Вице-премьер Узбекистана глазами американских дипломатов

Вторник, 13 Сентября 2011

По данным «Викиликс», в депешах посольства США в Ташкенте Рустам Азимов, первый вице-премьер и министр финансов Узбекистана, называется вторым после Гульнары Каримовой человеком по возможностям «получать доход от природных ресурсов», а также вероятным преемником президента.

Какие бы кризисы ни постигали экономику Узбекистана, Азимов неизменно остается у кормила власти: то в роли министра финансов и вице-премьера, то министра макроэкономики и статистики, то министра внешних экономических связей, инвестиций и торговли, то вновь - министра финансов.

Что сообщает об Азимове «Викиликс»

Часть деятельности Азимова нашла отражение в депешах сотрудников посольства США в Ташкенте, обнародованных сайтом «Викиликс». Первая из них датируется 2006-м годом:

«В то время как продолжают ходить слухи, что Ганиев (Эльёр Ганиев; с 12 июля 2006 года - министр внешних экономических связей, инвестиций и торговли, ныне вице-премьер и министр иностранных дел Узбекистана, – прим. ред.) может скоро оказаться совсем вне правительства. Мы относимся к этому скептически, так как он является для Каримова полезным соперником [для сдерживания] набирающего силу влиятельного первого заместителя премьер-министра Рустама Азимова», - уведомлял заместитель посла Брэд Хэнсон.

1

Рустам Азимов. Фото - Azattyq.org

В дальнейших сообщениях американцы обращают внимание на его стремление взять под контроль добычу и экспорт основных природных ресурсов страны.

«Онохин (Евгений Онохин, глава ташкентского офиса американской компании «Nukem Inc.», экспортирующей уран из Узбекистана, – прим. ред.) сказал советнику посольства по экономике, что министр финансов Рустам Азимов скрытно стремится к контролю над НГМК и его активами (Навоийский горнометаллургический комбинат, производящий уран и золото, крупнейшее предприятие Узбекистана, – прим. ред.)…

С начала 2007 года НГМК был лишен возможности самостоятельно заключать контракты, и теперь все контракты должны быть одобрены Азимовым», - передавал в сентябре 2007 года советник по экономике посольства США Б. Олсен в депеше «Узбеки не обеспечивают урановую квоту для «Nukem».

В другом донесении за тот же год с красноречивым названием «Ресурсный национализм: хватай, что можешь» тот же Олсен сообщает:

«Если иностранная компания получает солидные прибыли, это обращает на себя внимание узбекской элиты, которая желает иметь долю в этих прибылях. Две фигуры из элиты, обладающие максимальными возможностями получать доход от природных ресурсов, - это Гульнора Каримова и министр финансов Рустам Азимов. «Зеромакс» является посредником во всех контрактах по нефти и газу…

Азимов, согласно сообщениям, стоял во главе захвата государством компаний «Newmont» и «Metal-Tech Ltd.» (израильская компания, которая занималась переработкой молибдена и вольфрама, – прим. ред.), и получает неофициальные прибыли за счет контроля со стороны правительства Узбекистана».

В следующей депеше указывается на усиливающееся значение Азимова. «Звезда Азимова восходит. Его назначение первым заместителем министра только усилит новые предположения, что Азимов в конце концов займет место Каримова», - передает в январе 2008 года советник по политике американского посольства Стивен Прохазка.

Отметим, что в это время Азимов является первым заместителем председателя Кабинета министров, министром финансов, руководителем Комплекса экономики и внешних экономических связей страны.

В том же месяце другой сотрудник посольства США в Ташкенте - Тед Буркхалтер - рисует перспективы Азимова, используя аналогичные выражения.

«Очевидно, что звезда Азимова восходит, - докладывает американский дипломат. - Он находился в немилости с 2003 по 2005 гг. или около того после своей активной роли в организации проведения провального ежегодного собрания ЕБРР в Ташкенте в 2003 году (Ислам Каримов подвергся на нем острой критике, – прим. ред.).

В течение последних двух лет он восстановил доверие и в прошлом месяце был назначен первым заместителем премьер-министра. Он, вероятно, был одним из наиболее влиятельных министров в течение последнего года. Останется ли он заместителем премьер-министра, мы не знаем.

Многими он рассматривается как многообещающая фигура для американо-узбекских отношений и видится лицом, способствующим более разумным экономическим реформам. Однако он является политическим долгожителем, который, скорее всего, будет придерживаться линии Каримова».

Месяц спустя, 22 февраля 2008 года, начальник политико-экономического отдела Буркхалтер вновь обращается к этой теме. Он опровергает распространенные сайтом Uzmetronom.com слухи о том, что первый заместитель премьер-министра Азимов будет назначен на должность и. о. премьер-министра Шавката Мирзиёева и пишет следующее:

«Согласно источникам посольства в парламенте и Кабинете министров (если это необходимо, можем назвать их имена), председатель СНБ (Службы национальной безопасности, - прим. ред.) Рустам Иноятов предпочитает Мирзиёева в качестве следующего президента Узбекистана.

В соответствии с этой версией дворцовой интриги, Иноятов имеет достаточное количество компрометирующих материалов на Мирзиёева, которые дадут ему возможность защитить свои интересы.

Справедливо и то, что Азимов может быть менее уязвим. Как министр финансов он, весьма вероятно, отслеживал сомнительные финансовые сделки других членов правительства».

«Мы считаем, - продолжает Буркхалтер, - что Азимов в качестве премьер-министра способствовал бы обеспечению экономического роста, от которого так сильно зависит стабильность Узбекистана в будущем».

Через несколько месяцев, 7 мая 2008 года, американские дипломаты вновь обращаются к личности Р. Азимова. В каблограмме «Странные и противоречивые события: подготовка почвы для передачи президентской власти в Узбекистане» посол Ричард Норланд пишет:

«Господствующим мнением является то, что ташкентец Азимов отказывается от сомнительной чести казаться приемником Каримова, понимая, что его политические сторонники еще не солидаризировались с самаркандскими/бухарскими или ферганскими соперниками, чья поддержка необходима для стабильности в политической триаде в Узбекистане.

…Мы думаем, например, о таких людях, как генеральный прокурор Шарафутдинов, председатель Торгово-промышленной палаты Шайхов и первый заместитель премьер-министра Рустам Азимов, – людях, которые очевидно, но осторожно надеются, что постепенное улучшение атмосферы в отношениях с США даст им шанс для осуществления более реформистского плана действий…».

2

Рустам Азимов

В депеше от 27 января 2009 года Рустама Азимова вновь прочат в президенты.

«Саито (второй секретарь посольства Японии в Узбекистане, – прим. ред.) … высказал мнение, что первый заместитель премьер-министра Азимов может стать следующим президентом Узбекистана, когда Каримов уйдет со сцены».

«Мы также не можем подтвердить его предположение, что Азимов может стать преемником Каримова, хотя Азимов действительно очень влиятельный чиновник…», - уточняет второй секретарь Стивен Прохазка.

Последняя упоминающая об Азимове депеша, относится к 2009 году и обращает внимание на один из штрихов его биографии.

Прохазка, со ссылкой на посла Республики Корея в Узбекистане Кён Дже Мина, сообщает, что когда первый заместитель премьер-министра Азимов был председателем Национального банка Узбекистана (Кён не назвал год), он находился рядом с Каримовым, когда террористы совершили попытку покушения на его жизнь. По его словам, этот случай сильно испугал Азимова.

Судя по всему, речь идет о взрывах в Ташкенте 16 февраля 1999 года, организованных сторонниками схваченного спецслужбами, а затем «исчезнувшего» ваххабитского имама Абдували-кори Мирзоева. В результате серии терактов тогда погибли 16 человек, еще 150 были госпитализированы, некоторые из членов правительства получили ранения разной степени тяжести.

На этом донесения американских дипломатов об Азимове заканчиваются.

Во благо отечества

Между тем, Азимов заслуживает гораздо большего внимания, чем то, что было ему уделено в материалах, опубликованных «Викиликс».

В западных СМИ осторожный и знающий английский язык Азимов традиционно изображается «либералом» и «реформатором», правда, не имеющим возможности воплотить свои прогрессивно-демократические замыслы в жизнь при нынешнем авторитарном президенте.

Наблюдатели отмечают его амбициозность и то и дело «примеряют» его на роль возможного преемника Каримова, после чего неизменно делают вывод, что вот тогда-то, мол, все будет иначе (ведь он speaks English!..).

В самом же Узбекистане Азимов более известен как человек, долгие годы целенаправленно губивший экономику страны, приспосабливая ее исключительно к обслуживанию корыстных интересов властной верхушки.

По сообщениям независимых СМИ, уже в начале 1990-х, после назначения на пост председателя правления Национального банка внешнеэкономической деятельности Узбекистана, Азимов получил контроль над огромными финансовыми ресурсами. Основные посты в структурах Нацбанка заняли его доверенные люди. Впоследствии они приняли участие во множестве операций, направленных на «распиливание» бюджетных средств.

Одна из приписываемых ему и широко распространенных схем – закупка будто бы необходимого стране дорогостоящего технологического оборудования, стоимость которого сильно завышалась – в разы. Это создавало возможности для хищения государственных средств в огромных объемах, причем совершенно безнаказанно.

Осуществлению подобных операций весьма способствовало отсутствие законодательно обеспеченной конвертации национальной валюты, вследствие чего разница между официальным, центробанковским, и «базарным» курсами сума на протяжении всех 1990-х годов исчислялась сотнями процентов.

В 1994 году «базарный» или «черный» курс сума был выше официального, примерно в три раза, в период с 1996-го и до середины 2002-го года - в 2,5 раза. Команде Азимова, то есть тем, кто контролировал выделение валюты по госкурсу на разные «необходимые для экономики республики закупки» это предоставляло фантастические возможности для обогащения.

В то же время сами узбекистанские производители возможности беспрепятственной конвертации валюты были лишены.

Такая ситуация, несмотря на всю ее пагубность для экономики Узбекистана, судя по всему, абсолютно устраивала правящую группу лиц, включая президента Каримова.

Судьба антикоррупционной реформы

В 2001 году, после начала антитеррористической операции США в Афганистане, под давлением новоприобретенного союзника узбекские власти вынужденно пообещали МВФ ускорить экономические реформы, в том числе уравнять разные обменные курсы сума и с июля 2002 года обеспечить конвертацию национальной валюты по текущим счетам.

Это означало конец неисчерпаемой, казалось бы, кормушки для представителей клана Азимова и одновременно шанс для предпринимателей всей страны.

Но проведение этой реформы было поручено именно Азимову, и он приложил все силы, чтобы ее жертвой стала не отлаженная система обогащения, а торгово-предпринимательское сословие республики.

В Узбекистане именно ему приписывают кампанию по «раскулачиванию» торгового бизнеса в начале 2000-х годов, когда ради унификации курсов сума правительство, вместо того, чтобы отпустить сум «на волю», добилось того же результата, искусственным образом разорив десятки тысяч узбекских предпринимателей.

Одним из итогов этой «реформы» стало то, что торговые фирмы, принадлежащие представителям властной «элиты» и их родственникам, получили законодательное право монопольно осуществлять поставки товаров в страну с более чем 25-миллионным населением без какой бы то ни было конкуренции. Это - сотни миллионов, если не миллиарды долларов ежегодно.

Конвертация все же была введена, правда, не в 2002-м, а осенью 2003-го, когда множественные курсы валют практически сравнялись. 15 октября 2003 года правительство Узбекистана официально приняло на себя обязательства по восьмой статье Устава МВФ, предусматривающей обеспечение конвертации по текущим счетам.

Впрочем, долго введенная конвертация не просуществовала. Уже через несколько месяцев, в начале 2004 года, банки получили распоряжение не рассматривать заявки на конвертацию средств для импорта товаров, не имеющих «социальной значимости». А вскоре конвертация фактически была свернута и забыта, так что о восьмой статье Устава МВФ в Узбекистане уже никто и не вспоминает.

Сегодня в стране ситуация примерно та же, что в и 1990-х: «избранные» торговые фирмы пользуются неограниченной возможностью конвертации сумов, все остальные, в том числе реальные производители товаров, подобной возможности лишены.

Тем временем, выгодный для узбекских властей межкурсовой зазор в последние годы всё более расширяется: в настоящее время разница между курсами Центробанка и «черного» рынка достигла 44 процентов. Это наивысший показатель за все последние восемь лет, начиная с начала 2003 года.

Замедление и ограничение

Еще одной «реформой» Азимова является активно проталкиваемое им на протяжении второй половины 2000-х годов искусственное ограничение оборота наличной денежной массы. Зачем это нужно и что в этом полезного для экономики республики, он никогда не объяснял.

В результате этого антиэкономичного подхода (в действительности, чем выше скорость оборота денежных средств, тем лучше для экономики) значительная часть денег ушла в теневой сектор, а частное предпринимательство едва не загнулось окончательно.

Независимые наблюдатели отмечают, что финансовая мощь Азимова возрастает прямо пропорционально ухудшению финансовых показателей страны.

«Имея абсолютный контроль над финансовой системой (банки, внешнеэкономическая деятельность, инвестиции и др.), он по своему усмотрению финансирует проекты, предусмотренные указами и постановлениями главы государства. В итоге, ни один инвестиционный проект, реализованный при участии Азимова, успешно не работал и не работает», - пишет сайт Tayanch.com.

Секрет долгожительства

По широко распространенному мнению, именно Рустам Азимов является главным соавтором Ислама Каримова в создании знаменитой «узбекской экономической модели», направленной, в основном, на то, чтобы выкачивать из государственных недр невозобновляемые сырьевые ресурсы. При этом его фигура несправедливо остается в тени, и даже, как видим, пользуется некоторой благосклонностью на Западе.

Почему же он столь долго «курирует» экономику страны, несмотря на явное ухудшение ее состояния, вызванное осуществляемой им финансово-экономической политикой?

Можно предположить, что, наряду с Эльёром Ганиевым и другими высшими правительственными чиновниками, ему прекрасно удается главное: обеспечивать непрерывный рост благосостояния семьи Каримовых. И если когда-нибудь Азимову и вправду суждено будет занять президентское кресло, то вряд ли стоит питать какие-либо надежды и ожидать от него серьезных политических или экономических реформ.

Первоисточник - Uznews.net


Алексей Волосевич