Частная фирма пытается захватить дом и участок семьи глухонемых инвалидов и их соседей

Вторник, 22 Сентября 2020

Мы уже рассказывали, как частная агрофирма «Куйлюк» пытается выселить из собственного дома на улицу семью Жилкиных – пятерых глухонемых инвалидов. Владелец агрофирмы доказывает, что дом и придомовой участок Жилкиных принадлежат именно ему, поскольку в 1998 году тогдашний хоким (руководитель администрации) Зангиатинского района Ташкентской области, где они расположены, своим решением передал эту землю ему в собственность. Суд первой инстанции встал на его сторону и постановил, чтобы семья инвалидов освободила свой дом. Летом начался апелляционный процесс. В связи с карантином он был приостановлен, однако не закончен: глава фирмы всё еще надеется завладеть никогда не принадлежавшей ему недвижимостью. 

Сами Жилкины о выдвигаемых претензиях узнали лишь в 2018 году – через 20 лет после того как хоким района написал бумагу о предоставлении обширной территории, на которой, помимо прочего, располагаются их дом и участок, частной организации, и незадолго до того как последняя подала на них в суд с требованием о выселении. Одновременно с этим агрофирма пытается отнять жильё и соседей Жилкиных – семьи Темировых, то есть хочет наложить лапу на имущество сразу двух семей. По словам представителя последней, Валижона Темирова, рейдерство, основанное на непрозрачных решениях районной власти, в последние годы стало основной деятельностью агрофирмы; захваченные земельные участки продаются под магазины, склады, гаражные боксы и тому подобные коммерческие и подсобные помещения.

«Подарок» хокима

Необходимая предыстория. В 1970 году за нынешней кольцевой дорогой возле массива Куйлюк Ташкентское городское предприятие электросетей (ТашГорПэс) построило дом, разделенный общей стеной на два жилых помещения; по-видимому, предназначавшийся для техперсонала проходящей рядом линии ЛЭП. В 1971 году относящаяся к организации подстанция предоставила обе части дома, вместе с придомовыми участками, двум своим сотрудникам с их семьями: дежурному инженеру Анатолию Перегудову и электрику Александру Саблину.

Перегудов проработал в Ташгорпэс до 1982 года, в 1987 году скончался, а в 1993 году по госпрограмме приватизации жилья свою часть дома перевела в частную собственность его вдова, Валентина, в процессе переоформления недвижимости приняла участие и его 19-летняя дочь Татьяна, у которой имеются кадастровые документы.

1

Татьяна и Вадим Жилкины и их внучка Лаура

Татьяна – инвалид 2-й группы с детства, так же как её муж Вадим и трое их детей. Выйдя замуж, она сменила фамилию на Жилкину. В доме отца она живёт с момента своего рождения. Сейчас - вместе с мужем и с двумя несовершеннолетними детьми (старшая дочь переехала к мужу, хотя прописана у родителей), а также с 9-летней внучкой - единственной слышащей из всей семьи.

Следует уточнить, что в 1970-е дом с приусадебной территорией, как это видно из документов, стоял на балансе совхоза, созданного в начале того же десятилетия. Это не значит, что он находился в его собственности, ведь собственность была государственной. Впоследствии совхоз был преобразован в тепличное хозяйство «Куйлюк», входившее в состав государственного кооперативного концерна «Узплодовощвинпром», а в 1990-х загадочным образом превратился в частное предприятие «Агрофирма Куйлюк», принадлежащее бывшему директору совхоза Мехриддину Ахмедову. Тем не менее, о том, что дом и земельный участок семьи Перегудовых, были в надлежащем порядке приватизированы, свидетельствуют несколько документов.

В решении профсоюзного комитета концерна «Узплодовощвинпром» говорится, что, на основании постановления президента РУз от 19 августа 1992 года и решения №203 от 21.06.89 [г.] Кабинета Министров РУз о приватизации ГОСУДАРСТВЕННЫХ ДОМОВ в качестве собственного имущества, а также заявления и документов комиссии, организованной при тепличном хозяйстве «Куйлюк» по приватизации дома, где проживает Татьяна Перегудова, постановлено ПРЕДОСТАВИТЬ ЕЙ В КАЧЕСТВЕ СОБСТВЕННОГО ИМУЩЕСТВА ДОМ №2 (следует адрес), общей площадью 78,1 кв.м. «Дом (…) передать в качестве собственного имущества». Подпись председателя профсоюза М. Салимова, круглая печать.

Следующий документ: приказ от 24 декабря 1992 года, изданный директором тепличного хозяйства «Куйлюк» Мехриддином Ахмедовым «О продаже в качестве частной собственности дома № 2 расположенного (следует адрес))»: «1. Находящийся в распоряжении тепличного хозяйства «Куйлюк» Зангиатинского района (…) частный дом №2 в котором проживает гражданка Перегудова Татьяна Анатольевна (…) ПЕРЕДАТЬ ЕЙ В ЧАСТНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ. (…) Круглая печать. Подпись.

Заметьте, что никто не называет дом №2 «домом операторов, как это будет в дальнейшем, когда агрофирма вознамерится его отобрать.

А годом позже Татьяне Перегудовой (с 1999 года Жилкиной) на основании решения хокима Зангиатинского района от 21 июня.1993 года «О приватизации жилищного фонда, принадлежащего предприятиям и организациям, расположенным на территории Зангиатинского района» было предоставлено право собственности на часть земельного участка площадью 0,323 гектара. Государственный ордер № 016-01/2063 от 21 июня 1993 года подтверждает, что Татьяне принадлежит и жилое помещение, расположенное по указанному в документе адресу.

2

Ордер на жильё

Половину дома, за стенкой, приватизировал живший там электрик Александр Саблин. В 2010 году он решил перебраться к детям, в Россию, и продал свою часть дома и земельный участок в 12 «соток» проживавшему неподалеку Валижону Темирову. Таким образом, обе части общего дома приватизировали два разных хозяина, то есть о каких-либо махинациях с их стороны при процессе приватизации не идет и речи, хотя, при оформлении, возможно, были допущены некоторые формальные ошибки (вероятно, по вине БТИ). Однако в то время глава тепличного хозяйства М. Ахмедов, как это видно по документам, ничуть не возражал против передачи дома в собственность проживающих в нем людей.

А через 15 лет Мехриддин Ахмедов, в 1995 году преобразовавший тепличное хозяйство в частное предприятие, вдруг потребовал вернуть «незаконно занимаемую» территорию.

Выяснилось, что хоким Зангиатинского района Хасан Нурматов своим решением от 2 апреля 1998 года утвердил право собственности частного предприятия «Агрофирма Куйлюк» на 81,4 гектара земли, с расположенными там автосервисом, мойкой автомобилей, вулканизацией, «домом оператора» (так в документе именовался дом Жидкиных/Темировых), парикмахерской, зданием для проведения свадеб, детским садом. А в соответствии с решением хокима района Акмаля Исабоева №928 от 24 июля 2008 года агрофирме было выдано право собственности на земельный участок в 2973,24 кв. м., со всеми вышеупомянутыми объектами, также проведена его регистрация в Госкадастре. Так дом Жилкиных/Темировых оказался в чужой собственности, о чем они даже не подозревали.

То есть хоким, добрая душа, взял да и «подарил» крупный земельный участок главе частного предприятия, - то ли просто по дружбе, потому, что М.Ахмедов хороший человек, то ли по какой иной причине. А десятью годами позже уже другой хоким оформил право фирмы на эту собственность.

Однако согласиться с этим трудно: да, возможно, когда-то дома с участками и стояли на балансе ГОСУДАРСТВЕННОГО хозяйства, но с тех пор они были приватизированы, – и уж точно никогда не принадлежали ЧАСТНОЙ агрофирме, созданной, через два года после этой приватизации, так что главы района распорядились чужим имуществом. Первый хоким давно исчез из виду, а второй, по словам Темирова, ныне возглавляет народную приемную президента в Ташкентской области.

«Частная агрофирма «Куйлюк» хочет отобрать наши дома и приусадебные участки, - говорится в письме в прокуратуру Ташкентской области, написанном членами обеих семей. - Главным «орудием» в этом деле служит решение хокима района № 928 от 2008 года принятое в интересах руководства агрофирмы или по соглашению с ним. В соответствии с этим решением они (хозяин фирмы и его юристы – ред.) отобрали приусадебные участки у некоторых жителей, построили магазины, столовые и продали (…). Даже здание для проведения свадеб, построенное за счет населения, проживающего в махалле «Сохибкор» и являвшееся имуществом махаллинского фонда, они внесли в данное решение и продали предпринимателям».

Валижон Темиров сообщает, что за такие проделки Ахмедов был привлечен к уголовной ответственности и в ноябре 2013 года по приговору Ташкентского областного суда по уголовным делам был признан виновным в ряде преступлений по статьям 165 (Вымогательство), 167 (Хищение путем присвоения или растраты), 168 (Мошенничество), 184 (Уклонение от уплаты налогов…), 186 (Производство, хранение, перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности), 189 (Нарушение правил торговли или оказания услуг), 209 (Должностной подлог), 210 (Получение взятки), 211 (Дача взятки), и 243 (Легализация доходов, полученных от преступной деятельности) УК РУз, и приговорен к 18-летнему заключению.

3

Мехриддин Ахмедов, кандидат в депутаты. Декабрь, 2019

Но просидел он не более 4 лет, и в 2017-м вышел на волю. «Вернувшись, он снова взялся за свою «профессию», - продолжают авторы письма. - И уже в 2018-м он стал требовать. В судебных заседаниях, представитель фирмы, используя в отношении нас выражения «самовольно присвоенный земельный участок», «самовольно присвоенный дом операторов», пытаются выставить нас в качестве правонарушителей. А кто на самом деле виновен? По какой причине хоким района, назвав «домом операторов» наш дом, в котором наша семья проживает с 1971 года, выносит решение в пользу агрофирмы? Почему сотрудники Кадастровой службы Зангиатинского района, несмотря на то, что на наш дом имеются оформленные документы, в повторном порядке, готовят документы [на его регистрацию] и именуют его «домом операторов»?».

Прокурор против

Летом 2019 года была предпринята попытка решить вопрос об оспариваемой собственности в пользу Жилкиных. Хоким Зангиатинского района А.Тамикаев 18 июня издал решение за №4133, признающее право собственности на дом и приусадебный участок Татьяны Жилкиной.

В нем уведомлялось, что во исполнение указа президента Узбекистана от 20 апреля 2018 года «О дополнительных мерах по социальной поддержке граждан и проведении разовой общегосударственной акции по признанию права собственности на самовольно построенные жилые помещения», он предписывает признать право пожизненного наследуемого владения, а также право собственности на 0,14 га земельной площади со зданиями и сооружениями, дворовыми участками (…), гражданке Жилкиной Татьяне Анатольевне (…).

Но агрофирма была начеку и немедленно обратилась с жалобой в прокуратуру. Вмешался прокурор Зангиатинского района Н.Абдуллаев и 11 сентября 2019 года подал протест для отмены решения хокима района. По мнению прокурора, оно было принято вопреки требованиям постановления правительства «О мерах по обеспечению исполнения указа президента Республики Узбекистан от 20 апреля 2018 года (…)».
Хоким Тамикаев c прокурором спорить не стал и покладисто, своим новым решением от 20 ноября, отменил предыдущее, признающее право собственности семьи инвалидов на дом и участок.

Прокурор же прислал ответ на обращение Валижона Темирова и членов его семьи, в котором содержалась странная фраза: «На сегодняшний день здания и сооружения, расположенные на этих спорных земельных участках, перекрываются (накладка)». Что бы это могло означать, не пояснялось. Предположительно - что хоким подарил агрофирме часть имущества, УЖЕ ПРИНАДЛЕЖАЩЕГО ДРУГИМ ХОЗЯЕВАМ.

Еще одно заявление от Татьяны Жилкиной и семьи Темировых было подано в октябре 2019-го в административный суд Зангиатинского района Ташкентской области. Они просили признать незаконными решения хокимов от 1998 года и 2008 годов. Однако это заявление так и не было кем-либо принято во внимание, а административный суд не состоялся.

Первый суд

В 2019-м представитель агрофирмы «Куйлюк» подал в суд, требуя вернуть «самовольно присвоенный земельный участок» в 0,323 гектара и выселить Жилкиных из «дома операторов». Состоялось три или четыре заседания, причем, одно было выездным, во дворе у Жилкиных. Сурдопереводчика не было и его задачу пришлось выполнять 8-летней Лауре, внучке Татьяны Жилкиной. Соседа Вали Темирова на эти судебные заседания не допускали.

Адвоката у семьи Жилкиных не было. «Пенсия по инвалидности маленькая, работы нет, адвоката взять нет возможности», - объясняет Татьяна.

4

8-летняя Лаура была сурдопереводчиком во время выездного судебного заседания в 2019 году

13 декабря Зангиатинский межрайонный суд по гражданским делам Ташкентской области под председательством судьи Д.Муродовой, в присутствии переводчиков Дмитрия Дементова и М. Зокировой завершил рассмотрение гражданского дела по иску агрофирмы «Куйлюк».

Её представитель Т.Аманов объяснил, что представленный ответчиками государственный ордер недействителен, в связи с отсутствием права собственности по этому ордеру (оно наступает в момент государственной регистрации – ред.). По этой причине имущество должно принадлежать частному предприятию, которое он представляет.

Деталь, характеризующая отправляемое «правосудие»: в тексте решения суда отмечается, что представители Службы землеустройства и кадастра недвижимости Зангиатинского района, а также отдела приватизации на заседание не явились, вследствие чего дело было рассмотрено без их участия. Вдумайтесь: дело о выселении семьи глухонемых инвалидов суд рассматривает БЕЗ КЛЮЧЕВЫХ ПОКАЗАНИЙ. В итоге, «изучив материалы дела», судья Муродова удовлетворила исковые требования агрофирмы.

В судебном решении упоминается, что в Государственном акте № 016-01/2063 от 21 июня 1993 года, подтверждающем право собственности на жилье, содержится текст договора о его купле-продаже, а сам договор внесен в государственный реестр Зангиатинского района; дом (следует адрес) передан Татьяне Перегудовой, купившей его у тепличного хозяйства «Куйлюк» за пять тысяч триста сумов. «В то же время в архивной справке указано, что в связи с непоступлением на архивное хранение оснований данных решений, возможность подтверждения участвовавших в процессе приватизации отсутствует».

А дальше следует неожиданный вывод: «Принимая во внимание, что доказательства о приватизации конфликтного земельного участка площадью 0,323 гектар и дома операторов на имя ответчика не были предъявлены, несмотря на наличие государственного ордера, право владения не было оформлено, исковые требования истца считаются обоснованными, [и] суд принял решение (…) забрать у ответчика Жилкиной Татьяны Анатольевны дом операторов (…) и передать частному предприятию «Агрофирме Куйлюк» и ответчика Жилкину Татьяну Анатольевну и членов ее семьи выселить из спорного дома».

Мол, тому, кто выдвигает претензии на чье-то имущество, доказывать ничего и не надо, бремя доказательства ложится на того, чье имущество хотят отобрать.

«Судья нарушил все процессуальные нормы, - прокомментировала это решение Татьяна Жилкина. - Судебное заседание шло на узбекском языке, без [официального] сурдопереводчика. Мне даже не предоставили исковое заявление истца - агрофирмы «Куйлюк». Поэтому, о чем шла речь на суде, я не знаю. Решение судья Муродова тоже выдала на государственном языке. Мне не разъяснили мои права по закону, мне не сказали, что я имею право подать апелляционную жалобу в течение 20 дней, поэтому мы не использовали своё право на апелляцию».

«За» и «против»

Из решения суда видно, что судья даже и не подумала проверить соответствие решений хокимов действующему законодательству, а также тому, как они пересекаются с проведенной еще до этих решений приватизацией недвижимости. Ведь хокимы – опора президента Мирзиёева, они теперь едва ли не святые, соответственно, все их указы – священные писания.

При этом решении суда вообще нет объяснения, как фирме, созданной ПОСЛЕ проведения приватизации домов и придомовых участков вдруг стала принадлежать эта собственность. Год создания частной агрофирмы не называется (потому что она была создана лишь через несколько лет после проведения приватизации). Этот вопрос намеренно и целенаправленно обходится стороной.

Принятие же решения в отсутствии представителей организаций, которые могли бы внести полную или частичную ясность, не укладывается ни в какие рамки.

Далее, с чего это судья всё время именует дома Жилкиных и Темировых «домами операторов»? Да, так их называет агрофирма, но ведь она не истина в последней инстанции. При приватизации это были просто дом №2 и №2а. Но суд должен быть объективным, а не принимать заранее сторону истца. Мы же видим, что доводы о незаконности отмены приватизации не принимаются во внимание, а документы, подтверждающие право обладания домом и придомовым участком игнорируются.

Соседи двух семей в заявлении, написанном 1 января 2019-го, подтвердили неправомерность названия, используемого агрофирмой «Куйлюк» и намеренно вводящей в заблуждение членов суда: «Мы …72–летняя Шомирзаева Эътибор, проживающая по адресу (…) с 1967 года, 72-летняяя Эгамбердиева Дилобар, проживающая по адресу (…) с 1970 года, 86-летний Ибрагимов Тургун, проживающий по адресу (…), заверяем, что дома №2 и №2а по улице Сохибкор, принадлежащие Перегудовой Т.А и Темировой С.В., называющиеся частной агрофирмой «Куйлюк» «домом операторов», никогда не были «домом операторов», не выполняли функции и задачи «дома операторов», с момента завершения строительства там проживают сотрудники городского предприятия электросети (ТашГорПЭС) со своими семьями. (…) Мы даём полное подтверждение этого» (подписи).

5

Тот самый дом и придомовой участок (половина Жилкиных, половина Темировых

Согласно статье 187 Гражданского кодекса РУз «Приобретательная давность», «лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее недвижимостью в течение 15 лет, приобретает право собственности на это имущество». Жилкины же не просто им владели в течение 50 лет – в 10 раз больше указанного срока – но и с 1993 года были его собственниками, что отражено в кадастровой документации.

Более того, согласно целому ряду законодательно-нормативных актов в Узбекистане, запрещается, вплоть до уголовной ответственности признавать не действительной или отменять приватизацию. А 20 ноября 2019 года вышло постановление президента Мирзиёева об улучшении бизнес-среды и совершенствованию системы поддержки предпринимательства, в соответствии с которым инициирование вопросов по пересмотру и отмене результатов разгосударствления и приватизации, квалифицируется как нарушение неприкосновенности частной собственности, и такие дела не должны приниматься к рассмотрению.

Так что решение судьи о лишении Жилкиных права собственности на дом и участок было явно ангажированным. И, кстати, из его текста куда-то делось упоминание о «накладке».

«В конституции прописано, что Узбекистан - гуманное демократическое правовое государство, стремящееся обеспечить достойную жизнь гражданам республики, - пишет Татьяна в письме к Генеральному прокурору Узбекистана. - Эту достойную жизнь наша семья прожила 50 лет, а теперь благодаря судье Муродову, нашу семью инвалидов 2 группы по слуху, «достойно» выкинули на улицу погибать».

Татьяна обратилась к уполномоченному Олий Мажлиса Республики Узбекистан (омбудсмену) по правам ребенка Алие Юнусовой, объясняя, что в доме, который у них хотят отобрать, она живет с мужем и несовершеннолетними детьми. 11 марта Алия Юнусова встретилась с семьей Жилкиных. Изучив документы, решения хокимиятов и постановление суда она отметила, что имеется основание для отмены решения суда, поскольку при рассмотрении дела он допустил ряд грубейших нарушений.

«Во-первых, не принято во внимание то, что вся семья – 5 человек, двое из которых – несовершеннолетние дети, являются глухонемыми. Судом не было обеспечено участие прокурора, в суде не участвовал (квалифицированный) сурдопереводчик и переводчик (узбекско-русский). По нашему законодательству, все дети имеют право на жилье. То есть, на сегодняшний день решение выселить их без предоставления равноценного жилья, без предоставления компенсаций, является грубейшим нарушением прав человека, в том числе прав ребенка».

На заявление омбудсмена последовала реакция. Прокурор Зангиатинского района Н. Абдуллаев, по протесту которого и было отменено решение хокима Тамикаева, предоставляющее Жилкиным право собственности на дом и участок, 7 января 2020 года вынес протест на решение Зангиатинского межрайонного суда. То есть мгновенно «переобулся» и, фактически, опротестовал свой прежний протест. При этом спорный дом он продолжал называть «домом операторов».

В новом протесте прокурора говорилось, что решение Зангиатинского межрайонного суда по гражданским делам исковое заявление истца ЧП агрофирмы «Куйлюк» (…) необходимо отменить на следующих основаниях.

«Суд первой инстанции (…) пришел к неправильному выводу о передаче жилого помещения (…) и земельного участка (…) частному предприятию «Агрофирма «Куйлюк», а также выселении [семьи Жилкиных], - пишет прокурор Абдуллаев. - Тогда как, на основании государственного ордера № 016-01/2063 от 21.06.1993 года, подтверждающего права Перегудовой (Жилкиной) Татьяны Анатольевны в отношении частной собственности, жилое помещение, расположенное по адресу (…) ПРИНАДЛЕЖИТ ЕЙ. Судом первой инстанции не было принято во внимание тот факт, что при наличии права владения у ответчика Т.Перегудовой (Жилкиной) в отношении жилого помещения (…), ДАННОЕ ПРАВО НЕ БЫЛО ОТМЕНЕНО. Принимая во внимание вышесказанное (…) решение суда подлежит отмене».

Выселение Темировых

Что касается второй семьи, на имущество которой тоже зарится владелец агрофирмы, то её дело рассматривается отдельно. Основания для отъема дома и участка семьи Темировых - те же решения двух хокимов, что и в случае с Жилкиными.

Валижон Темиров успел пройти через целую серию судов. В августе 2019-го очередной суд - Ташкентский областной суд по гражданским делам частично удовлетворил иск агрофирмы и определил, что Темировы должны передать ей земельный участок в 321,9 кв.м. на том основании, что выкупленные Садокат Темировой (жены Валижона, на чьё имя оформлялась недвижимость) у Александра Саблина дом и дополнительные строения не были зарегистрированы в установленном порядке, так что впоследствии они занимались незаконно. «Саблин пожилой человек был, в 2008-м ему было 86 или 87 лет, - объясняет Темиров. – Ему никто не сказал, что надо регистрировать, он думал, что как в советское время – выдали документы, и всё».

Таким образом, суд опять-таки попытался отменить приватизацию на основании формальных недочетов при процессе регистрации. Хотя к этому делу тоже можно применить цитировавшийся выше довод прокурора Абдуллаева – право собственности семьи Темировых никем не отменено.

20 января 2020 года состоялось судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Узбекистан по иску агрофирмы «Куйлюк». Представитель фирмы жаловался, что ответчик не освобождает участок, и просил суд выселить Темировых.

Судебная коллегия, однако, сочла, что апелляционная инстанция недостаточно оценила имущественные отношения сторон: обе стороны заявляют о своих правах в отношении спорного имущества и земельного участка, и представили свои доказательства. «Следует собрать доказательства, относительные к спору, при необходимости с привлечением к делу специалистов со специальным знанием и тщательно проверить доводы, приведенные в основу требований и претензий», - говорилось в решении суда.

И судебная коллегия, в связи с неполным определением значимых для дела обстоятельств, отменила определение апелляционной инстанции и заново направила дело в Ташкентский областной суд по гражданским делам для повторного рассмотрения, куда теперь и таскают Валижона Темирова.

«Открытый» закрытый суд

Но вернемся к Жилкиным. После протеста прокурора Абдуллаева, весной, состоялось заседание Ташкентского областного суда по гражданским делам. Татьяна настаивала, чтобы им вернули дом и 14 «соток» придомового участка, отобранных по итогам первого суда, но еще занимаемые её семьей. Однако вскоре в связи с эпидемией ковида была объявлена принудительная «самоизоляция», так что следующее заседание по иску фирмы состоялось лишь после длительного перерыва – с 17 июня.

По словам присутствовавшей на нем правозащитницы Татьяны Довлатовой, судья Нигора Мусаева, начав заседание на узбекском языке, не удосужилась ознакомить ГЛУХОНЕМУЮ ответчицу Татьяну Жилкину с ее правами и обязанностями, проигнорировав Гражданский процессуальный кодекс Узбекистана. Прокурор в зал заседания зашел всего на пять минут и не задал ни одного вопроса. В суде даже не была оглашена его фамилия, её выяснили лишь после окончания заседания - Шерали Файзиев. Представитель частной агрофирмы, выдвинувшей претензии на участок семьи Жилкиных, тоже не представился. С документами, которыми он тряс перед судьями, Татьяне Жилкиной ознакомится снова не дали.

Валижона Темирова, соседа и соответчика Жилкиной, на «открытое» судебное заседание не допустили - на том весомом основании, что он не свидетель, а тоже ответчик. Хотя по закону на открытых судебных заседаниях могут присутствовать все желающие, ответчиком же он был на другом процессе.

6

Татьяна с бабушкой в своём саду, который сегодня хочет отобрать частная агрофирма

Я побывал на третьем заседании суда, прошедшем 24 июня. Пробиваться на него пришлось со скандалом, хотя официально суд был открытым. Помощник судьи Сардор Муртазаев долго не хотел пускать меня и правозащитницу Довлатову (потом ее под пустячным предлогом всё-таки выставили из зала). А вот Темирова вновь не пустили, хотя в зале были свободные места.

Суд оставил тягостное впечатление. Просьбу Татьяны Жилкиной слушать дело на русском языке судья Голиб Вахидов пропустил мимо ушей. Правда, сурдопереводчик Зульфия Сеитахметова переводила и с узбекского. Судья задавал примитивные вопросы, словно даже не удосужился ознакомиться с делом. Например, спрашивал, когда была проведена приватизация, кто в ней участвовал, сколько у Татьяны детей, есть ли свидетельство о браке и т.д. Но все ответы на эти вопросы были в материалах дела, причем неоднократно повторялись.

И снова на заседании судья заявил, что здания и сооружения на спорном земельном участке попали внакладку друг на друга, так что суду необходимо разобраться, что это за накладка и откуда она взялась. На этом оно завершилось. Следующее, в связи с введением повторного карантина, не состоялось, и пока что процесс не возобновился.

Представитель агрофирмы со мной, как с представителем прессы, общаться не захотел, а переадресовал меня к Ахмедову. Моё личное впечатление: все они прекрасно обо всём договорились, и появление журналиста стало для них неприятным сюрпризом.

Понятно, что судьи выискивают нарушения при приватизации, которые до этого никого не волновали, только потому, что опасаются обсуждать правомочность решения хокима, предоставившего крупный земельный участок владельцу частной фирмы. Хотя если копнуть, то у каждого второго можно найти какие-то ошибки при оформлении собственности – тут сколько-то метров пропустили, там на учет не поставили. Однако подобные упущения - вовсе не повод, чтобы, вместо исправления допущенных ошибок, отнимать имущество и передавать его частным лицам. Это называется рейдерство, и перед нами именно такая попытка рейдерского захвата с использованием служебного положения хокима, - во всей своей красе.


Алексей Волосевич