Бывший заместитель прокурора Кашкадарьи, осужденный по сфабрикованному делу, не может добиться полной реабилитации

Среда, 20 Октября 2021

Тема незаконно осужденных и получивших большие сроки заключения в Узбекистане считается почти табуированной. Таких людей сотни, если не тысячи, но институты государственной власти не спешат заниматься пересмотром их дел, во всяком случае, пока не прозвучит специальная команда «сверху». Среди тех, кто в силу различных обстоятельств оказался в «опале», немало и лиц из числа «своих». 

Один из них - бывший первый заместитель прокурора Кашкадарьинской области Фархад Шайманов, четверть века проработавший в системе правового надзора. В 2008 году по поручению ныне покойного президента Ислама Каримова и тогдашнего премьера Шавката Мирзиёева он вместе с представителями СНБ арестовал членов организованной преступной группировки «Шайна» (название, производное от имени ее руководителя – ред.), которая в течение 10-15 лет занималась хищением и перепродажей в соседние страны бензинового конденсата с газохимического комплекса «Шуртангаз».

Однако участие в расследовании этой коррупционной группы, связи которой, как выяснилось позже, ведут в Ташкент, обошлось ему дорого. Даже сам областной прокурор просил закрыть дело, а преступники угрожали Шайманову и его семье, обещая, в частности, подорвать его автомобиль. По резонансному «делу о хищении конденсата» было привлечено к уголовной ответственности 67 человек. Но вместо благодарности и повышения по службе кашкадарьинского зампрокурора понизили в должности и перевели в прокуратуру Сурхандарьинской области, где через некоторое время на него обрушились серьезные испытания.

Под «крышей» генпрокурора

В интервью международной правозащитной организации Independent Organization, появившемся на Ютуб-канале 13 октября, Фархад Шайманов, с 2006 года занимавший должность первого заместителя прокурора по Кашкадарьинской области, подробно описывает все свои беды и злоключения, которые вынужден был перенести из-за «ослушания» руководителя ведомства.

1

Фархад Шайманов

13 лет назад, получив поручение от премьер-министра Мирзиёева о проверке хищений газоконденсата, Шайманов приступил к расследованию этого дела вместе с областным начальником СНБ (ныне – СГБ) А. Морозовым. Им удалось выяснить, что сколоченная уроженцем Гузарского района по имени Шайназар (кличка Шайна) преступная ОПГ с 1995 года наладила продажу краденого газоконденсата не только в самом Узбекистане, но также и в соседние Таджикистан и Афганистан.

«Когда мы арестовали участников и главаря преступной группировки «Шайна», генпрокурор Рашид Кадыров сказал мне: «Ты себя умным не считай, не лезь не в свое дело, зачем ковыряешь, пиши заявление об уходе…» Я лично допрашивал порученца и шофера Шайназара по кличке Тайсон. По его показаниям, вместе с Шайназаром они неоднократно давали взятки за покровительство заместителю прокурора области Мирзо Каримову - по 40-50 тысяч долларов в месяц. Последний же делился этими деньгами с прокурором Э. Джураевым и начальником отдела по коррупции СНБ Кашкадарьинской области Акмалем Саидовым (тезкой и однофамильцем нынешнего директора Института по правам человека – ред.). Позже от генпрокурора Кадырова мне поступил приказ прекратить расследование дела по преступлениям в Кашкадарьинской области. Я, не согласный с этим указанием, имел личную беседу с госсоветником президента А. Набиевым, который объявил мне благодарность от имени Ислама Каримова за проделанную работу. После чего я у меня состоялась встреча с самим генпрокурором [Рашидом Кадыровым], который сказал, что, нечего, мол, ссылаться на Мирзиёева - у него (то есть Кадырова – ред.) имеется достаточный материал на него, и что он может посадить и меня, и его. Из происходящего я понял, что раскрытые нами хищения газоконденсата, продолжавшиеся с 1995 года, происходили лично под покровительством генпрокурора Рашида Кадырова», - повествует Фархад Шайманов.

В итоге генпрокурор необоснованно освободил его и от должности заместителя прокурора Сурхандарьинской области, назначив помощником прокурора Зангиатинского района Ташкентской области. Шайманов не подчинился этому приказу, отказавшись работать в должности, предложенной ему руководителем высшей надзорной инстанции.

«Видя мое неподчинение, генпрокурор через прокурора [Ташкентской] области Б. Куканбаева и начальника СНБ [Кашкадарьинской области] И. Дехканбаева (позже был осужден за коррупцию – ред.) организовали в отношении меня провокацию. Они подослали нанятого человека (как оказалось, трижды судимого рецидивиста – ред.), чтобы тот вложил в мои карманы деньги, но это ему не удалось. Несмотря на это, меня схватили сотрудники СНБ, посадили в машину и привезли в прокуратуру Ташкентской области. Там в кабинете следователя прокуратуры сотрудник СНБ, чтобы заставить меня подписать признательные показания, воткнул иглу в безымянный палец моей руки, после чего от болевого шока я потерял сознание. С этой же целью в камере четверо из них избивали меня наполненной водой баклажкой по пяткам, требуя от меня признательных показаний. Я снова и снова терял сознание…», - продолжает бывший прокурор.

По словам Шайманова, на следующее утро требованием от задержанного признаний занялся следователь прокуратуры Тахир Хусанов, а когда тот отказался, предложил ему сделку (по указанию того же генпрокурора Кадырова): дескать, признайся в получении взятки, и тебе предъявят обвинение по более легкой статье - вместо 3-й части статьи 210 (Дача взятки …в особо крупном размере), со сроком от 10 до 15 лет, по 2-й её части (Дача взятки …в крупном размере), со сроком наказания от 5 до 10 лет лишения свободы. Даже представил готовые постановления на переквалифицированные статьи (с тяжкой на более легкую).

«Я передал [своему] адвокату Х. Янгибаеву экземпляр сфальсифицированного постановления, а он сделал его ксерокопии и передал мне. После чего я предъявил следователю Т. Хусанову экземпляр его махинаций. Он был шокирован и стал просить меня о прощении. Но, тем не менее, Ташкентский областной суд под председательством М. Усманова (под давлением исполняющего обязанности начальника СНБ Ташкентской области И. Дехканбаева) приговорил меня к 8 годам лишения свободы», - вспоминает те дни бывший прокурор, во время пребывания под следствием подвергшийся жестоким пыткам, продолжавшихся в течение трех суток.

Оправдан, но не «прощен»

В 2009 году, через год и три месяца отсидки, его освободили – помогла амнистия. «С тех пор я начал добиваться реабилитации, которую получил лишь в апреле 2018 года, с возвращением мне звания полковника юстиции. Но, несмотря на решение Ташкентского городского суда, мне не были возвращены мои льготы, на основании статей 304-312 УПК РУз; также [мне] не возместили материальную и моральную компенсацию за период с 2008-го по 2021 годы», - говорит Фархад Шайманов.

И всё же он не переставал добиваться справедливости. В конце концов это ему удалось: определением Ташгорсуда от 18 апреля 2018 года по уголовным делам он был полностью оправдан, были восстановлены все его законные права (правда, судя по всему, пока лишь на бумаге). «После этого новый генеральный прокурор Отабек Мурадов (к тому времени Рашид Кадыров уже сам находился под следствием – ред.) назначил меня на должность помощника прокурора Паркентского района Ташобласти. И в тот же день, как позже выяснилось, О. Мурадов (в 2020 году за коррупцию приговорен к 5 годам ОГРАНИЧЕНИЯ свободы – ред.) дал устное указание избавиться от меня», - рассказывает экс-прокурор.

Встреча спустя год с новоназначенным главой Генпрокуратуры Нигматуллой Юлдашевым (занявшим кресло после ареста Мурадова – ред.) также не принесла Шайманову никакого результата, из-за чего он был вынужден подать в суд на надзорное ведомство о восстановлении его законных прав. И, как это ни странно, но в своем решении суд поддержал заявителя.

Это не первый рассказ «на камеру» Фархада Шайманова после его освобождения из тюрьмы, о пережитом в связи с подстроенным осуждением, а также перенесенных издевательствах и пытках.

Тремя месяцами ранее, в беседе с руководителем правозащитной организации «Эзгулик» («Милосердие») Абдурахманом Ташановым он поделился своим мнением о действиях силовой системы в отношении «неугодных».

«Я вышел победителем в семимесячной схватке со смертью, пережив тяжелый инсульт (это было еще в здании Генпрокуратуры, когда его преследованием занимался сам Рашид Кадыров – ред.). После трехдневных пыток [в следственном изоляторе] бывали моменты, когда я падал в обморок. Ночью, в подвале изолятора, меня били по ногам баклажкой, наполненной водой. Самое обидное – во главе всех моих пыток и страданий стоял мой ученик, которому я лично помог пройти аттестацию, - Тахир Хусанов. Он кричал мне в лицо, что, мол, посадит меня в тюрьму по 10 пунктам обвинений и сгноит там», - рассказывал тогда Фархад Шайманов.

И хотя его официально оправдали, причиненный ему моральный и материальный ущерб до сих пор не компенсирован. Это означает, что его права восстановлены не полностью. Поэтому он добивается у государства выплаты средств за утраченные не по его вине 10 лет профессиональной деятельности и восстановления в должности. Пока безрезультатно, хотя к настоящему моменту Фархад Шайманов направил более четырехсот писем и обращений в народные приемные с соответствующими просьбами.

В то же время, судя по эмоциональным высказываниям под видеопубликацией, большинство комментаторов не склонно сочувствовать пострадавшему представителю надзорного органа, считая, что все судьи и прокуроры одним миром мазаны…


Соб. инф.


Комментарии  

#1 Сергей 21.10.2021 21:04
пусть на себе испытает до конца все что он и ему подобные творили с простыми людьми. ни капли жалости и сочувствия такие как он не вызывают
Цитировать