Имя пластического хирурга Владимира Тапии Фернандеса (Тапия Владимир Эдуардо; «дядя Эдик») среднестатическому жителю Узбекистана вряд ли что-нибудь скажет, зато хорошо знакомо его состоятельным пациентам в Российской Федерации. Его так и называют - «звездный» хирург, поскольку через его профессиональные руки прошла значительная часть российской элиты: у него оперировались знаменитости из мира кино, театра, эстрады, а также известные политики и дипломаты. Некоторые из его постоянных клиентов, проживающих в разных странах, по слухам, до сих пор обращаются к нему за решением своих «эстетических» проблем.

Двухдневный визит главы Узбекистана Шавката Мирзиёева в соседний Таджикистан, состоявшийся 9-10 марта, можно назвать прорывным в восстановлении запущенных донельзя двухсторонних отношений. Уже то обстоятельство, что Мирзиёева в аэропорту встретил президент Эмомали Рахмон в сопровождении более чем 12 тысяч студентов и школьников, говорило о многом. По итогам встречи были подписан договор об отдельных участках узбекско-таджикской государственной границы, соглашение о взаимных поездках граждан, а также пакет из 27 документов, касающихся сфер торговли, экономики, инвестиций, финансов, транспорта и транзита, сельского хозяйства, водно-энергетической отрасли, налогов, таможенного дела, туризма, образования и науки, здравоохранения, культуры, межрегионального сотрудничества, в области безопасности и противодействия преступности. «Под занавес» Шавкат Мирзиёев с удовлетворением отметил, что «между Узбекистаном и Таджикистаном не осталось нерешенных вопросов». Хотя на самом деле они остаются.

22 декабря президент Узбекистана выступил с посланием к парламенту страны, в котором подвел некоторые итоги 2017 года и поделился планами на ближайшее будущее. Государственные СМИ подчеркивают, что это произошло впервые. В целом его выступление было выдержано в привычной стилистике «урожаи растут», но в то же время содержало непривычно большое количество критических замечаний о происходящем в республике.

После «судьбоносного» визита в Ташкент президента Турции Реджепа Эрдогана, попытавшегося укрепить отношения между двумя странами, ослабшие от каримовского «замораживания», прошел уже год. И полтора месяца – после ответной поездки в Стамбул президента Узбекистана, первой за последние 20 лет, о которой СМИ двух стран отчитались в самых высокопарных выражениях, именуя ее «исторической» и предрекая расцвет взаимовыгодного сотрудничества. И в первый, и во второй раз стороны много чего наобещали друг другу. Были подписаны десятки документов, сулящих Узбекистану миллиардные инвестиции, а Турции – изрядную прибыль. Что же было сделано в течение года, какие договоренности воплотились в практические дела, а какие нет? И как за прошедшее с тех пор время изменились сами эти две страны?

Восьмого декабря Узбекистан отметит 25-летие своей Конституции. Она была принята на 11-й сессии Верховного Совета республики и, без сомнения, стала шагом вперёд после эпохи тоталитаризма, поскольку впервые законодательно закрепила за гражданами такие права как свобода политических убеждений, свобода создания независимых политических партий, владение частной собственностью и прочий минимальный пакет прав и свобод личности.

В конце сентября в Узбекистане был опубликован проект указа президента Мирзиёева о совершенствовании системы господдержки лиц с инвалидностью, то есть, попросту говоря, инвалидов. Решение полезное, однако запоздавшее на несколько десятилетий. Транспортная и бытовая инфраструктура в стране – от небольших поселков до крупных городов – совершенно не приспособлена для людей «с ограниченными возможностями». Причем не только для них, но и для детей, стариков и женщин с колясками, словом, для всех, кто испытывает те или иные сложности с передвижением. И эти проблемы, к сожалению, решаются недопустимо медленно, а во многих случаях и вовсе усугубляются.

На днях в Ташкенте был задержан известный журналист Сид Янышев. «Обычная» проверка его личности вместо обещанных пяти минут заняла целый час, поскольку выяснилось, что он был не единственным задержанным: в очереди к компьютеру стояла толпа из десяти человек. О том как происходила процедура этой проверки, и насколько были законны действия сотрудников милиции нашему изданию рассказал сам потерпевший.

В многоэтажном жилом доме по улице Бешкурган в Алмазарском (ранее Сабир-Рахимовском) районе Ташкента траур: 9 ноября здесь похоронили сразу трех несовершеннолетних сестер – 8-летнюю Мухлису, 6-летнюю Мунису и 4-летнюю Мохиру из квартиры на втором этаже. По словам соседей, процессия растянулась от дома до кладбища. Последнее, под названием «Чаманбог» («Цветущий сад»), находится примерно метрах в 300-400 от родного дома погибших девочек.

Посещение Узбекистана чеченской делегацией во главе с Рамзаном Кадыровым, президентом автономии в составе Российской Федерации, членом бюро высшего совета партии «Единая Россия», Героем России, президентом футбольного клуба «Ахмат», руководителем Федерации бокса Чеченской Республики, а по совместительству – путинским вассалом, обладающим собственной армией, убийцей и кровавым палачом, - вызвало массу вопросов.

Публичная полемика миллиардера Алишера Усманова с оппозиционером Алексеем Навальным – хороший повод вспомнить о тщательно скрываемом прошлом российского олигарха. Говоря о том, почему в 1980-х годах, еще в Узбекской ССР, он провел шесть лет в заключении, бизнесмен заявил, что полностью оправдан Верховным судом Узбекистана, а все обвинения против него сфальсифицированы. Позволим себе в этом усомниться.

Минувший День памяти и почестей, как в Узбекистане официально называется День победы, отмечали уже не так, как при Каримове, и основное отличие – частичное снятие негласного запрета на отношение к нему как к «своему» празднику. Это стало понятно за несколько дней до него, когда возле воинского мемориала на площади Памяти, уголке площади Независимости, оркестр вдруг стал исполнять мелодии военных лет, а по городу прошла колонна «полуторок» с надписями «От тружеников Узбекистана – фронту!».

20 апреля в Ташкенте прошел знаменательный юбилей – десять лет со дня проведения первого фестиваля узбекского видеоарта, успех которого дал толчок развитию этого художественного направления: в последующем в республике прошли еще 26 фестивалей, где были представлены сотни работ. Кинопоказы были принципиально свободны от какой-либо идеологической цензуры – и уже поэтому могут считаться уникальным явлением в совершенно несвободной стране.

Неплохая новость - памятник семье Шамахмудовых с далекой окраины столицы, куда он был «сослан» девять лет назад, 1-го мая перенесен в её центр, в Сад Дружбы (ранее парк Бабура, еще ранее Кирова).

Глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу завершил свой официальный визит в Узбекистан, встретившись 26 апреля с президентом Узбекистана и другими официальными лицами. Сторонами было отмечено динамичное развитие узбекско-турецких отношений, в соответствии с договоренностями, достигнутыми в ходе переговоров на высшем уровне, прошедших 17-18 ноября 2016 года в Самарканде.

Узбекские власти и после смерти президента Каримова продолжают скрывать, во сколько обошлось бюджету города и республике в целом строительство одного из самых больших и дорогостоящих зданий страны – Дворца Форумов, возведенного в 2009 году в центральной части столицы.

Так уж сложилось, что запланированный на 5 апреля первый официальный визит в Россию Шавката Мирзиёева в качестве президента Узбекистана совпал по времени с прогремевшим накануне террористическим актом в метрополитене Санкт-Петербурга. Опасения, выражаемые многими пользователями соцсетей, что из-за этой трагедии встреча на высшем уровне может не состояться, не оправдались.

Стакан прохладного сока в жаркий летний день – удовольствие, для большинства узбекистанцев, к сожалению, недоступное. Если в так называемых цивилизованных странах с этим полный порядок (в США соки в магазинах продаются даже в канистрах – для тех, кому неудобно пополнять их запас ежедневно), то в Узбекистане купить нормальный натуральный сок очень непросто. На прилавках магазинов – несколько видов дорогой импортной продукции («J-7», «Я»), но качественной узбекской нет или почти нет.

(В порядке полемики со статьёй В. Сидоренко «Почему знаменитый Чор Минор в Бухаре топит в непогоду?»).

Если так, то её, эту надежду, можно спокойно и с чистой совестью похерить. Хотя бы потому, что эта самая, прежде взбалмошная красотка «ЮНЕСКА» ныне вышла в тираж, пострашнела и превратилась в нелицеприятную жульническую контору, занятую лишь массовым отсасыванием нехилого бабла у доверчивых международных спонсоров. Тем более, что данное «медресе» (очень и очень сомнителен такой его ранг!) Чор Минор и вовсе не входит в список раритетов, ею, той Юнеской, опекаемых.

Свершилось: эстрадное объединение «Узбекнаво» и объединение национального танца «Узбекракс» в соответствии с указом президента Шавката Мирзиёева от 15 февраля слились в единую структуру под названием «Узбекконцерт». Новое ведомство, в подчинении которого находятся 2,5 тысячи творческих коллективов и исполнителей по всей стране, войдет в состав вновь образованного министерства культуры. (Одновременно с роспуском упомянутых выше объединений состоялось историческое разделение министерства по делам культуры и спорта на две автономных структуры - Минкульт и Госкомспорта).

14 февраля суд по уголовным делам Мирабадского района Ташкента оштрафовал правозащитницу Татьяну Довлатову в административном порядке по соответствующей статье 40 («Клевета») на 25 минимальных окладов ($540 по реальному курсу). Поводом для процесса послужило то, что две другие женщины поссорились из-за одного мужчины – дело сугубо их личное и Довлатовой напрямую не касающееся. Поэтому она уверена, что к суду ее привлекли искуственно и, пользуясь случаем, оштрафовали на столь серьезную по меркам Узбекистана сумму исключительно по политическим мотивам.

Страница 3 из 9