Недвижимость, найденная у сына экс-генпрокурора Узбекистана в Дубае, - верхушка коррупционного айсберга

Среда, 22 Мая 2024

14 мая Центр исследования коррупции и организованной преступности (OCCRP) и издание E24 опубликовали расследование Dubai Unlocked («Раскрытый Дубай»), повествующее об иностранных владельцах недвижимости в этой стране. В длинном списке предполагаемых и явных коррупционеров и темных личностей, укрывающихся от правосудия, оказался один узбекистанец - Алишербек (Алишер) Кадыров, сын бывшего генпрокурора Узбекистана, в 2019 году приговоренного к 10 годам заключения за ряд тяжких преступлений, а в 2023-м досрочно освобожденного. Кадыров-младший, как оказалось, владеет четырьмя офисами общей стоимостью 7,97 миллиона долларов в бизнес-центре Marina Plaza, неподалеку от насыпного острова Пальма Джумейра. В Узбекистане он значится в розыске с 2018 года, по подозрению в вымогательстве и мошенничестве.

1

Так выплыла из тени часть состояния, которое сколотил его отец Рашид Кадыров (в узбекском написании - Рашитжон Кадиров) в бытность Генеральным прокурором Узбекистана, путем взяток и вымогательства у огромного количества людей.

Чиновник, хорошо знакомый с деятельностью Кадырова-старшего, в разговоре с корреспондентом радио «Озодлик» рассказывал, что тот считался одним из богатейших людей Узбекистана. Журналисты «Озодлика» смогли ознакомиться с документами латвийского реестра недвижимости, показывающими, что бывший генпрокурор и его семья владеют роскошными домами также и в этой стране.

Блюститель законности

Необходимо особо подчеркнуть: 72-летний Рашид Кадыров – не просто самый «долгоиграющий» генпрокурор времен Ислама Каримова, возглавлявший надзорное ведомство в 2000-2015 годах, – это одна из наиболее влиятельных фигур эпохи независимого Узбекистана. Он был назначен на эту должность исключительно для того, чтобы расправляться с врагами режима; взамен ему позволялось почти открыто использовать свое положение для ничем не ограниченного обогащения: заводить дела на богатых предпринимателей, сажать не слишком покладистых из них, собирать взятки за снижение сроков или закрытие дел; им была создана преступная система, при которой институт прокуратуры превратился в своеобразный «пылесос» для добычи денег.

Свою карьеру Кадыров, сын бывшего секретаря Андижанского обкома Коммунистической партии Узбекистана, а позже ставший зятем Бектоша Рахимова, крупного партийного и хозяйственного деятеля Узбекской ССР, после окончания юрфака ТашГУ начал в 1974 году с должности следователя в Андижанской областной прокуратуре. В 1975-м приступил к работе в Комитете государственной безопасности Узбекской ССР. В 1992-1994-м он уже заместитель председателя Службы национальной безопасности Узбекистана (СНБ), преемницы КГБ. 28 января 1993 года назначен заместителем Генерального прокурора Республики Узбекистан. С 2000 года три срока подряд занимал должность генпрокурора, возглавляя, таким образом, прокуратуру на протяжении 15 лет. В апреле 2015-го был снят с должности, а затем «избран» судьёй Конституционного суда, где проработал до августа 2017-го. Но эта должность, конечно, уже не предоставляла былых коррупционных возможностей.

2

Рашид Кадыров

В оппозиционном интернет-издании «Харакат» еще в 2013 году сообщалось, что Генеральный прокурор Узбекистана Рашид Кадыров, по сути, превратился в теневого главу государства. Он регулирует валютный рынок, определяет с каким счетом должна выиграть матч сборная Узбекистана по футболу, что и сколько импортировать и экспортировать, устанавливает курс сума по отношению к основным валютам. Подобная система функционирования страны привела к тому, что в системе узбекистанской прокуратуры, которая и ранее не отличалась чистотой помыслов, коррупция вышла на уровень, который может привести к деморализации общества и параличу государственной власти.

Издание утверждало, что сын генпрокурора Кадырова владеет частной адвокатской конторой «Консул», консалтинговыми фирмами, сетями магазинов класса люкс Bang&Olufsen, Choppard, Svarovski и Montblanc, а также несколькими торгово-развлекательными комплексами [Флагман] (имеется в виду – в Ташкенте и областях Узбекистана – ред.). Помимо прочего, он контролирует весьма специфический и в высшей степени прибыльный теневой рынок услуг, представляющий собой решение проблем состоятельных граждан, столкнувшихся с репрессивной прокурорской «машиной». Цена вопроса – от $200 тысяч до $20 миллионов.

По данным автора публикации, семьей Рашида Кадырова в латвийской столице приобретены несколько роскошных апартаментов в престижном Посольском районе и в Старом городе Риги. Сын генпрокурора - Алишер Кадыров – владелец дорогостоящей виллы в курортной Юрмале. При «отмывании» и выводе своих активов Кадыров-старший пользуется консультациями свата – Саидахмата Рахимова, председателя Национального банка Узбекистана (НБУ). Сын банкира Саидахрор Рахимов является супругом дочери генпрокурора – Гавхар. До недавнего времени он контролировал сеть валютообменных пунктов НБУ. Следует отдать должное генпрокурору, который в таком серьезном вопросе как брак родных детей проявил завидную дальновидность. По сведениям автора, ссылающегося на источник в Центробанке, через счета НБУ на счета в банках оффшорных зон в течение 2010-2011 годов «перекачано» около $250 миллионов, принадлежащих генпрокурору.

3

Алишербек (Алишер) Кадыров

Узбекистанские СМИ писали, что одиозный полковник СНБ Нодир Туракулов, в 2018 году арестованный и обвиненный в целом ряде особо тяжких преступлений, в том числе похищении людей, убийстве, пытках и создании организованной преступной группировки, специализировавшейся на захвате компаний и автозаправок в Сурхандарьинской области, а позднее приговоренный к пожизненному заключению, тоже оказался «родственником» бывшего генпрокурора. Выяснилось, что он был женат на племяннице Кадырова, у них четверо детей. Видимо, отсюда и его ощущение собственной безнаказанности.

2 августа 2017 года, через одиннадцать месяцев после своего прихода к власти, президент Шавкат Мирзиёев подверг критике узбекскую прокуратуру и назвал прокурорских работников «самыми большими ворами». «Мы назначили нового генпрокурора, очистили органы прокуратуры от прежнего «мусора», уволив 80 процентов сотрудников. Но всё равно в прокуратуре еще работают 15-20 процентов людей, оставшихся от прежней воровской системы. Мы всё равно до конца очистим прокуратуру от таких людей», - заявил тогда Мирзиёев.

А еще через полгода, 22 февраля 2018-го, экс-генпрокурор был арестован – через три недели после снятия председателя Службы национальной безопасности Рустама Иноятова; видимо, без «нейтрализации» последнего взять Кадырова под стражу было невозможно. Тогда же стало известно, что в отношении экс-генпрокурора и его 12 сообщников возбуждено уголовное дело. По сведениям «Озодлика», примерно за десять дней до этого из страны сбежал его 42-летний сын Алишер Кадыров.

17 марта 2018 года президент Шавкат Мирзиёев во время своего выступления в Самарканде объяснил причину ареста Рашида Кадырова следующим образом:

«Почему я посадил генпрокурора? Потому что все они были ворами. Сейчас в тюрьме прокуроры районов заливаются соловьями и рассказывают, сколько взяток они ему давали. И в Самарканде прокуроры семи районов ежемесячно заносили ему крупные взятки. Каждый месяц они давали ему по 2 тысячи долларов. Для того, чтобы получить должность прокурора платили по 35-40 тысяч долларов. Если прокурор Тайлакского района заплатил 40 тысяч долларов, чтобы получить эту должность, то в конечном итоге, он должен продать весь район, чтобы вернуть себе эти деньги».

В мае того же года в ходе совещании в Андижанской области президент Узбекистана вновь вернулся к деятельности арестованного.

«Вот, генеральный прокурор (бывший генпрокурор Рашид Кадыров – ред.) сидит со своей командой в тюрьме. Возвращает обратно миллионы и миллионы долларов. Через 2-3 месяца он сам вам расскажет всё по телевидению как всё коррумпировал. От каждого районного прокурора он брал по 30-40 тысяч долларов США. Он всё возвращает сейчас. Единственный сын – миллиардер! Руководители других организаций, пять бывших заместителей СНБ тоже в тюрьме. Все они воры, воры. Как бы то ни было, я всё поставлю на место. Все они строили дома в Прибалтике. Даже эмир Тимур не жил в таких домах. Чьи это деньги – деньги народа. Поэтому в прокуратуре поменялось 70 процентов сотрудников. Я всех прощу, но не прощу воров и предателей», – сказал президент.

Но обещанную передачу узбекистанцы так и не увидели. В соцсетях появились утверждения, что она была снята, однако её не стали показывать из-за того, что в этом случае правительство страны было бы полностью дискредитировано.

По словам собеседника «Озодлика», посмотревшего фильм о преступлениях экс-генпрокурора, 70-минутный видеоматериал назывался «Гирдоб» («Пучина»), в нем Кадыров и почти все остальные осужденные чиновники сознавались в совершенных преступлениях и просили прощения у президента и у народа. «В фильме, помимо осужденных, выступают и предприниматели, потерпевшие от группировки Кадырова. Один из них рассказывает о «масках-шоу», организованных против его бизнеса. В ходе фильма Кадырова подтверждает слова предпринимателя, сознается в совершении данного преступления», - поведал он.

Журналистам удалось выяснить, что сначала следствием по делу Рашида Кадырова руководил начальник Управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Генпрокуратуры Узбекистана Шавкат Умурзаков, ныне хоким (глава администрации) Ташкента. Затем руководство следствием осуществляли Максуд Уралов, Мурод Хакимов, Олим Набиев и Бахром Кабилов. (По сообщениям СМИ, позже Кабилов был арестован по обвинению в применении пыток и недозволенных методов ведения следствия в отношении Рашида Кадырова и других фигурантов уголовного дела. Это тот самый прокурор, что был обвинителем на процессе против журналиста Бобомурода Абдуллаева, обвиненного в заговоре с целью свержения власти, и попросил приговорить того к 20 годам заключения, хотя прекрасно видел, что дело сфабриковано.) Завершающим этапом следственных работ руководил Улугбек Анваров, прокурор Чиланзарского района столицы.

4

Бывший главный прокурор Узбекистана (крайний справа)

Судебный процесс по делу «прокурорской ОПГ» начался 7 января 2019 года в здании Юнусабадского районного суда по уголовным делам города Ташкента. Его вел заместитель председателя Ташкентского городского суда по уголовным делам Акбар Туробов. Заседания проходили в закрытом режиме и в обстановке строгой секретности (подписку о неразглашении взяли даже с адвокатов).

По всей видимости, процесс закрыли, чтобы, с одной стороны, общественность не смогла узнать о том, кто, кому и за что давал взятки; с другой - чтобы скрыть масштабы коррумпированности прокуратуры и СНБ, фактически превратившихся в слившиеся друг с другом преступные банды.

Как впоследствии говорилось в приговоре Верховного суда, во время пребывания в должности генпрокурора, Кадыров совершил ряд тяжких и особо тяжких преступлений по предварительному сговору с группой лиц, занимавших высокие посты в органах прокуратуры и других правоохранительных органах. Кадырову были предъявлены обвинения по 12 пунктам Уголовного кодекса республики Узбекистан, включая получение взяток, злоупотребление властью или должностными полномочиями, вымогательство, подстрекательство к даче взяток, мошенничество, умышленное уклонении от уплаты налогов и других обязательных платежей, вмешательство в расследование или разрешение судебных дел, легализацию доходов, полученных от преступной деятельности, а также преступления, направленные против порядка функционирования органов власти, управления и общественных объединений.

Ташкентский сайт Uzmetronom, упоминая о непонятной закрытости судебного процесса, обратил внимание, что подсудимым вменяли в вину «обычный коррупционный набор, не подпадающий под закон «О защите государственных секретов».

А в марте 2019-го радио «Озодлик», ссылаясь на свои источники, сообщило, что на очередном заседании суда гособвинитель предъявил новое обвинение подсудимому Рашиду Кадырову: в организации преступного сообщества. Других подсудимых обвинили в участии в преступном сообществе.

Позже сообщила Генеральная прокуратура сообщила, что по уголовному делу в отношении бывшего генпрокурора Узбекистана Рашида Кадырова обвинения предъявлены 24 лицам, из которых 21 лицо взято под стражу. Их имена и должности не назывались.

Процесс продлился почти шесть месяцев. Были заслушаны показания около 200 свидетелей. С предпринимателей, признавшихся, что они были вынуждены давать взятки или подарки бывшему генпрокурору Кадырову, собрали исковые заявления на общую сумму в ПОЛМИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ.

Для сравнения: утвержденный на 2024 год бюджет Ташкента, столицы страны с населением в три миллиона человек, без учета районов, – составляет 8,08 триллиона сумов, или 654,8 миллиона долларов – сумма, сопоставимая с той, что Кадыров вытянул из одних только предпринимателей.

После начала заседаний некоторые из арестованных заявили, что во время следствия их избивали и подвергали пыткам. Один из подсудимых рассказал судье, что в ходе следствия его вначале били резиновой дубинкой, а когда он отказался признать предъявленные ему обвинения, к его паху приставили электрошокер. Второй сообщил, что в ходе следствия следователи сильно избили его и сломали ему руку и ногу. Amnesty International выступила с заявлением, в котором, ссылаясь на свои источники, известила, что «в следственном изоляторе Рашида Кадырова лишают сна и подвергают физическому насилию», и призвала Мирзиёева избавить подсудимых от бесчеловечного обращения. Генпрокуратура Узбекистана выступила с опровержением применения пыток, но очень неубедительно.

26 июня Ташкентский городской суд огласил обвинительный приговор по делу Кадырова и других подсудимых, о чем сообщила пресс-служба Верховного суда.

За преступления, в которых бывший руководитель надзорного ведомства Узбекистана был признан виновным, ему, в порядке части 6 статьи 50 УК РУз, было назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы и штраф в 500 минимальных зарплат (около $12000). Фраза «в порядке части 6 статьи 50» означает, что осуждаемым, возраст которых выше 60 лет, назначаемый срок наказания не может превышать двух третей максимального срока лишения свободы, предусмотренного соответствующей статьей УК. О назначенном Кадырову режиме содержания – обычном или строгом – в сообщении не говорилось.

На фоне этого приговора, сроки заключения, назначаемые критически настроенным блогерам – 6, 7, 8 лет – выглядят как целенаправленная расправа над теми, кто осмеливается в Узбекистане разоблачать коррупцию.

Значительно больше, от 13 до 19 лет, получили бывшие подчиненные Рашида Кадырова, занимавшие высокие посты в прокуратурах разного уровня и других правоприменительных ведомствах. (Всего были признаны виновными 13 человек.)

При этом в сообщении не указывались ни их полные имена, ни занимаемые ими должности, ни принадлежность к той или иной силовой структуре.

Тем не менее через некоторое время сведения о большинстве из них стали известны: подсудимыми оказались бывший первый заместитель прокурора Ташкента Мираглам Мирзаев (влиятельнейший родственник экс-председателя СНБ Рустама Иноятова, без одобрения которого ничего не мог предпринять сам генпрокурор Кадыров); бывший прокурор Ташкентской области Джамшид Файзиев; бывший заместитель генпрокурора Улугбек Суннатов; бывший глава управления по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией Рамазан Пулатов; бывший начальник отдела по борьбе с коррупцией прокуратуры города Ташкента Азиз Мусашайхов; бывший глава управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Генпрокуратуры Улугбек Хуррамов; бывший заместитель прокурора Ташкентской области Юсуф Гаипов.

5

Мираглам Мирзаев. Фото с сайта Eltuz.com

В числе подсудимых оказались сразу четыре члена одной могущественной семьи. Кроме бывшего первого зампрокурора Ташкента Мираглама Мирзаева, - его жена Мухаббат Хасанова, руководившая коллегией адвокатов Юнусабадского района столицы, их сын Абдурашид Мирзаев, возглавлявший отдел по борьбе с терроризмом и организованной преступностью Ташкентского городского управления СНБ, и племянник Мансур Мирзаев, бывший начальник отдела по борьбе с терроризмом и организованной преступностью Ташкентского областного управления СНБ.

Ранее несколько узбекских чиновников и предпринимателей говорили «Озодлику», что семья Мирзаевых долгие годы, находясь под покровительством ныне экс-главы СНБ (ныне Служба государственной безопасности (СГБ)) Рустама Иноятова, вымогала крупные взятки у высокопоставленных чиновников СНБ, МВД и Генпрокуратуры Узбекистана, а также отбирала бизнес у успешных предпринимателей.

В списке фигурантов дела также значились некие С. Косимов, А. Икрамов и Х. Ахмеджанов – без уточнения их биографических и служебных данных.

6

Один из осужденных - Улугбек Суннатов. Архивное фото с сайта Paralympic.uz

Бывший заместитель генпрокурора Улугбек Суннатов получил больше всех - 19 лет строгого режима, А.Мирзаев – 15 лет, У.Хуррамов – 14, Д.Файзиев – 13, А.Мусашайхов – 13 лет заключения.

При этом, согласно информации «Озодлика», 68-летний Мираглам Мирзаев и его супруга Мухаббат Хасанова получили по 5 лет условно и были освобождены в зале суда еще во время оглашения приговора, как и бывший начальник Управления по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией Генпрокуратуры Рамазан Пулатов. По некоторым данным, Мирзаев и Пулатов во время следствия перенесли инсульт. Журналисты писали, что Мухаббат Хасанова также прошла лечение в больнице.

Таким образом, Генеральный прокурор, как глава преступной группы, получил не самый большой срок – 10 лет, а его основные помощники - от 13 до 19-ти.

Суд определил обратить изъятые у подсудимых и описанные в ходе дознания и предварительного следствия денежные средства, а также имущество в счёт погашения нанесенного ими материального ущерба. Уточнения того, кому именно был нанесен этот ущерб, не давалось; возможно, не только вышеупомянутым предпринимателям.

О массовых фабрикациях дел по политическим мотивам в сообщении Верховного суда не говорилось; вероятно, во время процесса эта тема даже не поднималась.

Кстати, о создании ОПГ в сообщении Верховного суда не упоминалось, словно речь шла не о преступниках с высших этажей государственной власти, десятилетиями терроризировавших и сажавших узбекистанцев по сфабрикованным обвинениям, а о ком-то другом. Подсудимым чудесным образом удалось избежать статьи 242 («Организация преступного сообщества»: «Организация преступного сообщества, то есть создание или руководство преступным сообществом либо его подразделениями, а равно деятельность, направленная на обеспечение их существования и функционирования, - наказывается лишением свободы от пятнадцати до двадцати лет») УК РУз, хотя очевидно, что оно было создано, а о соответствующей статье, инкриминируемой подсудимым, упоминала узбекская служба Радио Свободы, в перечне их преступлений назывались и «особо тяжкие», что могло относиться к этому самому сообществу. Выходит, обвинение в причастности к нему было снято, в противном случае Кадырову грозило бы не менее реальных 12 лет, оставшиеся после того как треть срока ему бы скостили ввиду превышения 60-летнего возраста.

Другими словами, бывшего генпрокурора ВЫВЕЛИ ИЗ-ПОД ДЕЙСТВИЯ ЭТОЙ СТАТЬИ, чему как раз и поспособствовало закрытие процесса.

7

Кадр из фильма «Гирдоб» («Пучина»)

Узбекистанцы, по возможности следившие за этим непрозрачным судом, выражая мнения в соцсетях, отмечали, что в отношении высокопоставленных коррупционеров местное правосудие отличается необычайной гуманностью. Особенно на фоне ряда случаев, когда «избранным» представителям власти были назначены необычайно малые сроки заключения (об этом здесь и здесь), или же их и вовсе освобождали от наказания.

Примечательно, что заместитель председателя Верховного суда Узбекистана Холмумин Ёдгоров перед вынесением приговора объявил: в день оглашения приговора представители СМИ допущены не будут, поскольку дело рассматривается в закрытом режиме и имеет гриф секретности.

Однако согласно статье 19 УПК РУз, «приговоры, определения и постановления судов во всех случаях провозглашаются публично» (в том числе закрытых судов). То есть, перед нами совершенно открытое, наглое попрание законности.

Поэтому понятны сомнения в обоснованности режима секретности по делу Кадырова и его сообщников. Что здесь могло бы быть такого, о чем ни в коем случае не должен был знать народ Узбекистана? Только одно: ВСЯ ПРОКУРОРСКАЯ ВЕРХУШКА СТРАНЫ БЫЛА ПРЕСТУПНОЙ.

Напомню, что два последующих генпрокурора Узбекистана - Ихтиёр Абдуллаев (занимал этот пост в 2015−2018 годах, успел побывать также и главой спецслужб) и Отабек Муродов (2018−2019) – вскоре тоже были приговорены к большим срокам лишения свободы, получив соответственно 19 лет и 5 лет. Освободившееся кресло занял бывший спикер парламента Нигматулла Юлдашев, тот, что после смерти первого президента Ислама Каримова позорно отказался исполнить конституционные полномочия и возглавить Узбекистан до проведения внеочередных выборов главы государства, уступив пост временного президента Шавкату Мирзиёеву (за что впоследствии и был вознагражден «хлебной» должностью).

«Условно-досрочное»

Как и предсказывались, просидел генпрокурор Кадыров недолго.

В мае 2021 года колонию №22 ГУИН МВД, где содержались Рашид Кадыров и Ихтиёр Абдуллаев, посетили руководитель Общества прав человека Узбекистана «Эзгулик» Абдурахмон Ташанов и омбудсмен Феруза Эшматова, о чем Ташанов потом поведал на своей странице в Фейсбуке.  

8

Рашид Кадыров в колонии (второй слева; работает в швейном цехе). Фото офиса омбудсмена Узбекистана

А в январе 2023-го Кадыров без какой-либо огласки был освобожден «условно-досрочно», не отсидев и 5 лет. Об этом сообщили Абдурахмон Ташанов и ташкентское издание Kun.uz.

«Бывший чиновник, который 3,5 года назад был приговорен к 10 годам тюремного срока за свои вселенские преступления, выходит на свободу! (…) – написал об освобождении «одного из бывших генпрокуроров» без упоминания его имени Ташанов.

«Они [вершители правосудия] выставили дом этого человека на продажу по стартовой цене в 10 миллиардов [сумов] (2,34 миллиона долларов по состоянию на конец июня 2019 года – ред.), посчитав его полученным от преступных доходов. Что теперь будет-то, где теперь укрыться [уважаемому] господину в суровые зимние холода?!», - сыронизировал он.

Официальная реакция на освобождение «оборотня в погонах» оказалась предсказуемо скудной: пресс-секретарь генпрокуратуры Хаёт Шамсутдинов заявил изданию Daryo, что не владеет информацией об освобождении, а пресс-секретарь МВД Шохрух Гиясов отговорился тем, что этот вопрос находится в ведении суда.

Предположительно, для освобождения экс-генпрокурора была применена хитрая арифметика. Согласно закону, один день нахождения под стражей в период следствия приравнивается к трем дням настоящего срока. А во время следствия Кадыров провел в заключении год и четыре месяца, что эквивалентно четырем годам отбытого наказания. Кроме того, в соответствии с Уголовным кодексом, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания может быть применено после фактического отбытия осужденным: …б) не менее двух третей срока наказания, назначенного судом за тяжкое преступление (статья 73 УК РУз). То есть, к засчитанным ему четырем годам добавились еще 2,5 года, которые он действительно отсидел, и в итоге получилось 6,5-6,7 лет (неизвестно, с какого момента отсчитывался его срок в колонии). Получается, он отбыл «не менее двух третей срока наказания» и мог быть отпущен на все четыре стороны.

И тут имеется важный момент. Следующий пункт этой же 73-й статьи гласит, что условно-досрочное освобождение применяется после отбытия: в) не менее трех четвертей наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление (…). А далее говорится, что условно-досрочное освобождение от наказания не применяется к: …в) организатору, участникам организованной группы или преступного сообщества.

Это опять-таки показывает, что Кадыров и, возможно, его подельники специально были подведены под эти «льготы», будучи не признаны виновными в создании преступного сообщества либо участия в нем, иначе условно-досрочного освобождения бывшему генпрокурору было бы не видать как своих ушей. Возможно, подобное обвинение даже и не выдвигалось, а сообщившие об этом журналисты ошиблись, но больше похоже, что оно было снято, - естественно не ввиду его недоказанности, а по чьему-то прямому указанию. Ну а давать такие указания в Узбекистане может только один человек.

Никаких комментариев по этому поводу не последовало – ни от Верховного суда, ни от генпрокуратуры, ни от Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) МВД, ни от какого-либо другого официального ведомства. Общественности причины освобождения Кадырова объяснять не стали. А далее к вопросу об освобождении одного из главных коррупционеров страны никто из представителей официоза не возвращался.

«Возмещение ущерба»

Что же сподвигло власти отпустить Кадырова гораздо раньше назначенного ему срока? Ведь очевидно, что когда такой негодяй сидит всего 3,5 года, о правосудии не может идти и речи. И почему они избегают давать этому объяснения?

По моему мнению, причины этого на виду. Уже через несколько месяцев после его ареста в 2018 году местная пресса сообщила, что Кадыров может обрести свободу взамен компенсации нанесенного ущерба. По иронии судьбы, об этом заявил  его преемник на посту генпрокурора Отабек Мурадов, годом позже сам оказавшийся за решеткой.

9

Отабек Муродов

Муродов подчеркнул, что лишение обвиняемых свободы не является главной целью. «Наша цель - не заключить их в тюрьму. (…) Это политика главы государства Шавката Мирзиёева. Четверо других ответственных лиц возместили ущерб, вернули то, что взяли - за это мы освободили их из-под стражи под залог. Это люди, работавшие на высоких должностях», - изрек Муродов, не называя имен.

Так что причина освобождения бывшего генпрокурора была обозначена практически без обиняков – деньги. Только вот кому он возместил нанесенный ущерб – государству? Или всё-таки людям, пострадавшим от действий «прокурорской ОПГ»? И как можно возместить ущерб тем, кого он с подельниками посадил, и кто провел в заключении долгие годы? Это никогда и нигде не проговаривалось. Вопрос о том, что надлежало назначить полный пересмотр дел, к которым приложили руку генпрокурор и его подчиненные, с реабилитацией незаконно осужденных, тоже не поднимался.

Судя по всему, фраза о «возмещении ущерба» - лишь образное выражение. Заметьте, что государственные органы не заявляли о поступлении к ним каких-либо сумм, полученных от продажи «изъятых у подсудимых и описанные в ходе дознания и предварительного следствия денежные средства, а также имущества». Так где же эти деньги (собранные для погашения исков на полмиллиарда долларов), куда они ушли? И почему точная сумма денег, полученная от взяток, откатов и вымогательства, не была оглашена??

Думаю, всё происходило примерно так же, как и случае с изъятием имущества Гульнары Каримовой. В 2019-м, находясь в заключении, она дважды упоминала о том, что у неё были изъяты в пользу государства активы общей стоимостью в 1,2 миллиарда долларов. При этом она сетовала, что их стоимость почему-то не была засчитана в качестве возмещения экономического ущерба, нанесенного республике в результате её деятельности. (По подсчетам генпрокуратуры, этот ущерб составил 1,27 триллиона сумов, 1,6518 миллиарда долларов и 26,1 миллиона евро.) Минфин Узбекистана немедленно попытался опровергнуть Каримову и заявил, что «в течение прошлого года и в первом полугодии текущего года доходы на вышеуказанную сумму [$1,2 миллиарда] В БЮДЖЕТ НЕ ПОСТУПАЛИ». По всей вероятности, так оно и было – в бюджет они не поступили. (Об этом здесь и здесь.) Дальнейших объяснений не было, расследования того, куда исчезли эти средства, тоже. А потом сын Гульнары обвинил семью Мирзиёева в присвоении имущества его матери, подробно перечислив отобранное. Ответом было глухое молчание.

Ну а через несколько лет Гульнару Каримову – вероятно тоже в награду за хорошее поведение, - втайне от всех перевели на более легкий режим содержания, под домашний арест.

По моему предположению, в случае с генпрокурором некая сумма тоже была переправлена на счета, имеющие отношение к тому, кто имеет возможность его освободить, после чего бывший главарь преступной группы в два счета «исправился», а его поведение оказалось примерным, что и позволило ему выйти на волю. Получили ли свои деньги ограбленные предприниматели, остается только гадать.

Ну и вот теперь всеобщее внимание оказалось приковано к офисам сына бывшего генпрокурора в Дубае, стоимость которых составляет лишь мизерную часть суммы, «заработанной» его папочкой. И как-то похоже, не очень-то его и разыскивают…

Статьи по теме:

Лола Каримова-Тилляева, или Как заработать сто миллионов долларов

«Обширная схема взяточничества и отмывания денег». Обвинение по делу Гульнары Каримовой и Бекзода Ахмедова

Коррупционный «спрут» узбекской власти, или о семейном клане Парпиевых


Алексей Волосевич


Комментарии  

#1 Оксана 23.05.2024 23:21
Центр исследования коррупции и организованной преступности (OCCRP) основную часть финансирования получает от USAID и фондов Открытого общества (Сорос). Хороши "расследователи" )))) И кстати, OCCRP запрещён в России и Азербайджане.
Цитировать | Сообщить модератору