Газета.uz: «Как в Сенате спорили насчёт поправки о наказании за публикацию видео правоохранителей «с целью дискредитации»

Пятница, 19 Января 2024

Комитет Сената Олий Мажлиса по вопросам обороны и безопасности 11 января организовал обсуждение закона о введении наказания за публикацию в интернете фото и видео о работе правоохранителей «с целью их дискредитации и оскорбления». В нем приняли участие эксперты и журналисты. Сенатор и представители МВД пытались объяснить «важность» этой статьи. Сотрудники СМИ выступили против её введения, указывая на риски злоупотреблений.

Документ поступил в верхнюю палату парламента после того, как Законодательная палата приняла его в конце ноября. При этом норму включили в законопроект о поправках в кодексы «в связи с совершенствованием системы безопасности дорожного движения», хотя она не имеет отношения к этой области. По нашему мнению, ее пытаются протолкнуть, чтобы гаишники и милиционеры получили возможность безнаказанно грабить узбекистанских автомобилистов и просто прохожих, выполняя спущенные «сверху» планы по штрафам, которые власти уже давно используют в качестве весомого источника пополнения бюджета.

Газета.uz рассказывает, как проходила встреча в Сенате.

В начале мероприятия глава Комитета по вопросам обороны и безопасности Кутбиддин Бурханов (в прошлом работавший в МВД и Министерстве юстиции) отдельно отметил «спорные» заявления авторов блогов Davletovuz (Кобил Хидиров) и Xushnudbek.uz (Хушнудбек Худойбердиев), которые в числе других выступали против поправок.

Заместитель начальника СБДД Департамента общественной безопасности МВД Эрали Бозоров попытался связать смерть людей в ДТП с тем, что правонарушители пытаются избежать наказания, снимая и публикуя в интернете видео и фото сотрудников ОВД. Он заявил, что здесь не идёт речь об ограничении съёмки сотрудников - запрещается снимать их «с целью дискредитации».

1

Эрали Бозоров и Бахтиёржон Муродов. Источник фото - Сенат

Заместитель председателя Комитета Сената по вопросам информационной политики и обеспечения открытости в государственных органах Фарход Бокиев отметил, что сегодня наблюдается рост правонарушений, связанных с вождением в пьяном виде, превышением скорости и других, которые приводят к гибели невиновных людей (напомним, помимо статьи о дискредитации сотрудников правоохранительных органов, в законопроекте имеются поправки касательно штрафных баллов, введения уголовной ответственности за вождение в нетрезвом виде и другие).

Сенатор заявил, что в целом поддерживает поправки, но у него есть вопросы касательно статьи 195-2 Кодекса об административной ответственности, которая предусматривает наказание за «размещение фото и видео сотрудников правоохранительных органов, связанных с исполнением [ими] служебных обязанностей, то есть обеспечением общественной безопасности, с целью их дискредитации, то есть распространения заведомо ложных, неточных или искажённых сведений в интернете». За это предусматривается штраф в 50 БРВ (17 млн сумов) или арест до 15 суток.

Он спросил, зачем предоставлять правоохранителям (помимо сотрудников МВД, к ним относятся и органы прокуратуры, СГБ, Национальная гвардия) «отдельный иммунитет», если в КоАО уже есть статья 202-2 (Распространение ложной информации), а в Уголовном кодексе - статья 244-6 с таким же названием.

Фарход Бокиев также попросил озвучить количество случаев дискредитации сотрудников органов внутренних дел с помощью видео, и уточнить, в скольких случаях граждане в итоге были правы.

Первый заместитель директора Национального информационного агентства (УзА), блогер и юрист Хушнудбек Худойбердиев также сообщил, что поддерживает поправки в части правил дорожного движения, но выступает против изменений, связанных с введением ответственности за публикацию фото или видео сотрудников в сети.

Он призвал не пытаться скрыть эту статью под другими нормами.

«Размещение видео в интернете не имеет ничего общего с гибелью людей. Нет понятия, что если мы запретим размещение видео, люди не погибнут. Или если мы запретим размещение видео, никто не будет ехать на красный свет, водители станут культурными. Это совершенно не связанные между собой проблемы. Не нужно много отвлекаться на это. Главный вопрос: почему предлагается запретить снимать на видео и фото сотрудников правоохранительных органов и выкладывать их в интернет?» - спросил он.

2

Хушнудбек Худойбердиев

Худойбердиев обратил внимание, что Сенат на своём сайте опубликовал статистику, согласно которой за два года было зафиксировано 253 случая распространения видео или фото с сотрудниками ДПС, и ложными называются менее половины - 102 (40%). Значит ли это, что вина сотрудников ДПС была подтверждена в 60% случаев?

«102 случая за два года - это 51 случай за один год. В месяц - это 4-5 таких случаев. Тогда как за год на дорогах гибнет 2000-2500 человек? Это значит, что в день умирает 6-7 человек, а это значит, что за время нашего обсуждения где-то, возможно, погибли несколько наших соотечественников. Это огромная и ужасная цифра, и эту проблему нужно решать. Именно поэтому принимается основная часть этого закона. Мы полностью поддерживаем это», - сказал он.

Для справки: в органах внутренних дел в 2018 году работали около 120 тысяч человек, то есть 253 случая могли коснуться только 0,2% сотрудников.

Юрист подчеркнул, что за 4-5 случаев публикации видео с правоохранителями в месяц (51 в год) нельзя вводить норму, которая ограничивает право граждан на распространение информации, предусмотренное в Конституции, что «неразумно и нелогично». «Именно поэтому я хотел бы попросить вас не приплетать к этому гибель людей и ситуацию на дорогах. Эти случаи никак не связаны. Это всего лишь закон, который разработан из-за страха, что видео и фотографии коррумпированных в системе сотрудников, плохо знающих свою работу и нарушающих закон, выявят их проблемы и недостатки», - считает Худойбердиев.

Он также указал, что человека, который распространил ложные видео о правоохранителях, без проблем можно привлечь к ответственности, что уже предусмотрено в кодексах.

Блогер также выразил сожаление, что сенаторы по законодательству не могут вносить изменения в законы, а только принимать или отклонять, поэтому из-за «одной дурацкой статьи придётся отклонить на 99% хорошо написанный закон». Он считает, что, тем не менее, необходимо отклонить документ.

Сенатор Кутбиддин Бурханов в ответ заявил, что «ценит мнение каждого, независимо от того, это положительное или отрицательное мнение».

«Но я прошу вас воздержаться от оскорблений закона на этом большом заседании, заседании парламентского комитета. Он не дурацкий. Потому что надо думать, когда говорите о законе, принятом Законодательной палатой, уважать его, обеспечивать верховенство закона», - сказал сенатор.

Он напомнил, что в первоначальной версии законопроекта речь шла о запрете на фото- и видеосъёмку, однако потом статья была изложена в другой редакции и теперь речь только о съёмке «с целью дискредитации».

«Это понятие разъяснит наш профессор, доктор юридических наук Акбар Расулов. Поэтому нужно слушать, когда учёные говорят о вещах, которых мы иногда не понимаем. Это ваше личное мнение. Мы уважаем ваше мнение, мы уважаем вас, но решение примут только сидящие здесь члены комитета Сената», - заявил Кутбиддин Бурханов.

Эрали Бозоров заявил, что МВД само заинтересовано в публикации «правдивых» видео, чтобы проводить служебную проверку в отношении сотрудников и принимать меры вплоть до увольнения. Он утверждает, что при проверке таких случаев права граждан не ограничиваются.

Доцент кафедры уголовного права Академии МВД Акбар Расулов пояснил, что основным признаком правонарушения, определённого в статье 195-2 КоАо, является прежде всего его субъективная сторона. То есть ответственность устанавливается только в том случае, если она применяется с целью дискредитации правоохранителя.

Кроме того, ответственность предусматривается только в том случае, если указанные фото- и видеоизображения являются неточными, искажёнными и ложными.

«Недавно в социальных сетях распространилось видео, на котором сотрудник внутренних дел применяет электрошокер на рынке. В результате расследования ситуации установлено, что сотрудник указанного органа внутренних дел использовал данное специальное средство законно. То есть в этом случае видео получается неточным. То есть на записи показывается только применение [электрошокера], а не действия, которые ему предшествовали. В этой ситуации видео считается неточным. Я хотел привести это как простой пример», - заявил он.

По его словам, отдельная норма в теории права называется специальной нормой. Статьи, предусматривающие ответственность за клевету, - это общие статьи. То есть это понятие, охватывающее любую ситуацию. В доктринах административного и уголовного права в некоторых случаях требуется отличать специальную норму от общей, сказал он. Например, случаи, связанные с последствиями, целесообразно предусмотреть в отдельной статье.

«Одной из основных причин выделения этой нормы в отдельную статью являются последствия. Я хотел обратить ваше внимание на негативные последствия этого. Например, в статье 202-2 или статье, предусматривающей ответственность за клевету, имеется в виду, что действия совершаются непосредственно против конкретных лиц. То есть они совершаются вследствие каких-то личных отношений, разногласий или вражды», - пояснил он.

По его мнению, если такие действия совершаются в отношении сотрудника правоохранительного органа и доводятся до сведения общественности «с целью его дискредитации», то это может привести к формированию у населения негативного отношения к правоохранительным органам и всей системе.

«Последствия этого очень серьёзные. В результате негативного отношения населения к правоохранительным органам может возникнуть недоверие. Если люди не доверяют правоохранительному органу, как он сможет в полной мере выполнить главную свою задачу - защищать интересы граждан, общества и государства от незаконных посягательств, преступных посягательств и незаконных действий? Это же усложнит задачу», - считает Акбар Расулов.

Кроме того, юрист считает, что, если люди не будут доверять правоохранительным органам, то они начнут желать защитить свои права иными способами. Например, увеличивается количество случаев самосуда.

«Здесь на карту поставлена не только личность сотрудника правоохранительного органа, но и более важные интересы. Есть интересы, которые важны для всей нации, всего населения. Именно на это я и хотел обратить ваше внимание», - подчеркнул он.

Кутбиддин Бурханов поблагодарил его за «научное обоснование» вопроса. Он также привёл «зарубежный опыт», отметив, что в Великобритании в 2008 году был принят закон, запрещающий фотографировать на улицах или в помещениях полицейских. Он был утверждён парламентом страны в рамках антитеррористического законодательства.

В случае его нарушения человеку, снявшему или пытавшемуся заснять на фотоаппарат, видеокамеру или мобильный телефон служителя порядка, грозит арест и последующее тюремное заключение до 10 лет.

Однако сенатор упустил будущие изменения этой статьи. Хотя закон не запрещает фотографирование, критики заявляли, что полномочия, предоставленные полиции, использовались не по назначению для предотвращения законной публичной фотосъёмки. Яркими примерами являются расследование в отношении школьника, члена парламента и фотографа BBC. С тех пор объём полномочий полиции в этом направлении был сокращён, и после судебного разбирательства в Европейском суде по правам человека были выпущены инструкции, запрещающие их использование в отношении фотографии.

После продолжительной кампании, включавшей серию демонстраций фотографов, Служба столичной полиции была вынуждена выпустить обновлённую юридическую инструкцию, которая подтверждает, что «представителям общественности и СМИ не требуется разрешение на съёмку или фотографирование» в общественных местах, и полиция не имеет полномочий помешать им снимать или фотографировать. Кроме того, у полиции исключили «право останавливать и обыскивать кого-либо в соответствии со статьёй 44 Закона о терроризме 2000 года».

Сенатор также привёл пример опыт Германии и обсуждаемый законопроект во Франции.

Журналист «Дарё» Мусулмонбек Иброхимов отметил, что при дискредитации и оскорблении сотрудников ОВД у них есть право обратиться в суд. Он предположил, что эта встреча проводится в защиту конкретной статьи.

Представитель СМИ также добавил, что европейская полицейская система совершенно отличается от законодательства Узбекистана. «Европейское общество совершенно другое, наше общество совершенно другое. Если мы собираемся создать систему, подходящую для европейских граждан, мы должны перенять хорошие вещи», - сказал он.

Журналистка телеканала Sevimli TV Дилфуза Эсонова отметила, что в системе внутренних дел есть добросовестные сотрудники, но есть и те, кто таким образом злоупотребляет своими полномочиями. Она привела в пример инцидент с газом в Самарканде, когда сотрудник ОВД «пытался свалить вину на женщину, но правда вышла наружу (ссылка), потому что прохожий снял ситуацию на видео» (имеется в виду случай, когда милиционер сам сорвал с себя погон – ред.).

Кутбиддин Бурханов ещё раз повторил, что закон не запрещает съёмку правоохранителей. «Наша задача, а также основная цель Конституции, которую вы упоминаете, - раннее предупреждение преступности. Этот закон принимается в целях предотвращения негативных ситуаций, возникающих в обществе, а не для решения его ответственности после», - заявил он.

К дискуссии присоединился доктор юридических наук Бахтиёр Мурадов. Он заявил, что «90% людей, комментирующих в социальных сетях, реагируют, не читая закон». Он также привёл в пример видео с сотрудником, который применил электрошокер на рынке, и высказался о последствиях, связанных с недоверием к правоохранительным органам.

3

Бахтиёржон Муродов. Фото издания Kun.uz

Журналист спросил, правильно или неправильно было распространять видео с сотрудником, который применил электрошокер на рынке, о котором говорил выше.

В разговор вмешался Кутбиддин Бурханов, заявивший, что здесь не проводится экспертиза, и попросил журналиста задать вопрос по поводу обсуждаемого закона.

«Мы обсуждаем закон, вы сейчас многое наговорили о Сенате, я ничего не сказал. Но задавайте вопрос, немного подумав, с умом. Задайте вопрос по закону, который сегодня обсуждается», - сказал он.

Далее диалог продолжился следующим образом:

Муслимбек Иброхимов: Видео об электрошокере — это правильно или неправильно?

Кутбиддин Бурханов: Задайте вопрос по закону, который обсуждается.

Муслимбек Иброхимов: Но он говорит неправильно.

Кутбиддин Бурханов: Вы скажите, что не согласны с этим. Это не место для споров. Мы не приглашали вас спорить с нами. Задайте свой вопрос, мы ответим. Как может учёный говорить вам то, о чем он не знает, правильно или неправильно?

Хушнуд Худойбердиев: Зачем он приводит пример того, чего он не видел и не знал?

Кутбиддин Бурханов: Пример озвучили другие люди. Задайте чёткий вопрос, получите чёткий ответ на свой вопрос.

Журналист Kun.uz Бахтиёр Тухтаев поинтересовался, как будут определять, с какой целью гражданин распространял кадры сотрудников правоохранительных органов.

«Кто даст гарантию, что граждане, желающие сообщить о действиях каких-то недобросовестных людей, работающих в этой сфере, не будут несправедливо заключены в тюрьму?» - сказал он.

Кутбиддин Бурханов отметил, что прокуратура имеет 100-процентные полномочия принять меры к сотруднику органа внутренних дел, если он виновен.

Журналист также задался вопросом, не запятнает ли эта статья политику открытости в стране. Кутбиддин Бурханов ответил, что «совершенно не запятнает».

Его также спросили, давало ли Министерство юстиции определение слову «злонамеренный» и что именно подразумевается под этим словом.

Сенатор сообщил, что комментарий будет подготовлен после принятия закона.

4

Кутбиддин Бурханов

Хушнудбек Худойбердиев отметил, что как юрист понимает положения закона, однако ни Законодательная палата, ни Сенат не опубликовали проект документа для ознакомления.

«Я сейчас удивляюсь, вы позвали журналистов, чтобы их поругать… В пресс-релизе Сената вы использовали слово «оскорбление». Оскорбление - это отдельная статья. Это есть и в Кодексе об административной ответственности, и в Уголовном кодексе. Поэтому мы говорим, что если какое-либо видео было искажено, изменено или опубликовано с целью дискредитации кого-либо, то за это предусмотрена ответственность по действующим законам. Если человек оказал сопротивление и снял видео, то о сопротивлении [власти] тоже есть статья. Возникает другой вопрос, зачем было добавлять эту норму? Кроме того, на вопрос, как будут определять цель [действий человека], не был дан чёткий ответ. Сказали, что это будет определять прокуратура», - заявил он

«Допустим, человек разместил видео в Instagram, Telegram или YouTube. В видео нет лжи. Человек, выложивший это видео, разместил его без каких-либо объяснений. Если он в процессе проверки говорит, что его целью было предупредить людей, он хотел сказать людям, чтобы они не нарушали закон, или он просто хотел собрать лайки, то как вы обвините его в том, что он хотел дискредитировать? Что станет основанием для этого? И наш журналист тоже задал правильный вопрос, завтра не перейдут на несправедливые обвинения?» - спросил блогер.

Эрали Бозоров отметил, что законопроект был вынесен на общественное обсуждение, и своё мнение высказали только 7 человек. Замглавы СБДД, скорее всего, имеет в виду законопроект, согласно которому в марте 2022 года МВД предлагало запретить публикацию в интернете фото и видео о работе сотрудников ДПС без их согласия. Тогда этот вопрос вызвал широкое обсуждение и резонанс.

Кутбиддин Бурханов отметил, что журналистов собрали не для того, чтобы их отругать, а чтобы услышать их вопросы. Он заявил, что решение о принятии и отклонении закона будет приниматься на заседании Сената.

Рассмотрение законов ожидается уже 19 января. В их числе может быть и эта поправка, хотя она не указана в пресс-релизе верхней палаты парламента.

Глава Антикоррупционного агентства Акмал Бурханов ранее заявлял, что норма о наказании за публикацию фото и видео в интернете сотрудников правоохранительных органов «с целью дискредитации» противоречит политике открытости. Движение «Юксалиш» просило Сенат учесть возражения общественности.

Статьи по теме:

Запрет на «дискредитацию» сотрудников МВД вводится ради плановых ограблений автомобилистов

От открытости – к закрытости. Президент Узбекистана поручил ввести запрет на видеосъемку милиционеров без их согласия


Источник – Газета.uz