14 мая Центр исследования коррупции и организованной преступности (OCCRP) и издание E24 опубликовали расследование Dubai Unlocked («Раскрытый Дубай»), повествующее об иностранных владельцах недвижимости в этой стране. В длинном списке предполагаемых и явных коррупционеров и темных личностей, укрывающихся от правосудия, оказался один узбекистанец - Алишербек (Алишер) Кадыров, сын бывшего генпрокурора Узбекистана, в 2019 году приговоренного к 10 годам заключения за ряд тяжких преступлений, а в 2023-м досрочно освобожденного. Кадыров-младший, как оказалось, владеет четырьмя офисами общей стоимостью 7,97 миллиона долларов в бизнес-центре Marina Plaza, неподалеку от насыпного острова Пальма Джумейра. В Узбекистане он значится в розыске с 2018 года, по подозрению в вымогательстве и мошенничестве.

Узбекистанские власти решили во чтобы то ни стало протащить норму о наказании за «дискредитацию» правоохранителей. Без общественного обсуждения, без публикации текста законопроекта, его провели через аморфный парламент, теперь на очереди Сенат, а далее его должен подписать истинный инициатор, после чего новый закон вступит в силу. Весной 2022-го близкое по смыслу предложение озвучило МВД, однако оно было изложено в форме проекта постановления, и, поскольку противоречило законам, - а статус постановления ниже, чем закона, - то не было принято. На сей раз власти подготовились и оформили всё как надо. В этой публикации мы напоминаем об основных этапах подготовки закона «против автомобилистов», помимо прочего, еще и потому, что вся аргументация как «за», так и «против» была высказана уже тогда.

Закон, уже принятый Олий Мажлисом (нижней палатой парламента Узбекистана) и содержащий положение о наказании (штраф в размере 17 миллионов сумов ($1366), или арест на 15 суток) за размещение в интернете фото и видео о работе правоохранителей «с целью их дискредитации», вот-вот будет рассмотрен Сенатом и, с высокой долей вероятности, принят. В состав правоохранительных органов, на которые должно распространиться его действие, входят 5-6 структур (МВД, Генеральная прокуратура, Национальная гвардия, Служба государственной безопасности).

Похоже, президент Мирзиёев решительно настроился на то, чтобы лишить граждан даже малейшей возможности общественного контроля над МВД. В конце прошлого месяца послушный Олий Мажлис (кандидаты в депутаты заранее утверждаются в аппарате президента, так что самостоятельные фигуры в парламент попадают лишь в единичных случаях) принял в первом, втором и третьем чтениях противоречащие Конституции поправки к Кодексу об административной ответственности о наказании за публикацию фото и видео правоохранителей «с целью дискредитации».

Количество узбекистанцев, привлекаемых к ответственности за «оскорбление президента» в интернете растет: по данным СМИ, наказанию подверглось уже не менее десяти человек. При этом введенная в 2021 году норма, устанавливающая ответственность за оскорбление или клевету в отношении руководителя страны с использованием сетей телекоммуникаций или интернета, откровенно противоречит Конституции, провозглашающей равенство всех граждан перед законом, независимо от их общественного положения (статья 19; до недавней «реформации» об этом говорилось в 18-й). Из чего следует, что установление особой «защиты» для одного отдельно взятого гражданина, хоть и занимающего высший государственный пост, дискриминирует всех прочих граждан и незаконно, противоправно. Заведомо преступная практика осуждений по этой статье бросается в глаза даже при самом поверхностном ознакомлении с каждым из подобных дел.

51-летнюю Гульнару, старшую дочь покойного президента Узбекистана Ислама Каримова, отбывавшую назначенное ей наказание в женской колонии в поселке Зангиата под Ташкентом, перевели по домашний арест, сообщает радио «Озодлик» (узбекская служба «Радио Свободная Европа/Радио Свобода»), ссылаясь на свои источники.

Несколько лет назад AsiaTerra посвятила серию статей тому, как в 2015-2017 годах в Узбекистане по указанию правительства проводилась тайная кампания по отъему квартир граждан под видом «борьбы с притонами разврата», ради их передачи в собственность МВД. В одной из публикаций рассказывалось как у членов одной семьи в Ташкенте отобрали три квартиры; две из них впоследствии были возвращены. Третью, изъятую по той же схеме, её владелице, Елене Бессмертной, пришлось отстаивать долгих четыре года. В конце концов она смогла восстановить свои права на недвижимость, хотя это и стоило ей изрядно потрепанных нервов. Елена понесла и крупные финансовые убытки – ведь квартира была официально зарегистрирована в качестве мини-гостиницы и все эти годы простаивала впустую.

Универсальный периодический обзор (УПО) – это механизм Совета по правам человека ООН, в рамках которого раз в четыре года проводятся регулярные обзоры выполнения 193 государствами-членами ООН обязательств и обязанностей в области прав человека.

На фоне объявленной в Узбекистане кампании по досрочным выборам президента, в ходе которой нынешний руководитель страны, «не замечая» конституционного запрета, намерен переизбрать себя в третий раз, все «кандидаты» вот-вот начнут обещать электорату очередные «масштабные реформы», золотые горы и кисельные берега.

Назначение нового градоначальника Ташкента Шавката Умурзакова, пока что временного, состоявшееся 23 марта, не вызвало особого интереса у горожан, очевидно вполне удовлетворённых снятием с этой должности Джахонгира Артыкходжаева, ставшего символом наглой и безнаказанной коррупции. И.о. хокима (главы администрации) столицы стал 44-летний Шавкат Умурзаков, с 2013 по 2018 года возглавлявший Управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией при Генеральной прокуратуре (результаты его работы очевидны), затем поочередно побывавший председателем правления компании «Узавтосаноат» («Узавтопром») и президентом Федерации гимнастики Узбекистана. Казалось бы, приземление Умурзакова в кресле мэра Ташкента, города с населением в три миллиона человек, центра культуры и экономики страны, должно было широко обсуждаться, но этого не произошло. Выбирать управляющего городским хозяйством жителям столицы не разрешается, так что у них нет ощущения своей сопричастности к смене её руководителя. В отношении возможности выборов местной власти они, как и все остальные узбекистанцы, поражены в правах. И происходит это по очевидным причинам.

3 апреля в центре столицы Узбекистана, на улице Садыка Азимова (ранее Жуковского – ред.), начался незаконный, точнее, преступный снос дома Ольги Абдуллаевой, построенного много лет назад ее свекровью. Бригады рабочих под охраной милиции начали ломать здание, действуя в интересах фирмы-застройщика «Training Projeсt», претендующей на территорию дома Абдуллаевой и поддерживаемой в этом всеми без исключения судами, невзирая на какое-то там законодательство.

Независимое узбекскоязычное издание критической направленности Rost24.uz после недавней «проблемной» публикации едва не закрылось. О возникшей угрозе сообщила в Фейсбуке его учредитель журналистка Анора Садыкова. «Похоже, размещенный ниже материал будет последним. Те, к кому я обращалась за помощью, молчат. Можно ли заниматься [настоящей] журналистикой в Узбекистане? Этот вопрос остается для меня открытым», - написала она 8 февраля. Вскоре упомянутый ей видеосюжет оказался удален с сайта Rost24.uz; тем не менее, работа издания после пятидневного перерыва всё же возобновилась.

На фоне сообщений о преодолении последствий энергетического кризиса правительство выступило с идеей защиты от возможных морозов в виде массового утепления жилых домов «минерально-каменной ватой» - базальтом. Казалось бы, налицо оперативная реакция на неожиданные холода, хотя, конечно, странно, что защита имеет принудительный характер – хочешь-не хочешь, но твой дом будет обшит базальтовыми плитами. Но не успели работы начаться, как выяснилось, что всё задумывалось еще несколько лет назад, и воплощать проект тогда же было поручено структурам Джахонгира Артыкходжаева, до недавнего времени градоначальника Ташкента и состоятельного предпринимателя, «правой руки» президента Узбекистана.

На днях президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев поведал, что, оказывается, в последние годы количество самовольно построенных объектов в столице превысило 250, дав понять, что виноват в этом уже бывший градоначальник Джахонгир Артыкходжаев. Между тем, люди, которых с помощью судов, игнорирующих все законы, выгоняли из собственных домов, долгие годы пытались отстаивать свои права, о чем постоянно писали СМИ, и чего Мирзиёев каким-то образом «не замечал». Теперь пострадавшие обращаются к международным организациям и влиятельным европейским державам, пытаясь привлечь внимание мирового сообщества к попранию прав частной собственности в Узбекистане.

25 ноября ташкентская правозащитница Елена Урлаева, руководитель неформального «Правозащитного альянса Узбекистана», распространила сообщение, подготовленное по итогам ее разговора с игроком алмалыкского футбольного клуба АГМК. Подобные информационные выпуски, в виде электронной рассылки, она традиционно оправляет на сотни адресов, в том числе журналистам, правозащитникам, представителям иностранных посольств в Узбекистане и людям, наблюдающим за происходящим в стране.

В Шайхантаурском межрайонном суде по административным делам Ташкента 29 сентября началось рассмотрение иска жительницы Юнусабадского района против ташкентского городского хокимията (администрации), в котором она просит признать недействительным решение бывшего градоначальника о сносе ее дома в числе сотен жилых домов на стыке Юнусабадского и Мирзо-Улугбекского районов столицы. По её мнению, данное решение было незаконным, с чем категорически не согласен застройщик в лице частного предприятия, претендующий на лакомый кусок земли в центре города и намеревающийся построить на ней многоквартирные жилые дома.

В Ташкенте завершился второй процесс по уголовному делу в отношении лиц, ответственных за проектирование и строительство Сардобинского водохранилища; об этом сообщил официальный представитель Верховного суда Узбекистана Азиз Абидов. Из почти трех десятков обвиняемых лишь трое были приговорены к лишению свободы.

«Лица или группы лиц, которые мирными средствами борются за продвижение и защиту общепризнанных прав человека и основных свобод на национальном и международном уровнях» - примерно такое определение термину «правозащитник» даёт соответствующая декларация ООН (полное название Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы). Очевидно, что для «мирной борьбы» требуется определенный склад личности – вступать в противоборство приходится чаще всего с государственными структурами, обладающими большими возможностями для нарушения прав граждан.

3-го августа в Шайхантаурском межрайонном административном суде Ташкента завершился судебный процесс по иску городской прокуратуры к хокимияту (администрации) Юнусабадского района, выдавшему решение о строительстве высотного жилого комплекса на междомовой территории 4-го квартала Юнусабада. Этот иск в форме протеста был удовлетворен. О длительной борьбе жителей микрорайона с застройщиками и районной администрацией – в материале «Азиятерры».

Около месяца назад стало известно, что в Ташкенте помещены под стражу сразу три женщины-адвоката. Пока идет следствие, Барчиной Имамова, Феруза Курбанова и Нозима Акилова уже почти два месяца находятся в следственном изоляторе, не имея даже права на свидание с близкими. Они обвиняются по целому ряду уголовных статей – 232-й («Неисполнение судебного акта»), 227-й («Завладение, уничтожение, повреждение или сокрытие документов, штампов, печатей»), 228-й («Изготовление, подделка официального документа»), 167-й («Хищение путем присвоения или растраты чужого имущества»), 168-й («Мошенничество»), 237-й («Ложный донос»), 238-й («Лжесвидетельство»), 139-й («Клевета») и 243-й («Легализация доходов, полученных от преступной деятельности»). 

Страница 1 из 6