Менталитет самаркандских чиновников: для услады руководства плюнуть на архитектурное наследие и ЮНЕСКО

Понедельник, 28 Сентября 2020

В ответ на недавний варварский снос здания №14 по улице Амира Темура в Самарканде и бурные публичные обсуждения произошедшего 21 сентября «проснувшееся» Министерство культуры запоздало заявило, что «будет обращаться в Генеральную прокуратуру с требованием провести расследование по поводу исключения исторических объектов в 1990-2000-е годы». 

Расследование, по мнению ведомства, должно подвигнуть власти дать исчерпывающие ответы на вопросы об инициаторах исключений и судьбе других исключенных из списка объектов (всего таких пунктов семь).

Министерство призывает хокимият Самарканда разъяснить ситуацию вокруг сноса дома №14 – памятника архитектурного наследия на улице Амира Темура. Здание снесли в ночь с 11 на 12 сентября. Экспертным советом Департамента культурного наследия было дано заключение, что данный объект является частью исторической фоновой застройки, хотя и был исключен из списка объектов наследия в 2010 г. «Почему Минкультуры не было поставлено в известность о решении суда о сносе объекта по ул. Амира Темура, 14, как и о самом сносе?» - с показным возмущением задается вопросом пресс-служба ведомства.

Чиновники от культуры неожиданно заявили, что «экспертный совет при Управлении культурного наследия (УКН) Самаркандской области является нелегитимной организацией» (?!), так как «его состав не рассмотрен Департаментом культурного наследия (так как не были предоставлены необходимые документы), не утвержден министром культуры Республики Узбекистан, не соблюдены процедурные требования с обязательным участием одного из экспертов Научно-экспертного совета при Департаменте культурного наследия». Дескать, в соответствии с чем все его решения аннулируются. Это утверждение свидетельствует об отвратительной работе госучреждения.

Минкульт после вандальского сноса с оптимизмом заверяет общественность, что «ко всем виновным и причастным из Управления культурного наследия Самаркандской области к данным нарушениям будут применены меры наказания», поскольку начальник данного управления «известил департамент о сносе здания, когда уже оно было снесено». Словесная казуистика на самом деле никого не обманывает. О рвении служивого люда Самарканда хорошо известно в министерских коридорах. Да и слабо верится в их неведение. Город славится не только голубыми куполами, но и собственными голубыми воришками (отсылка к «12 стульям» Ильфа и Петрова – ред.). Все существо самаркандских чиновников протестует против сносов, но не делать этого они не могут.

В настоящее время известно, что «Генеральной прокуратурой проводится изучение деятельности всех областных инспекций Департамента культурного наследия, в том числе и Управления культурного наследия Самаркандской области, в ходе которого обнаружен ряд нарушений в отношении сохранения исторических объектов».

1

Снесенный дом-памятник

Отнюдь не риторический вопрос: как такое возможно в центре туристического бизнеса? Для чего тогда существует целое «контролирующее» министерство, если с его мнением не считаются должностные лица из региональных администраций? Какой теперь прок от наказа «жестко соблюдать все требования, предъявляемые к территориям ЮНЕСКО», если от уничтожения памятных объектов не спасают двойные охранные ордера – государства и международные?

16 сентября на официальном сайте культурного ведомства появилось еще одно заявление «по отношению к информации, опубликованной в социальных сетях». Такой была вялая реакция на массовые возмущения пользователей социальной сети вопиющими фактами разрушения исторического облика древнего города.

«Вопрос здания на улице Амира Темура,14, города Самарканда рассматривался на заседании Научно-экспертного совета от 15 октября 2019 года, где говорится о том, что здание когда-то входило в охраняемую территорию ЮНЕСКО, но в 2010 году было выведено из списка и является частью фоновой застройки, но утратившим свой первоначальный вид (свою художественную ценность дом утратил после т. н. капитального ремонта, произведенного хокимиятом – ред.)», - пытается оправдаться Минкульт, строя свои рассуждения на основании обращения от 23 октября 2019 года одного из бывших жильцов дома, ныне гражданина Израиля Микаэля Шора - главы семейного ресторанного бизнеса.

Микаэль обратился в Минкультуры с заявлением уточнить, попадает ли здание фоновой застройки под снос или нет? На что был ответ, что «Департамент культурного наследия Министерства культуры не решает, попадает здание под застройку или нет, но может сказать, представляет ли оно историческую или культурную значимость».

По заверению ведомства, в соответствии с письмом Шора был издан приказ № 121 Министерства культуры от 2 декабря 2019 года о возложении ответственности на комиссию. Далее – сумбурные перечисления всевозможных дат и постановлений об участи исторического здания. И, наконец, вывод - приказом №8П от 19 января 2010 года тогдашнего Министерства культуры и спорта 116-летний дом исключили из списка историко-культурного наследия. Далее Самаркандскому областному хокимияту остается лишь с превеликим удовольствием зафиксировать (от 2 апреля 2010 года – ред.) данный объект, как исключенный из общемирового реестра памятников культурного наследия.

Позже выяснится, что историческое здание, находившееся на улице Амира Темура, было снесено на основании постановления президента «Об утверждении перечней инвестиционных и инфраструктурных проектов на 2018 год».

«Министерство культуры не отвечает за снос и не имеет права принимать решение о сносе. Министерство культуры не сносило здание. Это здание – часть исторической фоновой застройки, но утратившее первоначальный вид. И в реестре его нет, который был утверждён в 2019 году, потому что он был выведен в 2010 году. Он так и не вошел в список историко-культурного наследия. На основании всего этого были даны заключения экспертами», - резюмирует по данному поводу Минкульт.

Растиражированный 15 сентября в соцсетях видеосюжет, посыл которого сводится к «никаких нарушений во время сноса дома №14 не было», еще сильнее «раздраконил» интернет-пользователей. Возмущение вызвал комментарий уничтожения старинной постройки заместителя начальника Самаркандского городского отделения Бюро принудительного исполнения (БПИ) Фарруха Ибрагимова. Сказанное им особо издевательски звучит на фоне слез и проклятий пострадавших семей в адрес самаркандских властей, которыми полны просторы интернета…

Итак, 11 сентября сотрудники благоустройства Самарканда и городского филиала Бюро принудительного исполнения (БПИ) на основании решения скоротечно-заочного суда и в отсутствие ответчика поспешно снесли историко-архитектурный шедевр 116-летней давности и находившийся до 2010 года под покровительством как родного государства, так и ЮНЕСКО. Иначе говоря, стараниями заинтересованных лиц незаконный снос в который уже раз благополучно вписался в рамки правового поля!

Легко верится, что одна из главных из причин вандализма на государственном уровне – предстоящий приезд президента Мирзияева. Он де может «разозлиться» на недостроенный корпус мединститута, строительство которого затеяли двумя годами раньше. Так или иначе, злополучный объект стал очередной жертвой сговора не в меру амбициозных чиновников и застройщиков, нацеленных на ставший уже традиционным «распил» лакомых участков охраняемых территорий. На беду, свою, старинное здание было расположено как раз перед современным «отчетно-показательным» монстром медицинского назначения, закрывая его собой.

Для узбекских чиновников с убогим мировоззрением перспектива «косого взгляда» первого лица страшнее даже нарушения международных договоров! Беззубое ЮНЕСКО конечно же смирится с исчезновением старинного здания, а представители лицемерно вздохнут «Ах как нехорошо!». Прецеденты имеются.

18 сентября в ташкентское представительство ЮНЕСКО по поводу уничтожения исторических зданий в «красных охраняемых зонах» Всемирного наследия обратилась известная в мире Обсерватория Alerte Héritage. Ученые отметили, что со стороны узбекского правительства наблюдается фактическое невыполнение взятых на себя обязательств. Эксперты Обсерватории просят прояснить позицию по данному вопросу «в надежде, что это поможет изменить ситуацию с уничтожением памятников в охраняемых зонах городов Узбекистана». Уже все поздно, культ архитектурного мракобесия победил…


Соб. инф.