Желание власти внести поправки в Конституцию вызвало большую волну отзывов. Большинство из них негативные, если не считать предсказуемых высказываний придворных лизоблюдов. Хочу заметить, что даже младенцы в бешике (люльке – ред.) разобрались в этих недостойных играх и понимают зачем одно бла-бла-бла будут менять на другое. Но при этом жизненная цель власти - не менять самой сути Основного закона.

Одна из самых обсуждаемых в Узбекистане тем – подготовка к предстоящему внесению изменений в Конституцию. С соответствующим предложением 16 мая на заседании Законодательной палаты Олий Мажлиса (нижней палаты парламента – ред.) выступили депутаты Либерально-демократической партии (УзЛиДеП). Инициатором внесения поправок, естественно, является сам президент Шавкат Мирзиёев.

В Ташкенте продолжается суд над блогером и активистом гражданского общества Алексеем Гаршиным, в прошлом году нашедшем тайную личную резиденцию президента Мирзиёева в горах Ташкентской области «Шавазсай» оценочной стоимостью в сотни миллионов долларов (об этом здесь и здесь). Дело рассматривается в Юнусабадском районном суде по уголовным делам; судья – Ф. Исмаилова. Первое заседание прошло 20 мая, второе должно состояться сегодня, 27 мая.

Против политического деятеля и блогера Алексея Гаршина, в прошлом году нашедшего тайную личную резиденцию президента Мирзиёева в горах Ташкентской области «Шавазсай» оценочной стоимостью в сотни миллионов долларов, заведено уголовное дело.

В Узбекистане, как и во всем мире, онкологических больных из года в год становится всё больше. В настоящий момент их численность в стране, согласно официальным данным, превышает 100 тысяч человек; ежегодно выявляется около 20 тысяч заболеваний. При этом, по наблюдениям, в больших городах раком болеют чаще. 

Министр культуры Озодбек Назарбеков, 7 декабря в своём телеграм-канале призвавший сотрудников министерства носить дуппи (тюбетейки) ради продвижения «национальных традиций», проходил в этом головном уборе только три дня, сообщают СМИ. 10 декабря он явился на совещание уже без тюбетейки. Ситуация осложняется тем, что за предшествующие дни министр успел издать письменный приказ, обязывающий носить тюбетейки всех «минкультовцев», включая уборщиц и милиционеров из отдела охраны. 

На ангренском угольном разрезе добывается 85 процентов всего узбекистанского угля; этим топливом полностью обеспечиваются две из трех мощнейших ТЭС Ташкентской области – Ангренская и Ново-Ангренская. Однако, несмотря на столь высокую значимость Ангрена не только для столичного региона, но и для всей страны, перебои с его водообеспечением, похоже, приняли хронический характер. Как выясняется, отключают не только горячую, но и холодную воду. Некоторые ангренцы жалуются, что горячей воды и отопления у них нет уже 18 лет. А кое-кто отмечает, что в Дукенте, в административном отношении включенном в состав города, эта проблема в последние два года даже усугубилась. 

На протяжении двенадцати лет 83-летняя жительница Андижанской области во всех возможных инстанциях добивается возвращения ей ее трехкомнатной квартиры, которой обманным путем завладел работник системы МВД. В этой истории есть все составляющие настоящего детектива: и манящие берега Черного моря, и мельница, привезенная из Кыргызстана, и зверское избиение, и посещение дома главы государства, а затем милая беседа с теперь уже бывшим Генпрокурором, и даже ночные бдения на лавочке у Аппарата президента. Но обо всем этом по порядку – в нашем материале.

Недавно в Фейсбуке распространилась информация о том, как жительница бывшего шахтерского городка Красногорска, находящегося в 40 километрах от Ташкента, сначала потеряла сына, а затем, из-за того, что держит четырех собак, стала преследуема соседями и местной властью, вследствие чего была неоднократно избита. А потом из пострадавшей превратилась в преступницу, и теперь ей грозит либо внушительный штраф, либо 15 суток ареста. Сообщение об этом вызвало волну возмущения. Корреспондент Азиятерры встретился с этой женщиной – 65-летней Людмилой Волковой - и расспросил её о подробностях произошедшего. 

Несмотря на ряд различных постановлений и указов, принятых в последнее время, и призванных облегчить жизнь инвалидов в Узбекистане, на практике этого почему-то до сих пор не происходит. О том, как им приходится выживать, – в интервью с председателем общественного объединения стомированных инвалидов «УСТОМ» Владимиром Зубенко.

23 августа сотрудники Службы государственной безопасности (СГБ) Узбекистана и служащие погранично-таможенного поста «Гишткуприк» (бывшая «Черняевка») без объяснения причин не пропустили домой, на территорию Узбекистана, 50-летнего жителя этой страны Рузибая Азими, блогера с критическим настроем (его Телеграм-канал здесь), долгое время работавшего независимым журналистом (он сотрудничал с рядом независимых и западных СМИ, в частности, с «Голосом Америки»). 

Строительный бум, начавшийся в Узбекистане с приходом к власти президента Шавката Мирзиёева, не могут остановить ни пандемия коронавируса, ни экономические трудности. Непрошеная «реновация» меняет облик городского ландшафта, однако эти изменения в основном имеют негативный характер: застройщики захватывают общественное пространство и возводят «элитные» жилые комплексы. При этом, согласно экспертным оценкам, для удовлетворения потребности республики в жилье, при приросте населения в полмиллиона человек в год, необходимо ежегодно строить не менее 145 тысяч квартир. Речь, естественно, идет о жилье, доступном для обычных граждан. И вот тут-то начинаются проблемы. 

С конца июня в Мангистауской области на западе Казахстана не прекращаются забастовки. Бастуют как нефтяники, так и представители смежных организаций, транспортники и коммунальщики. Новости о происходящем поступают почти каждый день, так что уследить за всеми событиями трудно, тем более, что география забастовок распространяется и на другие регионы. Требования пока в основном социальные, хотя временами выдвигаются и политические. Многие казахстанские СМИ стараются не замечать происходящего, но об этом оперативно рассказывает Информационный центр Евразийского бюро Всемирной федерации профсоюзов и рабочего движения стран СНГ

Перебои с обеспечением электроэнергией, происходящие с начала нынешнего лета, демонстрируют абсолютную несостоятельность руководства Минэнерго Узбекистана (предшественник – «Узбекэнерго»), привычно объясняющего аварии и отключения «нерациональным потреблением электричества» населением, что, мол, вызывает дополнительные нагрузки на энергосистему в связи с аномальной жарой в регионе. Проще говоря, в ситуации с отсутствием света и низким напряжением в сети виноваты сами граждане, которым «подавай комфорт». 

Вот уже несколько лет бывший политзаключенный Агзам Тургунов тщетно пытается получить официальную регистрацию правозащитной организации, основной целью которой станет реабилитация всех незаконно осужденных в Узбекистане. По какой причине этого не происходит, и почему восстановление прав жертв режима Ислама Каримова – дело большой важности, в интервью нашему изданию рассказывает сам правозащитник. 

Закон «О Государственной службе безопасности Президента Республики Узбекистан», подписанный президентом Шавкатом Мирзиёевым 6 июля и вступивший в силу с того же дня, с одной стороны впервые регламентирует деятельность госслужбы безопасности президента (ГСБП), вводя ее в некое квазизаконное русло, с другой - наделяет ее многими несвойственными ей функциями, и, по сути, превращает в орган слежки за гражданами и высказываемыми ими мнениями. 

В Узбекистане на сегодняшний день - сотни, если не тысячи незаконно осужденных по разным статьям Уголовного кодекса: «уголовным», «политическим», «религиозным», «военным», причем, большинство из них – невиновные люди, посаженные во времена правления покойного диктатора Ислама Каримова. Сегодня некоторые из уже отсидевших правозащитников пытаются отстоять свои права, но происходит это «со скрипом». О трудностях процесса реабилитации рассказывает Дильмурад Сайид.

Попытка самостоятельно выбрать главу махалли (формально – органа самоуправления граждан) в Учтепинском районе Ташкента, предпринятая ее жителями в начале этого года, обернулась тем, что деятельного 54-летнего активиста этой махалли, руководителя строительной компаний в Ташкентской области, одного из основателей Федерации парашютного спорта Узбекистана Саида Зарипова в судебном порядке признали нарушителем закона. По той причине, что общественность махалли предложила именно его кандидатуру в качестве нового руководителя своего комитета. 

В Узбекистане на днях стало известно об очередном, на первый взгляд мелком и несущественном событии, являющемся, однако прекрасной иллюстрацией того правового беспредела, который творится в стране, и более того, целенаправленно поддерживается всеми ветвями власти, включая президента. В Ташкентской области задержали 21-летнего парня за то, что он танцевал в купленной на базаре милицейской форме, и, несмотря на то, что он не нарушил ни одного закона, его приговорили к 7-дневному аресту. Об этом наглом и демонстративном попрании законности 5 мая с удовлетворением поведала пресс-служба МВД Узбекистана. Случай этот далеко не единственный, и выявляет целую тенденцию к наказаниям подобного рода.

Жестокое избиение 29-летнего блогера стало темой номер один в Узбекистане: подобных демонстративных расправ с противниками режима в стране не происходило с начала 1990-х, когда неизвестные лица – то ли спецслужбисты в штатском, то ли наёмные бандиты, - налетали с дубинками и обрезками арматуры на оппозиционеров-националистов и проламывали им головы. И вот сейчас, тридцать лет спустя, новое нападение - в этот раз на молодого человека, выступающего против коррупции, ксенофобии, фанатизма и любых форм дискриминации, в том числе сексуальных меньшинств. 

Страница 1 из 10