Появление в Узбекистане нового «разоблачителя», статьи-заметки которого выходили на узбекском языке под псевдонимом «Кора Мерган» («Черный Стрелок») в соцсетях с 30 июня по 8 сентября этого года, вызвало чрезвычайный гнев президента Шавката Мирзиёева. Уже через месяц после выхода первой публикации узбекские власти потребовали у киргизских выдачи журналиста Бобомурада Абдуллаева, в котором они заподозрили истинного автора и который в это время как раз находился в Киргизии. Тогда же, как и двумя с половиной годами ранее, против него было заведено уголовное дело по статьям 158 («Посягательства на президента Республики Узбекистан») и 159 («Посягательства на конституционный строй Республики Узбекистан») УК РУз. 

Прошла неделя после известия о том, что в Узбекистане закрыли уголовное дело против независимого журналиста Бобомурада Абдуллаева. При этом власти «забыли» объяснить общественности как причину его открытия, так и прекращения (правда, в одном из видеоинтервью Бобомурад заявил, что дело закрыто «в связи с отсутствием состава преступления»; странно, что это выяснилось только сейчас.» 

История с нападением на журналиста и экологического активиста Абу-Али Ниязматова и его насильственным удержанием получила неожиданное продолжение: руководство ташкентской милиции выступило на стороне преступников и принялось превращать потерпевшего в инициатора скандала. Делается это, судя по всему, по указанию «сверху». 

10 декабря житель Ташкента 35-летний Амир Шарифуллин был похищен двумя неизвестными, которые вывезли его на машине в какое-то охраняемое место, где заставили произнести перед камерой «извинение» за тексты и комментарии, оставленные им в Фейсбуке, а затем избили по поручению некоего заказчика, имя которого они не назвали, причем сцена избиения тоже записывалась.

Если на человека в кратчайшие сроки навешивают ряд самых разных статей – это верный признак того, что его судят не за какое-то конкретное преступление, а под любым предлогом хотят посадить. В Согдийской области Таджикистана в начале декабря, после публичного обращения к президенту с жалобой на коррупцию, был арестован независимый журналист Хайрулло Мирсаидов, возглавляющий также сборную команду КВН Таджикистана. Против него завели дело сразу по четырем статьям Уголовного кодекса, обвинив его в присвоении или растрате денег, возбуждении национальной, расовой, местнической или религиозной вражды, подделке документов и заведомо ложном доносе. В итоге он может оказаться за решеткой на долгие годы.

12 декабря в расположенной в центральной части столицы Узбекистана махалле (квартале) Алмазар, на месте которой власти собираются строить комплекс деловых и административных зданий - Ташкент-сити, был задержан журналист Сид Янышев, беседовавший с жителями домов о форме и размере предлагаемых им компенсаций. В ходе разговора выяснилось что власти как обычно, не собираются давать им готового либо просто нового жилья, а намереваются переселить их куда-то к черту на кулички. В то же время они озабочены тем, чтобы об этом нарушении прав собственников не узнали представители СМИ. О том, что послужило поводом для задержания, и как события развивались дальше, нашему изданию рассказал сам журналист.

Со времени 19-й центральноазиатской конференции ОБСЕ «Открытая журналистика в Центральной Азии», состоявшейся в Ташкенте, прошел уже месяц. Улучшилась ли за это время ситуация со свободой слова в Узбекистане? Ответ очевиден: сразу же после ее окончания был арестован известный блогер Хаёт Хан Насреддинов, затем принято правительственное постановление, предписывающее МВД круглосуточно отслеживать в интернете и в соцсетях публикации, «посягающие на авторитет внутренних органов», и доносить о них руководству этого ведомства для незамедлительного реагирования. Так стоило ли вообще огород городить, то бишь проводить в стране со столь репрессивным режимом конференцию по свободе слова? Что она вообще представляет собой, эта ежегодная конференция, приносит ли она хоть какие-нибудь результаты? Об этом – в отчете с ее заседаний.

Медиа-конференция ОБСЕ в Ташкенте завершилась, узбекские власти записали ее в свой актив и в свободу слова можно больше не играть. 30 октября вышло правительственное постановление «О мерах по организации деятельности пресс-службы МВД Республики Узбекистан», в соответствии с которым в структуре пресс-службы МВД будет создан специальный орган, отслеживающий всё, что граждане пишут об этом ведомстве, и уполномоченный принимать соответствующие меры. Общий смысл постановления: правительство хочет вывести милицию из-под критики, особенно этого, однако, не афишируя.