Служба национальной безопасности Узбекистана «обезвредила» оппозиционеров из «Солнечной коалиции»

Вторник, 09 Августа 2005

В течение двух последних месяцев положение Узбекистана в системе мировых геополитических связей изменилось самым кардинальным образом. Обратим внимание лишь на одну линию произошедших перемен (направленных исключительно на укрепление действующей власти): после андижанских событий не было издано ни одного вредного для экономики указа или постановления президента, каковые раньше вылетали как горячие пирожки. И даже наоборот - вышло несколько крайне важных и полезных постановлений, призванных спешно подправить загнивающую экономику. 

Проверкой - по бесхозяйственности и оппозиционности

Не секрет, что «узбекская модель развития», реализуемая нынешним президентом вот уже полтора десятка лет, привела к тому, что большинство населения оказалось за чертой бедности. Тревожный факт: отечественные предприниматели практически перестали вкладывать средства в дальнейшее развитие производства, не видя в этом смысла. Но экономика - базовая основа любого общества, и чем хуже живет народ, тем настойчивее у него бьется мысль, что такое правительство надо сменить. И если дискредитировавшая себя власть не дает поднять голову конструктивной оппозиции, то на политическую сцену выходят крайние радикалы.

Конечно, официальная узбекистанская статистика рисует прямо противоположную картину экономического состояния, а пресса поет дифирамбы во славу управляющего страной мудрого и непогрешимого владыки. Однако, по мнению самих предпринимателей - тех, кто реально создает экономику Узбекистана, - дела обстоят, мягко говоря, не лучшим образом. По вполне понятным причинам они не решаются высказывать это вслух, поскольку понимают, что стоит им открыть рот, и они тут же получат проверку из прокуратуры или СНБ. У данных ведомств имеется богатый инструментарий, чтобы доказать вину той или иной компании и закрыть ее.

Наглядным примером применения экономических санкций за политические высказывания могут послужить действия властей по отношению к «Солнечной коалиции». Возникшее в апреле объединение предпринимателей и граждан, возглавил крупный бизнесмен Санджар Умаров, публично заявивший о том, что властям следует немедленно приступить к реформированию экономики во избежание погружения страны в пучину хаоса и насилия. Коалиция обнародовала примерную программу, в которой обозначила направления самых важных и неотложных преобразований: свобода крестьянам, снижение налогов и пошлин, либеральная экономика, основанная на частной собственности и так далее.

По большому счету "Солнечная коалиция" не предложила ничего нового - необходимость принятия этих мер была очевидна для всех, поскольку страна находится в глубоком кризисе. Умаров, не позиционируя себя в качестве завзятого оппозиционера, во всеуслышание заговорил о том, о чем хотелось бы сказать большинству представителей узбекистанского бизнеса: что экономика стагнирует, что никакими реальными реформами в стране и не пахнет, а также о том, что богатеет и наживается только правящий клан, родственники президента, прибравшие к рукам основную часть преуспевающих предприятий страны, так что их работа никак не сказывается на благосостоянии населения в целом.

Но как только он высказался обо всем этом, последовало немедленное возмездие. Во всех компаниях, имеющих отношение к нему или его многочисленным родственникам, начались многодневные внеплановые проверки с участием прокуратуры, налоговой инспекции и СНБ.

Уточним, что для любого узбекистанского предпринимателя проверка - это событие, чреватое крупными неприятностями, - от сравнительно небольшого штрафа до полного разорения. И это происходит вовсе не потому, что предприниматель нарушает закон. Просто проверки проводится по абсолютно непрозрачным, неясным критериям, на основе ведомственных и подзаконных актов, которые проверяемой стороне, как правило, недоступны. В условиях, когда порядок и правила проведения проверок не установлены, а зачастую даже держатся в секрете, если действовать целенаправленно, то за короткое время можно разорить самый успешный бизнес. Тем более, когда разорение является конечной целью проверяющих инстанций.

В течение одного-двух месяцев внеплановым проверкам подверглись СП «Нефтегазтранс» (председатель правления Аброр Умаров, брат Санджара Умарова), ДП «ОйлГазАвто», ООО «Халкаро Алока» (совладелец - Гулямбек Умаров, сын С.Умарова), «ЦАСК Ойл Дивижн» (соучредитель Санджар Умаров), «Центрально-Азиатская Семенная Компания» (руководитель - У.Ниязов, брат жены С.Умарова), СП «Миссисипи» (председатель правления - Г.Умаров, брат С.Умарова) и другие компании. Везде в срочном порядке были обнаружены какие-то недочеты, недостачи, упущения.

Примечательно, что на всех этих предприятиях совсем недавно проводились плановые проверки, в ходе которых никаких существенных нарушений обнаружено не было. Например, в 2002-2003 годах плановые проверки были проведены на СП «Нефтегазтранс», а в 2004 году там состоялась аудиторская проверка.

История одной переписки

Сегодня в официозной узбекистанской прессе появились статьи, в которых говорится, что проверки на этих предприятиях были проведены по решению Республиканского координационного совета, после чего там были выявлены различные нарушения и так далее. Пресса лукавит. По существующим правилам, проверку действительно должен назначать или утверждать Республиканский совет по координации деятельности контролирующих органов - специальное ведомство, в обязанности которого входит контроль над самими проверяющими, чтобы они не слишком «прессовали» бизнесменов. К сожалению, у этого совета есть значительный недостаток - он целиком зависит от исполнительной власти, а его территориальные подразделения вообще возглавляются главами местных администраций.

Так вот, вскоре после того, как Умаров объявил о создании «Солнечной коалиции», в Республиканский координационный совет и другие ведомства стали поступать официальные письма с настоятельными предложениями выделить сотрудников для проверки предприятий, руководители или соучредители которых имеют отношение к лидеру "Солнечной коалиции". Ниже мы приводим выдержки из этих писем (в переводе с узбекского языка). Обратите внимание на то, кем были инициированы эти проверки (специально выделяем полужирным шрифтом):

Письмо за № 06-4467 от 13.05.2005, направленное в Службу национальной безопасности, Государственный налоговый комитет и территориальной комиссии Совета г. Ташкента. Заместитель председателя Республиканского координационного совета по деятельности контролирующих органов Б.Парпиев доводит до сведения вышеуказанных ведомств следующее: Республиканский координационный совет по деятельности контролирующих органов, изучив вопрос о проведении внеплановых проверок некоторых субъектов на основании писем Службы национальной безопасности от 12.05.2005 за № 4670-4672 и Государственного налогового комитета от 12.05.2005 г за № 09/1-4420 дает разрешение Службе национальной безопасности и Государственному налоговому комитету республики Узбекистан провести в мае-июне 2005 года с условием соблюдения их срока в течение 30 дней внеплановые проверки дочернего предприятия «Центрально Азиатской Семенной Компании» и ООО «CASC Oil Division ООО «CASC Oil Division». Проверку дочернего предприятия «OilGazAuto», намеченную на июнь, и ООО «Халкаро Алока», намеченную на май, на основании плановых графиков, утвержденных Координационным Советом на 2005 год, провести с 13 мая по 19 июня и разрешить участие в них СНБ и ГНК.

В другом письме (№ 06-5582 от 10.06.2005), направленном в Службу национальной безопасности, тот же Б.Парпиев извещает: «В целях контроля за соблюдением выполнения действующих законодательных актов Службе национальной безопасности разрешается провести внеплановую проверку в СП «Нефтегазтранс»…»

Приказ Государственного налогового комитета Республики Узбекистан (№ 258 XC от 17.05.2005). Первый заместитель председателя Э.Гадоев пишет:

«На основании разрешения Республиканского Совета по координации деятельности контролирующих органов № 06-4467 от 13 мая 2005 года и письма Службы национальной безопасности № 35/4764 от 16 мая 2005 года приказываю: Направить в служебную командировку для проведения проверки по соблюдению налогового законодательства Республики Узбекистан следующих сотрудников Государственного налогового комитета…»

Далее следует список подлежащих проверке предприятий и откомандированных налоговиков: ООО «Casc Oil Divizion» (Х.Раупов, У.Муслимов), ДП «Марказий Осие уруглик компанияси» (Ф.Валиева, Х.Анорбоев), ДП «Халкаро алока» (Б.Комилов, У.Сарикулов), ДП «Оилгазавто» (О.Кодиров, А.Таманов, А.Гарибзаде). В качестве основания указано разрешение Республиканского Совета по координации деятельности контролирующих органов № 06-4467 от 13 мая 2005 года и письмо Службы национальной безопасности № 35/4764 от 16 мая 2005 года.

Еще одно письмо (№ 35/-5858 от 13 июня 2005). Написано на бланке Службы национальной безопасности республики Узбекистан и направлено в Департамент по борьбе с налоговыми и валютными преступлениями при Генеральной прокуратуре Республики Узбекистан. Начальник управления службы Э.С.Абдуллаев просит выделить специалиста Департамента по борьбе с налоговыми и валютными преступлениями при Генеральной прокуратуре Республики Узбекистан в целях проведения комплексной ревизии финансово-хозяйственной деятельности СП ООО «Нефтегазтранс».

Приказ Министерства финансов Республики Узбекистан за № 345-К от 16 июня 2005 года. Заместитель министра финансов М.Абдурахманов постановляет: «На основании письма Службы национальной безопасности Республики Узбекистан за № 35/5819 от 13 июня 2005 года для проведения ревизии финансово-хозяйственной деятельности совместного предприятия «Нефтегазтранс» направить в служебную командировку в распоряжение Службы национальной безопасности сроком на 25 дней главного контролера-ревизора контрольно-ревизионного Управления Министерства финансов по г. Ташкенту М.Мирзокулова».

Приказ Государственной налоговой инспекции Юнус-Абадского района (153 от 16.06.2005) «О направлении в служебную командировку». Вот что говорится в этом документе за подписью начальника инспекции С.А.Назиртаева:

«На основании письма Службы национальной безопасности Республики Узбекистан от 13 июня 2005 года за № 35/5818, Государственного налогового комитета от 14 июня 2005 года за № 09/1-5717, а также Налогового Управления г. Ташкента от 15 июня 2005 г. за № 14/7073, приказываю: 1. Направить в служебную командировку в СП «Нефтегазтранс» главного Государственного налогового инспектора отдела инспекции контроля и анализа поступлений выплат в государственный бюджет от юридических лиц Д. Хасанова…»

И, наконец, письмо из Государственного налогового комитета республики Узбекистан (№ 09/1-6024 от 22.06.2005), направленное начальнику управления налоговой службы города Ташкента. Первый заместитель председателя Государственного налогового комитета Э.Гадоев пишет:

«Государственный Налоговый комитет направляет Вам письмо Службы национальной безопасности Республики Узбекистан за № 35/6119 от 21 июня 2005 г. и поручает выделить двух квалифицированных специалистов из числа сотрудников Управления контроля поступлений от юридических лиц в установленном порядке для проведения документальной ревизии в СП ООО «Нефтегазтранс»…»

Требуются ли еще доказательства, что все эти проверки были инспирированы Службой национальной безопасности Узбекистана? Ответ очевиден. Политическая подоплека этого дела не вызывает сомнений: разгрому подверглись те предприятия, которые, по мнению властей, финансировали оппозицию. По всей видимости, своими врагами руководство страны считает не только вооруженных экстремистов, но и людей, выступающих за экономические реформы и демократические свободы.

1

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать?

Но вернемся к тому, чем эти проверки закончились. Как и предполагалось, специальная проверяющая комиссия, направленная на узбекско-американское СП «Нефтегазтранс», оперативно выявила ряд нарушений, а самое главное, заподозрила, что компания собирается перевести часть средств со своего счета на счета зарубежных компаний. На основании выводов комиссии Департамент по борьбе с налоговыми и валютными преступлениями при Генеральной прокуратуре первого июля возбуждает уголовное дело, а уже на следующий день, второго июля, хозяйственный суд города Ташкента, проведенный в отсутствие представителей компании «Нефтегазтранс», принимает решение о наложении запрета на расчетные счета этого предприятия.

В итоге средства на счетах «Нефтегазтранса» и его дочернего предприятия «ОйлГазАвто» были заморожены (в общей сложности 840 миллионов сумов), шестьдесят человек потеряли работу, а трое были арестованы - два оператора и главный бухгалтер «Нефтегазтранса». Понесли убытки и смежники. После того, как деятельность «Нефтегазтранса» была остановлена, Национальная холдинговая компания «Узбекнефтегаз» была вынуждена пользоваться услугами сторонних компаний, оказываемыми по повышенным ставкам, и в настоящее время ежемесячно несет ущерб около 50 миллионов сумов.

Четвертого августа состоялся суд по апелляционной жалобе на решение суда от второго июля. Несмотря на многочисленные процессуальные нарушения, допущенные при рассмотрении этого дела, а также то, что из-за замораживания его счетов «Нефтегазтранс» не может выплатить даже заработную плату своим работникам, что является грубейшим нарушением трудового законодательства, суд оставил решение от второго июля в силе.

Большинство других предприятий, имеющих отношение к родственникам лидера «Солнечной коалиции», также были вынуждены прекратить или приостановить свою деятельность. В отношении компании «ЦАСК Ойл Дивижн» возбуждено уголовное дело, у «Халкаро Алока» приостановлено действие лицензии, у «ОйлГазАвто» отозвана лицензия, компания «Миссисипи» закрыта. Нескольким родственникам С.Умарова, опасающимся преследований, пришлось покинуть страну.

Вся эта история подталкивает к тому, чтобы сделать однозначные выводы: президент расправился с теми, кто посмел встать у него на пути и заикнулся о необходимости каких-то реформ. В действительности не так все однозначно, как это кажется на первый взгляд. Широко известно, что на сегодняшний день СНБ практически открыто действует, как коммерческая структура, тесно координируя свои движения со старшей дочерью президента Гульнарой Каримовой. Вместе с некоторыми другими родственниками и приближенными, имеющими доступ «к телу», они составляют так называемую «семью» (явление на просторах СНГ нередкое - вспомним «семьи» Ельцина, Назарбаева, Акаева). Совместно «наезжая» на успешных бизнесменов, «семья» вынуждает их отдавать свой бизнес практически за бесценок. На практике это выглядит так: на компанию последовательно направляется ряд проверок, которыми ей не дают работать и постепенно разоряют, после этого хозяину предлагают уступить ее по бросовой цене или просто уничтожают. Примеров такого рода можно привести немало, достаточно упомянуть недавнее закрытие самого успешного частного банка страны – «Бизнес-банка».

По сути дела Служба национальной безопасности трансформировалась в некую параллельную власть, которая никем не проверяется и не контролируется. Сотрудников этого ведомства невозможно проверить, они всегда за занавесом, у них всегда секретные постановления. Их невозможно спросить, почему они приняли какое-либо решение. Поэтому, когда они посылают письмо в Республиканский координационный совет с требованием проверить список определенных компаний, им невозможно задать вопрос, по каким причинам и на каком основании они так поступают. Координационный совет, в свою очередь, направляет письмо в Республиканский налоговый комитет, а тот организует проверку. В результате, на основе сугубо корыстных интересов, не только не имеющих ничего общего с проблемами безопасности страны, но зачастую не имеющих даже политической подоплеки, отнимается или уничтожается чей-то процветающий бизнес.

Благодаря подобным методам обогащения бизнес-империя старшей дочери президента сегодня насчитывает немало крупных фирм и предприятий. Примерный их список хорошо известен и обнародован в Интернете, поэтому нам остается только добавить, что это одни из наиболее прибыльных предприятий Узбекистана. Не будет преувеличением сказать, что на сегодняшний день Гульнара Каримова является самой состоятельной женщиной страны.

В свою очередь, компания «Нефтегазтранс», возглавляемая Аброром Умаровым, осуществляла транспортно-экспедиторские услуги на 110-километровом участке железной дороги между Бекабадом и Канибадамом. Это Согдский участок железной дороги - единственный участок узбекистанской железной дороги в Ферганской долине, проходящий через территорию Таджикистана. «Нефтегазтранс» оказывал транспортные услуги по самым минимальным расценкам, наиболее выгодным для клиентов, вследствие чего компания и получила право на обслуживание этого участка.

По некоторым предположениям, для Гульнары Каримовой, которая при поддержке своего могущественного папы и Службы национальной безопасности стала крупнейшей фигурой узбекистанского бизнеса, был огромный смысл взять под контроль поле деятельности «Нефтегазтранса», заодно расправившись с политическими оппонентами своего родителя. Ведь после того, как СНБ и другие государственные органы завершат уничтожение успешного конкурента, будет организован какой-нибудь тендер на обслуживание этого участка пути, который выиграет, естественно, компания, подконтрольная «семье». И в данный момент мы видим, что именно так все и происходит. На сегодняшний день компания «Нефтегазтранс» фактически может считаться разоренной.

Таким образом, вторая версия репрессий, которым подвергаются предприятия, имеющие отношение к «Солнечной коалиции», сводится к тому, что разорение «Нефтегазстранса» и других предприятий - дело рук так называемой «семьи», действующей автономно от руководителя государства: Гульнары Каримовой и тех, на кого она опирается - управляющего делами президента Зелимхана Хайдарова и его «соратника» Э.Абдуллаева, по некоторым сведениям, совмещающего работу в аппарате президента с работой в СНБ. Во всяком случае, подобного мнения придерживаются сами члены «Солнечной коалиции».

Что до меня, то я не берусь утверждать, что за всем этим стоит Гульнара Каримова, а не сам президент страны: по сути, это не имеет определяющего значения. Все это - одна семья, и если старшая дочь даже и не докладывает своему отцу обо всех своих начинаниях, то все равно пользуется его всемерной поддержкой в деле поступательного разграбления узбекского бизнеса, а заодно и своих политических противников.

С разрекламированными же президентскими указами, направленными на ограничение проверок, все это соприкоснулось следующим образом. Согласно указу от 14 июня, приостановление операций по счетам в банке должно осуществляться только в судебном порядке (что предусматривает гласное рассмотрение дела). Что ж, счета «Нефтегазтранса», действительно, были заморожены по результатам судебного заседания. Однако суд проходил не только без рассмотрения возражений ответчика, но и в его отсутствие, то есть в нарушение принципа равенства сторон. Этот частный пример достаточно наглядно иллюстрирует, насколько изменилась деловая атмосфера в Узбекистане после вступления в силу июньских указов президента.

Первоисточник – ИА «Фергана»


Алексей Волосевич