Прокуратура Ташкента: Умиду Ахмедову осудили правильно

Понедельник, 19 Апреля 2010

Очередная попытка фотодокументалиста Умиды Ахмедовой добиться справедливости в вышестоящей инстанции закончилась вполне предсказуемо. Ташкентская городская прокуратура признала приговор Мирабадского суда по уголовным делам, решившего, что своими документальными фотографиями и фильмами Умида Ахмедова оскорбила и оклеветала узбекский народ, совершенно правильным и сообщила, что оснований к изменению или отмене судебных решений не имеется. Об этом кратко, не утруждая себя разъяснениями по пунктам поданной жалобы, где подробно перечислялись нарушения, допущенные во время предварительного следствия и двух судов, Умиду уведомил заместитель прокурора Ташкента Б.Валиев.

1

Ниже мы приводим обоснования адвоката С.Майорова и ответ из Ташкентской городской прокуратуры – эти документы заслуживают того, чтобы внимательно с ними ознакомиться.

* * *

Ходатайство о принесении надзорного протеста (на приговор Мирабадского суда по уголовным делам от 10 февраля 2010 года и определение апелляционной коллегии Ташгорсуда по уголовным делам от 17 марта 2010 года)

…По приговору суда авторство Ахмедовой У.Т. в создании фотоальбома «Женщины и мужчины/от рассвета до заката» и документальных фильмов «Бремя девственности» и «Мужчины и женщины в обрядах и ритуалах» является оскорблением и клеветой на народ Республики Узбекистан.

Постановленный приговор и определение апелляционной коллегии необоснованные, не справедливые и не законные. Суд первой инстанции и апелляционная коллегия не приняли во внимание следующее:

1. В Постановлении Пленума Верховного Суда Республики Узбекистан от 19 июня 1992 года N 5 ПЛ-92 с изменениями и дополнениями, внесенными от 2 мая 1997 года, и от 11 сентября 1998 года N 24 «О практике применения судами законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций» определено, что: «Гражданин, которому сообщены оскорбительные для него сведения, вправе обратиться в суд с просьбой возбудить дело о привлечении виновного к уголовной ответственности по ст.ст. 139, 140 УК Республики Узбекистан за оскорбление или клевету…».

В этом же Постановлении Пленума Верховного Суда Республики Узбекистан судам дано следующее указание: «…9. Разъяснить судам, что порочащими сведениями считаются такие сведения, которые умаляют честь, достоинство и деловую репутацию в общественном мнении или мнении отдельных граждан с точки зрения соблюдения законов, моральных принципов общества…».

Тем не менее, физические лица, которые потерпели со стороны Ахмедовой У.Т. оскорбление, либо чье достоинство было унижено ее клеветой, судами

ВЫЯВЛЕНЫ НЕ БЫЛИ.

Из Комментария к ст.139 (клевета) и 140 (оскорбление) Уголовного Кодекса Республики Узбекистан, подготовленного доктором юридических наук, профессором, заслуженным юристом Республики Узбекистан М.Х.Рустамбаевым под общей редакцией министра юстиции Республики Узбекистан А.А.Палван-Заде, следует, что объектом преступления (клеветы) является честь и достоинство личности. Распространение правдивых сведений, хотя и позорящих лицо, состава клеветы не образует. Объект преступления (оскорбления) – честь и достоинство человека. С объективной стороны преступление заключается в умышленном унижении чести и достоинства личности в неприличной форме. Из комментария следует, что оклеветанным и/или оскорбленным должен быть конкретный человек, личность. В приговоре не указан конкретный человек, потерпевший из-за клеветы на него и/или из-за оскорблений в его адрес со стороны Ахмедовой У.Т. Вообще потерпевшие не определены и не установлены. Как вытекает из УК, Постановления Пленума ВС и Комментария к УК, потерпевшим может быть только физическое лицо.

В приговоре прямо указано, что Ахмедова У.Т «…оклеветала и оскорбила народ Республики Узбекистан…». Но в Уголовном кодексе Республики Узбекистан нет такой статьи как оскорбление и/или клевета на народ Республики Узбекистан.

Также согласно Уголовному Кодексу Республики Узбекистан:

- не является преступлением «…создание книг и фильмов, в которых содержится скрытый подтекст, направленный на дискредитацию устоев и обычаев народа Узбекистана…»

- не является преступлением «…использование психологического механизма внедрение идей в сознание молодого поколения, чужой нормам педагогики и психологии, общечеловеческим ценностям…»

- не является преступлением «…использование психологического механизма внедрение идей в сознание молодого поколения чужой нравственным устоям народа Узбекистана…»

- не является преступлением «…преследование целей, противоположных пропаганде здорового образа жизни…»

- не является преступлением «передача информации, которая может воспрепятствовать правильному восприятию действительности подрастающим поколением духовно-нравственной сферы жизни в Республике Узбекистан».

2. Следователь в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого вменил Ахмедовой У.Т. действия, выразившиеся в распространении ложных, позорящих другое лицо измышлений и в умышленном унижении чести и достоинства личности. В отношении «народа» следователь указал, что Ахмедова У.Т. совершила действия, направленные на дискредитацию устоев и обычаев народа. Т.е. следователь нигде не утверждает, что Ахмедова У.Т. оклеветала и оскорбила народ Республики Узбекистан. Суд, постановляя приговор, вышел за рамки обвинения и признал Ахмедову У.Т. виновной в действиях, не сформулированных органом предварительного следствия.

3. Если суд посчитал, что потерпевшим по делу является народ Узбекистана, то в соответствии со ст. 62 УПК РУз суд должен был привлечь к участию в деле представителя народа Узбекистана. От имени народа Узбекистана, согласно ст.10 Конституции Республике Узбекистан, могут выступать только избранные им Олий Мажлис и Президент республики. Прокурор взял на себя функцию представлять народ Узбекистана. Таких полномочий ни Конституция РУз, ни Закон РУз «О прокуратуре» прокурору не дает.

4. Что было ложью, неправдой в фотографиях фотоальбома «Женщины и мужчины/от рассвета до заката» и в документальных фильмах «Бремя девственности» и «Мужчины и женщины в обрядах и ритуалах» ни следствие, ни суд не установили. Свидетели, допрошенные апелляционной коллегией, не смогли указать, что в альбоме и фильмах является ложью, неправдой.

5. В чем проявилась корыстность или иная низменность побуждений со стороны Ахмедовой У.Т. суды не установили и не исследовали.

6. Суд, постановляя приговор, признал Ахмедову У.Т. виновной в том, что ее действия противоречат «основным положениям национальной идеологии». Тем самым, суд взял на себя полномочия устанавливать государственную идеологию, нарушение которой, по мнению следствия и суда, влечет уголовную ответственность. Данная позиция суда противоречит ст.12 Конституции Республики Узбекистан, в которой указано «В Республике Узбекистан общественная жизнь развивается на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной».

7. В приговоре суда в качестве преступных действий указано, что «… Ахмедова У.Т…передавала информацию, которая может воспрепятствовать правильному восприятию действительности подрастающим поколением…». Снова обращаемся к Конституции Республики Узбекистан. В ст.29 Конституции указано: «Каждый имеет право на свободу мысли, слова и убеждений. Каждый имеет право искать, получать и распространять любую информацию, за исключением направленной против существующего конституционного строя и других ограничений, предусмотренных законом. Свобода мнений и их выражения может быть ограничена законом по мотивам государственной или иной тайны».

Возникает вопрос: распространением какой информации, противоречащей ст.29 Конституции РУз, занималась Ахмедова У.Т.? Ответа в ходе судебных следствий не получено. Тогда следует признать, что информация, исходящая от Ахмедовой У.Т., не противоречит ст.29 Конституции, а действия Ахмедовой У.Т. НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ.

Изложенные выше аргументы не опровергнуты судом и поэтому должны трактоваться как сомнение в доказанности виновности Ахмедовой У.Т. Постановив обвинительный приговор, суд нарушил ст. 23 УПК РУз (презумпция невиновности), согласно которой все сомнения в виновности, должны разрешаться в пользу подсудимого. Также в пользу подсудимого должны разрешаться и сомнения, возникающие при применении закона.

8. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Республики Узбекистан от 24 сентября 2004 года N 12 «О некоторых вопросах применения норм уголовно-процессуального закона о допустимости доказательств»: «Всякое отступление дознавателем, следователем, прокурором и судом от точного исполнения и соблюдения норм УПК, регламентирующих общие условия доказывания, какими бы мотивами оно не было вызвано, влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы, не могут использоваться для доказывания обстоятельств, предусмотренных статьями 82 - 84 УПК, и положены в основу обвинения.» Так как уголовное дело было возбуждено 22 мая 2009 года, то все следственные действия после 21 августа 2009 года, проведенные без продления сроков следствия, как того требует ст.351 УПК РУз, незаконны. Принимая доказательства, добытые следствием после 21 августа 2009 года, суд нарушил ст.95 УПК РУз о допустимости доказательств.

9. Главным доказательством вины Ахмедовой У.Т., суд признал заключение комплексной экспертизы. Органом следствия была назначена комплексная дидактическая, литературоведческая, искусствоведческая, публицистическая, психологическая экспертизы вне экспертного учреждения. Свидетели обвинения, допрошенные в суде, признавались, что не считают себя специалистами ни в одной из областей искусства, в том числе, не являются специалистами в области художественной фотографии. Кто из экспертов имеет специальное образование в области психологии, публицистики осталось судом невыясненным. Из семи экспертов, привлеченных к проведению экспертизы и подписавших заключение, был допрошен ВСЕГО ОДИН ЧЕЛОВЕК - Акмалов А.А. Эксперта Шарипова С. брать в расчет нельзя, т.к. его подписи в заключении нет. Получается, что для того, чтобы давать экспертное заключение, не нужно иметь специального образования, достаточно работать в государственных органе управления (Комитет по делам религий) или государственном учреждении (ТГПУ им. «Низами», Центр пропаганды и духовности, Центр «Маънавият»). Суд, вновь нарушил требование ст.95 УПК РУз об относимости доказательств, считая, что мнение государственных служащих, не имеющих специального образования, является доказательством вины Ахмедовой У.Т. только лишь потому, что они дали подписку об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

10. В заключение комплексной экспертизы в отношении фильма «Мужчины и женщины в обрядах и ритуалах» указано, на листе дела 335 том № 1: «Информация, представленная в документальном фильме «Мужчины и женщины в обрядах и ритуалах» НЕ ПРОТИВОРЕЧИТ нашему национальному менталитету, традиционным нравственным нормам, основным положениям национальной идеологии нашей Республики, а также действующему законодательству, духовным и культурным ценностям…». Аналогичные формулировки в отношении фильма были даны специалистами из Комитета по делам религий при Кабинете Министров Республики Узбекистан л.д.289 т.1. Тем не менее, суд первой инстанции, при постановлении приговора, в нарушении ст.187 УПК РУз, обязывающей суд мотивировать свое несогласие с выводами экспертов, не сделал этого. Апелляционная коллегия в определении также не указала, что в отношении фильма «Мужчины и женщины в обрядах и ритуалах» между выводами экспертов и позицией судов имеются противоречие. Свое несогласие с экспертами апелляционный суд также НЕ МОТИВИРОВАЛ.

11. Обратимся к ст.172 УПК РУз. Статья определяет, что экспертиза назначается в случаях, когда сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, могут быть получены с помощью специального исследования, проводимого лицом, обладающим знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла. Таким образом, экспертиза могла быть назначена только в области искусства или ремесла. Органом предварительного следствия НЕ БЫЛА назначена экспертиза в области художественной фотографии и документального кино, как того требует ст.172 УПК РУз. Вместо этого была назначена комплексная экспертиза, производство которой поручена лицам, которые не являются специалистами в области художественной фотографии и документального кино.

Суд не справился с задачами уголовно - процессуального законодательства, не обеспечил правильное применение закона, с тем, чтобы ни один невиновный не был привлечен к ответственности и осужден (ст.2 УПК РУз). Суд первой инстанции назвал преступлением действия, не предусмотренные Уголовным кодексом, в связи с чем, на основании п.4 ч.1 ст. 484 и п.1.ст.488 УПК РУз приговор должен быть отменен. Суд не выполнил требования ст.463 УПК РУз.: «…Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В основу обвинительного приговора должны быть положены достоверные доказательства, полученные в результате проверки всех возможных по делу обстоятельств совершения преступления, восполнения всех обнаруженных в материалах дела пробелов, устранения всех возникших сомнений и противоречий».

Апелляционная коллегия Ташгорсуда не устранила противоречий, допущенных предварительным следствием и судом первой инстанции.

Таким образом, в действиях Ахмедовой У.Т нет состава преступления, вследствие чего на основании ст.ст.83, 490, 493, 521 УПК РУз она должна быть признана невиновной и реабилитирована.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.25, 27, 46, 49, 53, 479 УПК РУз, ходатайствуем о принесении надзорного протеста на обвинительный приговор Мирабадского суда по уголовным делам от 10 февраля 2010 года и определение апелляционной коллегии Ташгорсуда по уголовным делам от 17 марта 2010 года на предмет их отмены.

Осужденная У.Ахмедова, защитник С.Майоров

* * *

Ответ представителя Ташкентской городской прокуратуры

2

Ваше несогласие с судебными решениями рассмотрено с изучением материалов уголовного дела.

Установлено, что приговором Мирабадского суда по уголовным делам 10.02.2010 года Ахмедова Умида Тухтамурадовна осуждена по ст.139 ч.3 п. «г», ст.140 ч.2 УК РУз, и на основании п.1 ч.3 ст.463 УПК РУз наказание ей не назначено как лицу, подпадающему под действие подпункта «а» пункта 1 Постановления Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан «Об амнистии в связи с восемнадцатой годовщиной провозглашения независимости Республики Узбекистан от 28 августа 2009 года.

Определением апелляционной инстанции Ташкентского городского суда по уголовным делам 17.03.2010 года вышеуказанный приговор суда оставлен без изменений.

Вина осужденной доказана показаниями свидетелей, также подтверждается заключением Центра мониторинга в сфере Массовых коммуникаций Агентства связи и экспертизы, фотографиями, материалами фильмов «Бремя девственности», «Мужчины и женщины в обрядах и ритуалах» и другими материалами уголовного дела.

Действия осужденной квалифицированы правильно.

Оснований к изменению или отмене судебных решений не имеется.

В случае несогласия с данным ответом заявитель вправе обратиться в вышестоящую прокуратуру.

Зам прокурора г.Ташкента Государственный советник юстиции 3-класса Валиев Б.Б.

Первоисточник – ИА «Фергана»


Подготовил Алексей Волосевич