Туркменистан: путешествие в центр Каракумов. Часть третья

Среда, 21 Декабря 2022

Следующий объект нашего внимания – бывший караван-сарай Хасарлы (пишется и Хасарли, а колодец возле него отмечается на картах как Хазарли – ред.) - находится в 15 км к северу от посёлка Мирза-чирле, в межкыровом понижении. Аккуратные, сравнительно небольшие параметры этой котловины (полтора на полкилометра), чем-то похожи на след человека. Руины караван-сарая располагаются с южной стороны, в самой пониженной части, рядом сардоба советского периода и два колодца. Ещё один интересный объект советского строительства находится на склоне выше сардобы – заасфальтированная стоковая площадка для сбора дождевой и снеговой воды.

111

Караван-сарай Хасарлы (синими стрелками указаны колодцы)

«Караван-сарай построен в виде прямоугольника со сторонами около 35х35 м» (Д. Дурдыев, 1980). Мы измерили длину его сторон с помощью программы SASPlanet, оказалось 50х49 м.

«В настоящее время развалины караван-сарая возвышаются над окружающей поверхностью на 4-5 м» (Д. Дурдыев, 1980). Наши промеры по фотографии (рост человека – 1,8 м) показывают – 3,5-4,5 м.

Выглаженное пространство верхней площади со всех сторон оконтурено оплывшими стенами, просевшими до уровня земли только у ворот. Со слов чабана, в 1995-96 годах были сильные дожди и на верхней площади собралось много воды, когда она стекла через «ворота», ниже образовалась большая промоина, откуда стали выходить человеческие кости.

2

Западная стена, остатки башни

«На его западной стене, построенной из битой глины-пахсы, сохранились остатки башни» (Д. Дурдыев, 1980). На фотографии запечатлена бровка западной стены – она ровная и не имеет каких-либо намёков на кладку. Стрелкой указан холмик на этой стене (слева от ворот), возможно здесь и были остатки башни, упомянутые Дурдыевым. За сорок с лишним лет, прошедших с тех пор, многочисленные копыта овец выгладили все возможные остатки строений. Сейчас рядом с караван-сараем нет кошары (скотного двора), но, судя по космическому снимку, 5-10 лет назад была (рядом, в 50 метрах).

«Без основательных раскопок установить время постройки караван-сарая трудно. На [его] поверхности и вокруг него, близ колодцев, встречается керамика X-XII и начала XIII в.» (Д. Дурдыев, 1980).

Ближе к северному колодцу - россыпи кирпичных обломков. Возможно, об этом месте Дурдыев писал: «Остатки каких-то разрушенных построек встречены и в разных местах котлована».

Наличие здесь в своё время такыра, свободного от песка, с хорошим уклоном, способствовало быстрому, практически без потерь, стеканию воды к нижней части котловины. Несомненно это должно было быть использовано людьми для обустраивания здесь водоналивных колодцев, которые таким образом эффективно пополняли подтакырную линзу пресной воды. Скорее всего, причиной того, что караван-сарай Хасарлы был покинут, является засорение такырной поверхности и, как следствие, истощение запасов питьевой воды. Сейчас её из колодцев здесь может пить только скот.

3

Руины караван-сарая Хасарлы

В основе предположения о времени засорения такырной поверхности, может лежать местная легенда, которая «связывает основание этой крепости с именем туркменского полулегендарного героя первой половины XVIII в. - Кеймир-кёра» (Д. Дурдыев, 1980). То же нам сообщил и чабан возле колодца, с его слов – это крепость Кеймир-Кёра. Таким образом, в первой половине XVIII века караван-сарай Хасарлы ещё функционировал. А по свидетельству уже русских исследователей Каракумов конца XIX века, на их картах этот пункт не отмечался. То, что местные жители им ничего не говорили о колодце Хасарлы, может означать, что к тому времени караван-сарай был покинут уже длительное время, достаточное, чтобы быть вычеркнутым из народной памяти, как значимая дорожная станция.

Таким образом, засорение такыра в котловине у караван-сарая Хасарлы могло произойти в промежуток с середины XVIII-го до начала XIX века.

4

Сардоба советского времени около караван-сарая Хасарлы

Рядом с руинами караван-сарая расположена сардоба. Состоит она из двух спаренных цистерн и водоприёмника-водоотстойника, выше которого, по склону котловины, располагается «искусственная водосборная площадка с асфальтовым покрытием» (Михаил Колодин «Вода и пустыни», 1981), для сбора осадочных вод.

Обе цистерны в хорошей сохранности. Следует отметить необычную для сардоб советского периода куполообразную форму свода (такая конструкция больше нигде нам не встречалась). Это способствует дополнительной прочности сооружения; кроме того, благодаря выпуклой форме, песок, переносимый ветровыми потоками не задерживается на верхней поверхности. На сардобах, имеющих плоскую форму свода, песок может скапливаться, создавая этим дополнительную нагрузку, которую чаще всего не выдерживают стареющие бетонные конструкции, особенно если после дождя песок намокает и, соответственно, тяжелеет.

5

Сардоба изнутри

Люки в обоих резервуарах раньше, вероятно, имели железные двери, необходимые для защиты воды от загрязнения, однако сейчас этих дверей нет и зияющие отверстия перекрыты саксауловыми ветвями, чтобы внутрь не попадали любопытствующие козы. Диаметр цистерн – 9 м, видимая высота стены в месте, где куча песка ниже всего, немногим более 2-х метров.

Водоприёмник сейчас перестроен под обычный ховдан (водохранилище) для питьевой воды. Сюда периодически приезжает машина для его пополнения.

6

Водосборная площадка

Искуственная водосборная плошадка с асфальтовым покрытием. Замечательный объект времён социалистического строительства.

«Первая стоковая площадка, размером 0,5 га была спроектирована Институтом «Туркменгипроводхоз» в 1957 г. Для водонепроницаемого покрытия использован битумно-песчаный асфальт (смесь битума и барханного песка в соотношении 1:10, слой покрытия 5 см). Для хранения воды строилась бетонная ёмкость в 200 м³. Такая первая площадка была построена в Заунгузских Каракумах в 1958 г.» [в Тахтинском районе (В. Кунин, 1959)]. «В последующие годы искусственные площадки стали строить размером в 1 га, с общей ёмкостью для хранения воды в 500 м³» (Григорий Лещинский «Среднегодовой сток в пустынях Средней Азии и Западного Казахстана», журнал «Проблемы освоения пустынь», № 3, 1974).

«Задача, которая возлагалась на такие сардобы – водоснабжение персонала животноводческих хозяйств, расположенных в удалённых местах, там, куда доставка воды затруднительна и обходится дорого» (В. Кунин, 1959).

7

Искусственные стоковые площадки в Каракумах севернее Бахардена

«В 1960-е стоковые площадки прочно вошли в планы по обводнению пастбищ Туркмении. К настоящему времени в различных районах пустынь Туркменистана построено и эксплуатируется несколько десятков таких стоковых площадок» (Г. Лещинский, 1974).

По словам чабана, вода со стоковой площадки у караван-сарая Хасарлы пополняла сардобу ещё в середине 1980-х, после начала 1990-х – уже нет.

8

Колодец в северной части котловины

Только здесь мы увидели в работе старый советский ленточный водоподъёмник. Возможно, причина, по которой его не меняют на обычный насос, как это мы видели на многих колодцах, заключается в том, что здесь слишком глубоко. Судя по размеру бетонной окружности колодца, данные с карты советского генштаба соответствуют действительности – его глубина 32 метра.

9

Это не трубы, а ленты, на которых задерживается вода

Хасарлы – Ак-башлы

Расстояние в 79 км, от колодца Хасарлы до посёлка Кырккуи, мы преодолели чуть более чем за два часа.

10

Маршрут экспедиции между к. Хасарлы и поселком Тамлы. Белые кружки с цифрами – осмотренные объекты, по нашей нумерации

Домики цепочкой, выстроились вдоль такыра, в основном с восточной стороны. В южной и западной части такыра расположены поглощающие сооружения – котлованы, в которых сконцентрированы колодцы, сардобы находятся рядом с ними. К нам подъехал человек на мотоцикле и сообщил, что две сардобы относятся к советскому времени.

11

Сардоба в поселке Кырккуи

Это сооружение имеет одну цистерну, её диаметр около 8 м, глубина – около 3-х. Судя по свежему бетону в составе её обвалившегося перекрытия, недавно она была отремонтирована. Однако ремонт был некачественным, возможно, потому, что вследствие экономии материалов, новое перекрытие оказалось слишком тонким.

Местный житель на мотоцикле сказал, что название посёлка, Кырккуи, произошло оттого, что здесь много колодцев. Слово «Кырк» - «сорок», условно, оно означает «большое количество», «куи» - колодец, и их здесь действительно много, похоже, больше, чем домиков. В одном только южном котловане мы насчитали 13 штук.

Перед южным котлованом расположены три новые сардобы. Они сооружены недавно усилиями частных лиц, этим объясняются их небольшие размеры (диаметр около 3-4 м).

12

Новая сардоба в поселке Кырккуи

Эта сардоба тоже имеет только одну цистерну и диаметр у неё такой же – 8 м. На фотографии перед ней виден бетонный круг – это засыпанный водоприёмник (водоотстойник).

13

Погружной насос

Рядом, на краю поглощающего котлована, – колодец. Характерная черта нашего времени – шланг, выходящий из колодца, ещё одно свидетельство того, как постепенно ленточные водоподъёмники (такой ещё стоит на колодце, но уже не действует) заменяются погружными насосами (глубина колодца, судя по карте – 19 м).

14

Судя по запущенному состоянию цистерны, разрушилась она давно и ремонта не было. Подобные сардобы мы встречали только в посёлке Беурдешик (33 км на юго-восток от Кырккуи) – это одиночная цистерна, диаметром около 8 м, с плоским перекрытием, поддерживаемым одной опорной колонной. По словам всё того же мужика на мотоцикле, в соседнем посёлке Окюз тоже есть сардоба советского периода. Нам не стоило больших усилий заехать и туда.

15

Сардоба двухцистерная, диаметр каждой около 13 м, в очень хорошем состоянии, следов ремонта нет. Степень сохранности этого сооружения выделяет его из всех прежде осмотренных нами сардоб. Возможно, она могла быть построена сравнительно недавно, где-то в конце эпохи возведения таких сооружений в Каракумах. Песок частично скрыл её, но пока что это не сказывается на сохранности перекрытия. Судя по тому, что водоприёмник занесён, вода в эти цистерны не поступает.

Рядом с сардобой расположен небольшой жилой дом, хозяева которого на момент нашего визита отчаянно боролись с растекающейся плазмой своей отары, пытаясь всеми средствами (в том числе и с помощью мотоцикла) загнать её в кошару. «Плазма» не хотела и отчаянно сопротивлялась, этот момент для хозяев был весьма напряжённым, вовлечены были все, от мала до велика. Ввиду того, они не могли подойти к нам, как это обычно бывает (люди здесь приветливы), но мы и не стали их ждать, вопросов у нас особо не было.

16

Эремурусы

Ближе к посёлку Тамлы нас встретили цветущие эремурусы.

Eremurus ammophilus – Эремурус песколюбивый, «произрастает на барханных и бугристых песках» (В. Никитин, А. Гельдиханов «Определитель растений Туркменистана», Л.: Наука, 1988). Проехав посёлок Тамлы, мы узнали тот бархан, на котором местные жители, которых мы встретили в начале экспедиции, ловили сигнал. Словно истомлённые жаждой, мы бросили машину и помчались к заветному холмику, чтоб наконец позвонить... А ведь были-то вне зоны каких-то пять дней, но кажется – вечность...

17

Чинки Унгуза

Дорога шла по впадинам Унгуза. Один из чинков привлёк наше внимание – он выглядел словно крепость. В лихие времена позднего средневековья подобные останцы нередко использовались местными племенами туркмен для оборонительных целей. Примеры таких крепостей нам известны по всему Западному и Центральному Копетдагу. Была ли подобная практика в Центральных Каракумах было не ясно, поэтому возникло желание проверить это предположение. Мы остановились у этого останца.

18

На «крепости» Унгуза

Бегло осмотрев верхнюю поверхность, мы не обнаружили каких-либо остатков фортификационных сооружений. Внимание привлекла только одинокая надпись на краю – Назар. Судя по тому, что процарапана она на кириллице, сделано это было более двадцати лет назад.

19

Маршрут экспедиции между поселком Тамлы и водохранилищем Ак-Башлы.

Согласно составленному маршруту, мы свернули на дорогу, идущую к востоку. Указанная дорога – «арабская», с характерной для неё особенностью – идти прямо, поперёк любого рельефа, игнорируя любые препятствия. Миновав такыр, на подъёме мы уткнулись в непреодолимые пески, давно и безнадёжно перекрывшие дорожную поверхность. Дело клонилось к вечеру, быстро смеркалось, было решено здесь и устроить лагерь.

20

У нас в гостях чабан

На следующее утро у нас в гостях побывал чабан, он сказал, что здесь есть объездная дорожка и дальше всё-таки можно проехать. Но желания ехать в ту сторону мы уже не испытывали – за этими песками нас ждали новые пески, борьба с которыми успела изрядно нас утомить.

Название сардобы мы узнали от проживающих тут чабанов. Сардоба советского периода, состоит из двух цистерн диаметром около 13 м каждая, на карте советского же генштаба выпуска 1977 года этой сардобы, как и названия самого такыра, ещё нет.

21

Сардоба Ак-Башлы

Западная цистерна. Свод разрушен, но заметны следы его восстановления – трубы, перекинутые на колонны, и лежащие на них саксауловые ветви.

У восточной цистерны свод цел, видно, что его пытались реставрировать; судя по космоснимку, в районе люка несколько лет назад был небольшой провал. Песок частично перекрывает верхнюю поверхность, несмотря на то, что сооружение заботливо огрождено железным забором. По словам хозяев, они пользуются этой сардобой, а песок периодически убирают.

22

Чабаны в Ак-Башлы

Здесь были даже не отдельные чабаны, а сразу несколько чабанских семей. Нас встретили на удивление приветливо и даже как-то радостно, и пригласили на чай с каурмой.

23

Стрижка овец в Ак-Башлы

Оказалось, что сейчас время стрижки овец, поэтому народу собралось много. Меня позвали на осмотр этого действа – мужчины, перекидываясь шутками и весело гогоча, весьма шустро срезали шерсть, скручивая её затем в валики. Я не уточнял, но судя по тому, что упакованная в мешки шерсть была разложена по разным кучам, тут располагается некий центр по стрижке овец для разных отар с ближайших окрестностей.

24

Маршрут экспедиции между водохранилищем Ак-Башлы и посёлком Серный завод. Фиолетовые стрелки – наш маршрут, красные точки – посёлки, белые с цифрами – осмотренные объекты, по нашей нумерации

Ак-башлы – Серный завод

Теперь наш путь лежал к трассе. Через 10 км после сардобы Ак-башлы (поселка здесь нет, всего пара домиков) дорога проходила мимо безымянного, не обозначенного на карте такыра, в центре которого был какой-то объект. Осмотрев его в бинокль из кабины машины, мы поняли, что это очередная сардоба советского периода. Сооружение оказалось уже давно в запущенном состоянии, свод разрушен полностью, водозаборное сооружение засыпано. Почти сразу же подъехал чабан на мотоцикле, по его словам, этот такыр называется Клыч. Чабан пригласил нас на чай, но мы отказались, нужно было как-то выезжать отсюда.

25

Небольшая сардоба

Ближе к посёлку Серный завод, на маленьком такыре также была встречена небольшая сардоба. Она давно не используется, скорее всего, потому, что такыр пересыпан песком и вода уже не может поступать в цистерну.

На карте название посёлка Серный завод обозначено, как Кукуртли (kükürt – сера), однако все, кого мы встречали в песках, называли его по-русски – Серный завод.

«Серный завод и заводской посёлок построены на юго-восточном склоне бугра Зеагли, одного из крупнейших серных бугров района» (А. Ферсман, 1960).

26

Посёлок Серный завод (стрелкой указан бугор Зеагли)

Бугор Зеагли был почти полностью выработан и сейчас вместо него карьер, что хорошо видно на космоснимке. На фото справа этот бугор показан с северной стороны, при подъезде к посёлку

27

Посёлок Серный завод – вид со склонов бугра Зеагли (стрелкой указаны моторы на месте разрушенных зданий завода)

«Мы въехали в котловину Бугров - Зеагли. Внутри котловины глазам открылся поселок. Скученный и приземистый, он стоит как бы в блюдце долины. Белые домики из камня, землянки, домик ревкома Каракумов. На нем развевается красный флаг, единственный на много сот километров в окружности» (М. Лоскутов, 1938).

«Развитие серного дела не является, однако, только промышленным предприятием. Создаётся серьёзнейший культурный центр в самом сердце самих Центральных Каракум, и уже сейчас мы видим, какую крупную историческую роль он признан выполнять: прекрасный кооператив обеспечивает не только рабочих завода, но и туркмен, временно приезжающих на заработки или занятых перевозкой серы. На пригорке и на такыре расположена великолепная метеорологическая станция Академии Наук, развивается фельдшерский пункт, намечено устройство школы» (А. Ферсман «В песках Каракумов // Природа и люди, книга 6», 1929).

28

Фотографии посёлка у серного завода, сделанные в разные годы

Фото слева – 1954 год (А. Ферсман, 1960). Фото справа – 2021 год.

29

Остатки механизмов в Серном заводе

Эти механизмы - моторы-генераторы. На переднем плане фотографии – крупногабаритный 8-цилиндровый дизель, предположительно 1951 года выпуска (Сергей Гаврилов «Судовые энергетические установки. История развития», 2003). Когда-то эти моторы были в помещении, однако, когда завод закрыли, все его здания были разобраны на стройматериал. Так и стоят всё на том же месте эти неподъёмные, уже давно никому не нужные станки-моторы, являясь по сути уникальным музеем техники первой половины ХХ века.

30

Здесь был бугор Зеагли

Бугор Зеагли был одним из крупнейших серных бугров района (А. Ферсман, 1960), за время функционирования завода на его склонах, его почти полностью перемололи на руду. На фотографии примерная реконструкция былых контуров этого бугра.

31

Серная руда

«Камни здесь пахли спичками и порохом» (О. Писаржевский, 1955), с этим можно согласиться, первое, что мы отметили, когда оказались здесь, – это запах серы.

32

Механизм на краю карьера

Скорее всего, этот механизм подготавливал руду для автоклава – специального котла для выплавки серы (обычные железные котлы быстро подвергаются разъеданию и очень часто требуют ремонта и даже смены).

33

Автоклав – котёл для выплавки серы

Предположение, что это и есть автоклав, основывается на том, что изнутри он покрыт слоем огнеупорного кирпича, что могло бы быть одним из способов защиты его стенок от разъедания серой, а многочисленные заклёпки могут указывать на условие выдерживать давление в несколько атмосфер, необходимое при выплавке серы.

34

Выплавленная на каракумском заводе сера перед отправкой (Борис Федорович «Динамика и закономерности рельефообразования пустынь», 1948.)

«Небольшое серное предприятие в Кара-Кумах, развивавшееся на основе строительства первого опытного завода в пустыне, в течение нескольких лет снабжало серой промышленность Союза.

Каракумская сера отличается исключительной чистотой. В этом отношении ее можно сравнить только с лучшими сортами итальянской серы. Расстояние в 260 км, отделяющее серное предприятие от Ашхабада, и в три с лишним тысячи км, отделяющее Ашхабад от потребляющих центров Союза, сказывалось на исключительно высокой цене каракумской серы. И только острый серный голод мог поддержать это предприятие в пустыне. Однако, те количества серы, которые давал ежегодно Каракумский завод, были каплей в море. В связи с этим энергично развивались поиски и разведки серных месторождений» (Николай Федоровский «По горам и пустыням Средней Азии», 1937).

35

По выезду из посёлка дорога идёт мимо небольшого русского кладбища.

36

Фото слева – 1929 год, третья Каракумская экспедиция под руководством А.Е.Ферсмана. Фото справа – фотография нашей экспедиции (стрелкой указан бугор Чеммерли).

Миновав Кызылтакыр, мы въехали в область песков, которых так боялись, однако, на наше удивление, песочек там был достаточно плотным и мы легко достигли следующего такыра – Тегелекшора (togolok – круглый), на краю которого высился знаменитый бугор Чеммерли. Это тот самый бугор, который осмотрели Александр Ферсман и Дмитрий Щербаков, во время первой экспедиции 1925 года, полностью удостоверившись в богатстве здешних серных месторождений.

37

Бугор Чеммерли

Итак, наша экспедиция подошла к концу и неожиданно – последний объект, который был на нашем пути здесь – этот бугор-башня. Таким образом, почти в начале маршрута, мы обследовали старинную башню Минару, а заканчиваем поездку башней Чеммерли.

Далее мы повернули к северу и вскоре выехали на ровную, гравийную, свежую дорогу, которая начиналась от газовой вышки и вывела нас на трассу Ашхабад – Ташауз.


***

38

Руины караван-сарая Хасарлы

39

Россыпи обломков кирпичей ближе к северному колодцу около караван-сарая Хасарлы

40

Старинные кирпичи возле караван-сарая Хасарлы

41

В котловину спускается отара овец

42

Водопой у колодца

43

Современная сардоба в поселке Кырккуи

44

45

46

«Крепость» на Унгузе

47

Стрижка овец в Ак-башлы

48

Стрижка овец в Ак-башлы

49

Стрижка овец в Ак-башлы

50

В Ак-башлы

51

Сардоба Ак-башлы

52

Сардоба Ак-Башлы

53

В гостях в поселке Ак-башлы

54

Готовится обед, поселок Ак-башлы

55

Машина, развозящая воду, поселок Ак-башлы

56

Сардоба Клыч

57

Посёлок Серный завод

58

Возле поселка Серный завод

59

Современные сардобы близ поселка Серный завод

60

Механизм на месте бывшего серного завода

61

Небольшое русское кладбище

62

63

Бугор Чеммерли

Фотографии (по очередности сверху): №№ 5, 15, 17, 18, 21, 45, 50, 52, 55 – Семёна Кузнецова; остальные – Ивана Кузнецова.

Маршрут экспедиции по Унгузу составил Алексей Волосевич.

Статьи по теме:

Туркменистан: путешествие в центр Каракумов. Часть вторая

Туркменистан: путешествие в центр Каракумов


Иван Кузнецов