Мать двоих детей в узбекском Намангане подожгла себя на глазах сотрудников государственных органов, попытавшихся выселить ее из дома

Пятница, 02 Октября 2020

30 сентября в медицинском центре Наманганской области от полученных 90 процентов ожогов тела скончалась молодая жительница Намангана, жившая на улице Боги Эром, 30, сообщает узбекскоязычное издание Eltuz.com. Так 35-летняя мать двоих несовершеннолетних детей, еще недавно строившая большие планы на жизнь, стала очередной жертвой произвола и алчности представителей государственных органов и связанного с ними застройщика.

По данным издания, Гуландом как добросовестный приобретатель два года назад купила дом за 13 тысяч долларов, оформив его на имя своей матери, и проживала в нем со своей пожилой родительницей и двумя малолетними сыновьями. Однако районное управление кадастра и хокимият отказались от официальной регистрации дома, сославшись на некие проблемы с участком (продавец последнего что-то там недооформил).

В итоге элементарная халатность одних и преступное равнодушие других привели к страшной трагедии. Если б глава Наманганской области был бы мудрее и человечнее, то он бы, конечно, не лишил одним росчерком пера семью Дедабаевых из-за какой-то канцелярской неточности их единственного жилья, а дал время исправить допущенные ошибки…

Требования со стороны местной власти покинуть жилище, по рассказам матери погибшей, Мухаббат Дедабаевой, многократно повторялись. Последний визит карателей в погонах (это сотрудники бюро принудительного исполнения (БПИ) при Генпрокуратуре, сотрудники местной администрации власти и группы органов правопорядка) 29 сентября стал для молодой женщины последней каплей: она просила, умоляла, плакала, ставила перед ними свои условия, так как понимала, что снос ее дома в преддверии зимы поставит ее семью в тяжелейшие жизненные условия.

Поняв, что силы явно не равны, Гуландом от отчаяния пошла на роковой шаг – в сердцах окатила себя бензином и подожгла. При всех! Кадры видео, выложенные редакцией Eltuz, шокируют: женщина полностью объята пламенем, а стоящие рядом особи в мужском одеянии вместо того, чтобы тушить огонь, разбегаются в страхе кто куда (некоторые стоят, как ни в чем не бывало). Не меньше поражает и реакция соседей, которые, плача и ругая власти, единой лавиной обрушиваются в защиту пострадавшей семьи (увы, уже после трагедии), смело закидав проклятиями и булыжниками собравшихся силовиков.

1

Мухаббат Дедабаева

Силу народного негодования демонстрирует множество эмоционально-возмущенных комментариев в соцсетях, посыл которых сводится к главному вопросу: а нужно ли народу такое бесхребетное государство с зомбированными и вороватыми чиновниками? Доколе в стране будет править закон силы и антинародной власти?

«Это противостояние уже длится два года. Дедабаевы продолжали жить [в том доме] и не желали подчиняться закону. Теперь, после трагедии, не известно, будет ли поставлена точка в этой истории, или процедура отъема дома будет продолжаться в каком-то другом порядке», - цитирует издание одного из представителей областного БПИ.

Источники также подтверждают: несчастная женщина, которая вынужденно обрекла себя на страшную смерть, была в полном здравии и не хотела умирать. Как жаль, что в этот драматический момент не нашлось ни одного человека, кто бы попытался успокоить ее, дать надежду на решение проблемы и отговорить от фатального поступка…

Последние три года Узбекистан по праву можно внести в список территорий, где разыгрываются самые разрушительные и уничтожительные вакханалии – число незаконных сносов жилых домов и историко-архитектурных памятников с охранными ордерами, равно как и вырубок зеленых насаждений, просто зашкаливает. То и дело узбекские СМИ рассказывают о новых и ужасающих фактах, когда затравленные беззаконием маленькие люди, попав в засаду неразрешимых проблем, не находят иного пути, чем шагнуть в пропасть (с той лишь разницей, что в Ташкенте высокая активность общественности нередко служит предупреждением плачевных итогов, чего не скажешь о ситуации в областях).

Вёлся ли в годы независимости подсчет самосожжений, этой уродливой формы протеста против бесправия и несправедливости, вобравшей в себя не только глубоко въевшиеся в сознание предрассудки, отсталость и страх, но и безверие, ощущение полной безысходности из-за неработающих законов, сказать сложно. Но число подобных случаев уверенно продолжает расти.

Однозначно, за указанный выше срок в стране зафиксировано более десятка самосожжений (попыток поджога - всего два). Все жертвы – как оставшиеся инвалидами, так и погибшие – люди, пострадавшие, отстаивавшие свою собственность, либо конфликтовавшие с зажравшимися государственными мытарями.

Достаточно вспомнить несколько резонансных случаев, вызвавших в обществе шквал негативных эмоций в отношении правящей верхушки, то ли сознательно, то ли нет, но закрывающей глаза на творящиеся под носом безобразия.

11 июня Самаркандский городской суд по уголовным делам, состоявшийся в онлайн-формате, вынес приговор 41-летней Дилором Разыковой, обвиненной в «попытке поджога» сотрудников Бюро принудительного исполнения (БПИ) при попытке ее выселения из собственной квартиры. Под давлением общественности женщину, в одиночку воспитывающую несовершеннолетнего сына-подростка, признали виновной в совершении преступления, предусмотренного статьей 219 («Сопротивление представителю власти или лицу, выполняющему гражданский долг») УК РУз, и назначили ей наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год 7 месяцев.

25 января в больнице Андижанского района одноименной области от сильнейших ожогов скончался 31-летний Хушнуд Гаибназаров - через четыре дня после того, как облил себя бензином и поджег на глазах у сотрудников Бюро принудительного исполнения. Публичное самосожжение он совершил в знак протеста против конфискации своего дома (то есть, история почти одна в один со случившейся в эти дни в Намангане).

БПИ, созданное в мае 2017 года при одной из самых могущественных силовых структур, - пользуется в народе отвратительной репутацией. Сотрудников этой организации часто били и даже убивали. До недавнего времени главной обязанностью этих «людей в черном» было взыскание с населения коммунальных долгов. Однако с 1 августа сотрудников Бюро освободили от сбора задолженностей за газ и электричество, а еще раньше (с начала января) – и за холодную воду.

То есть, теперь можно с уверенностью сказать, что времени у этих бравых слуг прокуратуры для борьбы с собственным народом вдоволь, и уменьшения количества несчастных случаев с человеческими жертвами, судя по всему, в обозримом будущем ожидать не приходится…


Соб. инф.