С «молоткастым» в кармане. Как житель Узбекистана 30 лет пытается получить гражданство

Вторник, 31 Августа 2021

23 августа сотрудники Службы государственной безопасности (СГБ) Узбекистана и служащие погранично-таможенного поста «Гишткуприк» (бывшая «Черняевка») без объяснения причин не пропустили домой, на территорию Узбекистана, 50-летнего жителя этой страны Рузибая Азими, блогера с критическим настроем (его Телеграм-канал здесь), долгое время работавшего независимым журналистом (он сотрудничал с рядом независимых и западных СМИ, в частности, с «Голосом Америки»). 

По словам медиаактивиста, спор с сотрудниками СГБ и погранслужбы длился почти 4 часа, но ему так и не смогли сказать ничего вразумительного о причинах запрета на въезд в Узбекистан, где он вот уже без малого 30 лет проживает в статусе лица без гражданства. Не говоря уж о письменном объяснении относительно этого решения.

Конечно, формально любое государство может запретить въезд лицам, не получившим гражданства в стране пребывания, но там, где отсутствуют политические свободы, власти, как правило, используют подобные запреты против инакомыслящих. Случай с Азими, похоже, из этого ряда.

Критика власти - отказ в гражданстве?

Рузибай Азими не был допущен в Узбекистан после двух лет вынужденной эмиграции. Он выехал летом 2019 года, не выдержав постоянных преследований, и подал заявление о предоставлении убежища в ООН.

Его публичная критика правительственных чиновников, в том числе публикация статей на эту тему, стала поводом для неоднократных задержаний и последующих избиений, в результате чего он, по его словам, стал инвалидом. Правда, «органы» не желают признавать произвол в его отношении, не говоря уж о пытках «в условиях Следственного изолятора СГБ», о чем говорится в их ответе от 25 апреля 2019 года на его жалобу по этому поводу.

1

Рузибай Азими с дочерьми. Фото с личной страницы в Фейсбуке

Решение вернуться в страну, в которой он прожил 30 лет, Азими принял после того, как получил от официальных лиц в Ташкенте обнадеживающее известие о том, что членам его семьи, тоже не имеющим гражданства, наконец, предоставят его.

«Недавно (за 2 месяца до моего возвращения из эмиграции) мою жену вызвал в кабинет начальник отдела миграции и оформления гражданства (ОМиОГ, бывший паспортный стол – ред.) Мирабадского РОВД города Ташкента Бабур Бекназаров и велел ей написать заявление на имя президента о предоставлении узбекского гражданства, что она и сделала. Ей пообещали, что в течение месяца она его получит», - рассказывает медиаактивист.

Но на поверку это оказалось очередным лицемерием властей. То, что ему уже 30 лет беспричинно отказывают в гражданстве (как и жене - «за компанию»), а ныне отказались даже впускать, говорит о том, что это «наказание за его активную политическую позицию.

«Единственная моя «вина» - критика политики президента Шавката Мирзиёева и многолетняя борьба за получение узбекского гражданства. Другой вины у меня нет. Я не откажусь от своей позиции, не перестану называть Мирзиёева «главным вором» и «крёстным отцом коррупционеров». Тему для этого постоянно подкидывают происходящие в республике негативные процессы. Я жду от правительства Узбекистана официального ответа о причинах того, что меня не пускают в мою страну, и буду бороться до победного конца», - заявляет Азими.

Эта борьба и стала отправной точкой всякого рода бед и неприятностей, посыпавшихся на его голову в последние годы.

Окончив среднюю школу в городе Туркестане (Казахстан), Рузибай Азими переехал в столицу Узбекистана 18-летним юношей еще в далеком 1989 году с паспортом советского образца, который получил на общих основаниях в 16 лет. Купив в 1992 году небольшую квартиру, в том же году получил и постоянную ташкентскую прописку, дающую право на законном основании обзавестись главным документом, удостоверяющим личность.

Однако не тут-то было: по каким-то причинам его обращения о получении гражданства стали торпедироваться без каких-либо поводов и объяснений.

Узбекские пограничники, отказавшиеся неделю назад пропустить Азими в страну проживания, тоже ограничились невнятным сообщением о некоем запрете, наложенном неизвестно кем на его въезд в Узбекистан.

Задержания и избиения

«У меня на сегодняшний день нет паспорта узбекского гражданина, но при этом есть все законные основания для въезда и выезда из страны в любое время – на основании официально действующего «заграничного документа», выданного МВД РУз. А причину запрета на мой въезд в Узбекистан я вижу исключительно в своих критических выступлениях в соцсетях в адрес правительства и лично президента Мирзиеева», - говорит Рузибай Азими, до 2000 года работавший в должности корреспондентов (старшего, спецкора) и редактора отдела в ничем тогда не примечательных государственных газетах и ​​журналах «Туркистон», «Инсон ва қонун («Человек и закон»), «Хаёт ва қонун» («Жизнь и закон») в Ташкенте.

В 2001 году молодому специалисту, в совершенстве владеющему узбекским, казахским и каракалпакским языками (помимо русского и английского), предложили работу в издательском доме «Мектеп» в городе Алматы (Казахстан), и он стал переводчиком (перевел 24 книги) и редактором, а позже - редактором учебников, написанных для учеников 10-11 классов. Кстати, по переведенным им книгам ныне преподают в узбекских школах Казахстана.

«В 2002 году меня арестовали в Узбекистане в первый раз по обвинению в принадлежности к партии «Эрк» (партия под руководством Мухаммада Салиха – ред.), и Служба нацбезопасности внесла меня в «черный список», хотя я никогда не был ее членом. Но во время моей работы в казахском издательстве «Мектеп» (2004-2005 годы) над редактированием учебников «Узбекский язык» и «Узбекская литература» выяснилось, что их авторы (профессоры Батыр Нарбаев и Бахтиёр Исабеков), оказывается, как раз и являлись членами этой преследуемой в Узбекистане партии. Словом, в учебники каким-то образом «попали» стихи «запрещенных» в стране узбекских поэтов Мухаммада Салиха (лидер «Эрка») и Рауфа Парфи, что и вызвало крайнее раздражение спецслужб», - вспоминает те годы Рузибай Азими.

«Второе моё задержание произошло через три дня после моего приезда из Казахстана в Узбекистан: меня тогда спешно вызвали в Следственный изолятор СНБ на Гвардейской, там выдвигали разные обвинения - то в членстве в «Эрке», то в «клеветнических» публикациях (узнав, сколько я получаю в Алматы за свою работу, пытались даже вымогать взятку). А затем, дождавшись вечера, уехали, передав меня в руки милиции. «Блюстители законности» же избивали меня молча, без расспросов, для «разнообразия» используя кипяток с кипятильником. Глубокой ночью они выбросили меня близ кладбища на Актепе», - рассказывает наш собеседник.

По его словам, следы пыток, которые он получил, будучи ошпаренным крутым кипятком, до сих пор видны на его теле.

После этого Азими, как «неблагонадежному, стало трудно найти работу. Узбекские редакции захлопывали перед ним двери вплоть до 2009 года, когда ему, наконец, удалось устроиться в ташкентское издание «Шарк зиёси. Но и здесь спокойная жизнь длилась недолго: после того, как в апреле 2010 года журналист опубликовал статью-расследование под названием «Кто хозяин обменников инвалюты?», он опять оказался в ГУВД Ташкента, где его снова избили, а затем отправили в столичный психдиспансер №2.

«Там я и потерял здоровье, остался инвалидом по слуху. Если бы я имел гражданство Узбекистана, то меня могли бы поставить как пострадавшего на учет в поликлинике, и я смог бы получать курс бесплатного лечения», - говорит он, вспомнив, как сначала в поликлинике №2 Мирабадского района его всё-таки поставили на учет, а позже сняли.

2

Отписка на жалобу о пытках

В 2012-2015 годах Рузибай Азими совмещал работу пресс-секретаря оппозиционного движения «Бирдамлик» («Единство») с подготовкой статей для независимых изданий.

Письмо президенту

В одном из своих обращений на имя действующего президента Шавката Мирзиёева «лицо без гражданства» с 30-летним стажем проживания в Узбекистане Рузибай Азими подробно описывал все свои мытарства, связанные с тщетными попытками получить паспорт гражданина страны. Особо подчеркивая то обстоятельство, что только к бывшему президенту (покойному ныне Исламу Каримову) он обращался 5 раз с просьбой̆ о предоставлении гражданства – в 1995-м, 2002-м, 2006-м, 2008-м и 2014 годах.

Но официально администрация Каримова ему ответила лишь раз – в 1996 году, через год после обращения. В письме говорилось, что, мол, Азими, может обратиться к президенту через местный РОВД «после 5 лет постоянного проживания в Узбекистане» (к тому моменту срок его постоянного проживания в Ташкенте составлял 4 года). Остальные же просьбы заявителя о предоставлении гражданства канули в Лету, не удостоившись даже шаблонных отписок…

«На Ваше же имя, господин Шавкат Миромонович, я написал официальное письмо о предоставлении мне гражданства Узбекистана в ноябре 2016 года. Как и требуется по закону, сдал его в Мирабадское РОВД г. Ташкента (где я проживал с 1995 года), в отдел миграции и оформления гражданства (ОМиОГ), оплатив все необходимые пошлины и сборы. После того, как вы были избраны действующим главой страны, 9 февраля 2017 года, меня вызвали в ОМиОГ при Мирабадском РОВД, где сотрудники отдела попросили написать тот же текст, с той же просьбой, что и в 2016 году. За обновленное обращение мне пришлось платить пошлины и сборы заново. (…) В одной из своих речей Вы сказали: «Каждое обращение к властям - это судьба конкретного человека». Где же доказательства Ваших слов? Где действия? Почему вы не можете мне официально ответить, уже как 5 лет? В чем причина отказа в предоставлении мне гражданства Узбекистана?» - возмущается журналист, так и не сумевший добиться внятного ответа на свои запросы как от президента, так и от разных должностных лиц.

По словам Азими, в мае текущего года глава ОВД Мирабадского района вызвал на прием его супругу, Лобархон Азими, и вынудил ее написать пояснительную записку, где было сказано, что ее мужу «отказано в предоставлении гражданства Республики Узбекистан», но опять-таки без указания причины отказа. При этом узбекский паспорт, дескать. ей будет предоставлен «в скором времени».

Избирательное право

В середине июня этого года Мирзиёев подписал закон, упрощающий получение узбекского гражданства. В нем, в частности, подчеркивается, что «не состоявшие в гражданстве иностранного государства лица, зарегистрированные по месту постоянного проживания в Узбекистане до 1 января 2005 года, а также постоянно проживающие в республике не менее 15 летмогут быть признаны гражданами Узбекистана».

Согласно условиям данного документа, общественный активист и блогер Рузибай Азими – более чем подходящая кандидатура на гражданство страны, в которой проживает 30 лет, и он по сей день продолжает тщетно обивать пороги бюрократических инстанций в надежде быть услышанным.

Во Всеобщей декларации прав человека - первым международно-правовым документом, ратифицированным Узбекистаном после обретения независимости, - также закреплено право каждого человека на гражданство.

Написанное звучит красиво, однако на практике обещания расходятся с делами (как и в истории с Азими).

В декабре 2016-го президент Мирзиёев широким жестом предоставил узбекское гражданство 179 счастливчикам, в феврале 2017-го еще 94-м, а в январе 2020-го во время выступления с посланием парламенту заявил, что прибывшие в Узбекистан до 1995 года иностранцы и лица без гражданства (ЛБГ) должны автоматически стать гражданами Узбекистана.

Тем не менее, по каким-то причинам этого не произошло.

Между тем, количество желающих получить заветный узбекский паспорт (людей «второго сорта», чувствующих себя неполноценными из-за отсутствия твердого статуса и в этой связи ограниченных в своих возможностях) весьма велико.

Как пишут в соцсетях живущие в Узбекистане люди без гражданства, для них проблематично даже купить машину: «дадут жёлтые номера, а это как красная тряпка для ГАИ, чтобы могла «притормозить» в любое время; дети, как неграждане, идут учиться исключительно по контракту; никаких льгот, зато футболисты, что играют за нашу страну, получают гражданство легко, при этом сохраняя своё предыдущее; и ничего страшного, за ними в аэропорту не охотятся в поисках второго паспорта…»

В настоящее время отец трех несовершеннолетних детей Рузибай Азими, который неделю назад был принудительно возвращен назад, в Казахстан, временно проживает у родственников. По совету узбекских пограничников в ближайшее время он собирается ехать в Астану, в посольство Узбекистана в Казахстане. Там ему, как сказали спецслужбисты на границе, обязаны выдать справку аналогичного формата с разъяснением причин отказа. В данный момент дипломатическое учреждение закрыто ввиду осложнения положения с ковидом, и не известно, как долго всё это продлится. При этом в Ташкенте у него семья – жена и трое детей...


Соб. инф.