Сын палача Назима Бухарского грозит расправой и занимается рэкетом, находясь в колонии

Пятница, 08 Октября 2021

В колонии-поселении №31, расположенной в посёлке Чимкоргон Зафарабадского района Джизакской области Узбекистана формально отбывает наказание Мирзоджон (в узб. написании – Мирзожон, – ред.) Нозимович Джумаев, родившийся 1 декабря 1985 года (сын покойного Назима Джумаева, прозванного в народе Палач №1, в криминальном мире известного как «Назим Бухарский» (о нем здесь и здесь), сообщает Надежда Атаева, руководитель Ассоциации «Права человека в Центральной Азии». 

Однако на самом деле, по ее словам, Мирзоджон Джумаев проводит время наилучшим образом, что доказывает представленное видео. 

1

Назим и Мирзоджон Джумаевы

Источники Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» передают, что Мирзоджон Джумаев не выходит на принудительные работы, назначенные Главным управлением исполнения наказания, при этом хвалится, что подкупил начальника колонии. У него каждый день застолье, благодаря мужу сестры Даврону, который особенно заботлив к Джумаеву. На видео его зять фигурирует в подростковой маечке с изображением удивленной девочки. 

Мирзоджон заявляет, что друзья покойного отца из большого криминального мира относятся к нему доверительно. Особенно часто он упоминает имена «воров в законе» Азиза Батукаева, Жоры Ташкентского и Бадри Кутаисского, которых он приветствует, записывая себя на видео (!). 

Джумаев-младший был приговорен к лишению свободы за распространение наркотических средств по статье 273 Уголовного кодекса Узбекистана. Его задержали в 2014 году и на первых же допросах он дал показания на своего отца Назима (в узб. написании Нозима – ред.) Джумаева, отмечает Надежда Атаева. 

2

Мирзоджон Джумаев общается из колонии №31 по WhatsApp с криминальным авторитетом Азизом Батукаевым

Она сообщает, что в распоряжении Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» имеются документы, подтверждающие показания Мирзоджона Джумаева против отца.

Обращаясь в своем «заявлении о раскаянии» к председателю Службы национальной безопасности Узбекистана, он пишет: «Раскаиваюсь и признаюсь в преступлениях, совершенных мною до 5 декабря 2014 года. Я готов возместить в полном объеме причиненный ущерб, который полностью оплатит мой отец – Джумаев Нозим Нарзиевич, потому что все преступления совершены по его приказу, то есть моего отца Джумаева Нозима Норзиевича. Отец получал денежные средства от этих преступлений, и когда мы попадались, отец с помощью своих знакомых сотрудников СНБ быстро выручал нас». (Заявление датировано 24.12.2014 года, когда председателем СНБ был Рустам Иноятов.)

И если бы не письмо Назима Бухарского, написанное им собственноручно перед смертью, то заявление Мирзоджона Джумаева могло бы вызвать сомнение. Однако в своем предсмертном письме палач Назим Бухарский перечисляет все усилия, направленные на образование сына, и разочарованно описывает, как сын оговорил его во время следствия, из-за чего ему приходится умирать за решеткой. 

В ближайшие дни Мирзоджон Джумаев должен выйти на свободу досрочно и тогда он обещает расправиться со всеми, кто дал показания против его отца и не платит долю прибыли с дохода предприятий, которые контролировал его отец, вымогавший у них часть прибыли, говорится в публикации Надежда Атаевой. 

Полученные сведения о коррупционных преступлениях в учреждениях пенитенциарной системы говорят о том, что объявленные Шавкатом Мирзиёевым реформы не затронули систему исполнения наказания Узбекистана. Иначе как можно объяснить, что уверенные в полной безнаказанности заключенные, такие как Мирзоджон Джумаев, устраивают пир во время рабочего дня, когда другие осужденные выполняют тяжелейшие работы и могут позволить себе только кусок хлеба и стакан холодной воды. 

Разве такое поведение заключенного Мирзоджона Джумаева в период отбытия наказания не является действиями, квалифицируемыми как «вымогательство» и «дача взятки должностному лицу». 

В следующей публикации мы представим общественности информацию о новых преступлениях Мирзоджона Джумаева, сына палача Назима Бухарского, - в надежде на соответствующую реакцию органов прокуратуры Республики Узбекистан, заключает руководитель Ассоциации «Права человека в Центральной Азии».

Напомним, что Назим Джумаев, сотрудничая со спецслужбами и тюремными администрациями, прославился как садист, выбивающий из заключенных и подследственных необходимые признания, используя самые тяжелые пытки и иногда забивая людей до смерти. По многочисленным свидетельствам, на руках Назима Джумаева кровь не одного человека. Он беспощадно расправлялся с заключенными, которых ему заказывали сотрудники Главного управления исполнения наказания (ГУИН) и братья Шарифходжаевы – высокопоставленные офицеры из команды Рустама Иноятова – бывшего председателя Службы национальной безопасности Узбекистана (с февраля 2018 года преобразована в Службу государственной безопасности).

Уже во время первого срока наказания (в 1990-е годы) Джумаев пошел на сотрудничество с администрацией колонии и стал так называемым «лохмачом» (заключенным, работающим на МВД, и за определенные льготы выбивающим из подследственных показания, специалистом по пыткам). 

Его жестокость и беспринципность привлекли особое внимание сотрудников СНБ. Жертвами Джумаева становились предприниматели, чей капитал привлек внимание высокопоставленных чиновников или дочерей Ислама Каримова. Он и участники его преступной группы принуждали многих предпринимателей отказаться от своего имущества в пользу третьих лиц под угрозой расправы над близкими или сексуального насилия. В Узбекистане расследования по таким видам преступлений практически не проводились.

Тесные связи с представителями каримовской власти позволяли ему открывать практически любую камеру любой колонии ГУИН. Джумаев особенно часто посещал колонию 64/21 в Бекабаде, он мог беспрепятственно зайти в колонию «Жаслык». Ему была доступна и Таштюрьма. Для него было просто убить человека, нанести ему тяжкие телесные повреждения или совершить над ним сексуальное насилие. Имеются свидетельства о том, что Джумаев бил заключенного головой о стены камеры, пока тот не терял сознание, а потом пинал ногами по почкам и печени, нанося здоровью жертвы непоправимый ущерб.

По данным Надежды Атаевой, Назим Джумаев был трижды судим за тяжкие преступления - убийство, вымогательство, разбойное нападение. Он находился в различных местах заключения (ориентировочно в 1994-2002 годах).

В 2014 году он был арестован в очередной раз, а в 2015-м суд признал его виновным по статье 273 (Незаконное изготовление, приобретение, хранение и другие действия с наркотическими средствами, их аналогами или психотропными веществами с целью сбыта, а равно их сбыт) УК РУз и приговорил к 20 годам тюрьмы. Такой срок по этой статье предусмотрен только за наркоторговлю в крупных размерах; т.е. по-видимому, Джумаева осудили потому, что он слишком много знал.

В 2020 году Джумаев попытался выйти на свободу, однако его просьба была отклонена. В апреле этого он скончался, по официальной версии, от ковида.

Статьи по теме:

Умер Назим Джумаев, «палач №1» в Узбекистане

МВД Узбекистана открестилось от намерения освободить лохмача Назима Джумаева

Надежда Атаева: «Лохмач» Назим Бухарский в ожидании помилования президента Шавката Мирзиеёва?»


Соб. инф.