законодательстве Узбекистана предусмотрено, что в случае изъятия для государственных и общественных нужд частной собственности, выплачивается РЫНОЧНАЯ стоимость жилья, а не СЕБЕСТОИМОСТЬ этого жилья.

Рыночная стоимость жилья зависит от многих факторов – наличия инфраструктуры (детские учреждения, школа, поликлиника, наличия или отсутствие предприятий, производящих шум или загрязняющий окружающий среду и т.д.), отдаленность от остановки или базара (рынка), магазинов, аптек, отдаленность от проезжей части дороги и многое, многое другое.

В качестве примера могу привести картину К. Малевича «Черный квадрат», размером 79,5×79,5 см, где на холсте изображен обыкновенный квадрат, а картина стоит десятки миллионов долларов США.

Реальную рыночную стоимость жилья может определить агент по продаже недвижимости или экспертиза, занимающая определением именно рыночной оценки недвижимости, но никак не судебно-строительно-техническая экспертиза им. Х. Сулеймановой».

3

Комментарии юриста касательно вообще процедур выселения через суд

Инвестиционный проект не является государственной и общественной нуждой. Обратимся к статье 1-й Гражданского кодекса РУз, являющейся фундаментом гражданских отношений:

«Гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора. (…) Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они СВОБОДНЫ В УСТАНОВЛЕНИИ СВОИХ ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ НА ОСНОВЕ ДОГОВОРА и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора».

Вопрос: кто имеет право оценивать дом собственника, если собственник не желает в своем интересе его оценивать? Снова возвращаемся к Конституции РУз, ст. 27:

«Каждый имеет право на защиту от посягательств на его честь и достоинство, вмешательства в его частную жизнь, НА НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ ЕГО ЖИЛИЩА. Никто не вправе войти в жилище, производить обыск или осмотр, нарушать тайну переписки и телефонных разговоров иначе как в случае и порядке, предусмотренным законом».

Кто обеспечивает права и обязанности граждан? Читаем ответ в Конституции РУз , ст. 43:

«Государство обеспечивает права и свободы граждан, закрепленные Конституцией и законами».

В чьем лице государство обеспечивает права и обязанности граждан? Опять обращаемся к Конституции РУз, ст. 11:

«Система государственной власти РУз основывается на принципе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную».

Пункт 3 Постановления Пленума ВС РУз №14 от 24.09.2004 г. ясно излагает, что такого рода иски не подведомственны для рассмотрения судами. Это насколько надо быть безграмотными, чтобы не отменить это разбирательство на основании «ч. 1. ст. 124 Гражданско-процессуального Кодекса РУз?», - восклицает юрист Якубжанов.

4

Комментарии просто гражданина

«Я одному поражаюсь, будучи собственником жилого дома, я, например, не имею права выписать и выселить никого из собственного дома, потому что наше гуманное государство в таких случаях встаёт на защиту «обиженных» выселяемых, которые по сути не имеют на это жильё никакого права, кроме права пользования. А вот самого собственника, получается, в любой момент может выселить кто угодно через суд», - пишет один из пользователей Фейсбука.

Отметим также, что случаи, когда Верховный суд отменяет решения нижестоящих инстанций о принудительном выселении, чрезвычайно редки. Например, коллегия Верховного суда не оставила в силе решения районного и городского судов об отказе в принудительном выселении Мавжуды Маматкасымовой, что и привело к выселению с грубыми нарушениями, за которым последовало резкое ухудшение здоровья Мавжуды, а затем и её смерть.

А если даже Верховный суд и отменяет решения нижестоящих судов о принудительном выселении, то не окончательно, а всего лишь отправляет дело на повторное рассмотрение в районный суд, что и произошло с Ольгой Абдуллаевой.

Но об этом будет отдельная статья.

Статьи по теме:

Женщина, которую незаконно выселили из собственного дома, скончалась

Олтинтепа: новая попытка принудительного выселения – теперь через Верховный суд

Принудительные выселения в Узбекистане: история борьбы Ольги Абдуллаевой

Членство Узбекистана в Совете по правам человека ООН вступает в противоречие с принудительными выселениями


Фарида Шарифуллина


Комментарии  

#1 Аброр 11.05.2021 08:53
Можно попробовать обратиться в Конституционный суд (гражданам теперь дано право обращения туда) с жалобой на нарушение Конституционного права. Право "распоряжаться" своим имуществом свое волей и В СВОЕМ ИНТЕРЕСЕ(!)подразумевает право отчуждать свое имущество за такой размер возмещения, какой в интересе собственника. Принуждение к отчуждению по волеизъявлению иного лица В ТОМ ЧИСЛЕ СУДА означает прямое ЛИШЕНИЕ СОБСТВЕННИКА ПРАВА РАСПОРЯДИТЬСЯ СВОИМ ИМУЩЕСТВОМ установленного ст.53 Конституции РУз.
Вот и будет проверка того насколько Конституционный суд начнет реально работать над защитой Конституции. Также можно попробовать обратиться к президенту, каковой является ГАРАНТОМ защиты конституционных прав и как таковой может обратиться в Конституционный суд в защиту собственника.
Цитировать