Националистический режим Токаева-Назарбаева судит 14 дунган за сопротивление казахским погромщикам. Они сидят уже год

Воскресенье, 07 Февраля 2021

7 февраля - годовщина кровавых погромов в сёлах Кордайского района Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана, населенных этническими дунганами. И хотя за 30 лет независимости в этой стране произошло немало подобных случаев, все они было гораздо меньшими по своему размаху. Материальный ущерб, нанесенный дунганам в результате организованного нападения казахских националистов, которое власти страны упорно продолжают называть «массовыми беспорядками» и «групповой дракой», не возмещен и поныне. 

«Участие в беспорядках»

Начиная с 3 декабря 2020 года в Таразе, административном центре Джамбульской области, идет судебный процесс по уголовному делу с участием 51 человека (14 из них – этнические дунгане), призванный подвести итог «кордайским событиям».

Как рассказали нам представители стороны защиты, слушания проходят ежедневно, с понедельника по пятницу, с 9.30 до 18.30, с полуторачасовым перерывом на обед. Более подробную информацию адвокаты пока дать не могут – связаны подпиской о неразглашении следственной тайны как перед следствием, так и перед своими доверителями (иначе могут отстранить от процесса и отобрать лицензию). Ранее сообщалось, что заседания проводятся с беспрецедентными мерами безопасности. О причинах подобной секретности остается только догадываться; по всей вероятности, власти хотят что-то скрыть.

1

Кордайский район, февраль 2020 года. Тенгриньюс

«Сейчас идет судебный процесс, где в качестве подсудимых привлечены 37 человек из разных сел и городов, которые принимали участие в нападениях, погромах и убийствах, - отметил в своем обращении к соплеменникам в Фейсбуке 4 февраля председатель Ассоциации дунган Казахстана Хусей Дауров. - К сожалению, и 14 жителей пострадавших сел, которые грудью встали на защиту своих жен, детей и имущества от приезжих бандитов, тоже сидят на скамье подсудимых. Большинству из них вменяется статья 272 УК РК [Республики Казахстан] – организация и участие в массовых беспорядках. Хотя именно благодаря им и еще многим другим жителям пострадавших сел, которые под градом камней и пуль несколько часов сдерживали нападавших бандитов до приезда сил Национальной гвардии, и был предотвращен еще больший размах трагедии, погромов, убийств, поджогов и мародерства. К этим 14 защитникам своих сел правильно было бы применить статью 34 Уголовного кодекса (не является уголовным правонарушением причинение вреда (…) в состоянии крайней необходимости), ведь им, их женам и детям, их жизни, здоровью, правам и интересам угрожала смертельная опасность, урон и ущерб».

По его словам, вся общественность Казахстана ждет справедливого приговора суда. «Ждут приговора, который накажет преступников и отобьет охоту другим лицам, ищущим легкой наживы и готовым ради них идти на погромы и убийства. Ждут приговора, который должен впредь предупредить саму возможность повторения трагических событий в любом регионе страны».

Дауров попросил не забывать об осиротевших семьях тех, кто пожертвовал своей жизнью ради спасения близких от агрессивной толпы убийц и мародеров, и сделать им посильные пожертвования. Включая односельчан, получивших тяжелые увечья и потерявших возможность содержать свои семьи (их список приведен автором отдельно).

Список вдов погибших:

1. Роза, вдова Рамазана Харсанова (5 детей), с. Масанчи, ул. Кирова, 32.
2. Зарина Чонтей, вдова Абдуллы Чонтей (4 детей), с. Сортобе, ул. Даурова, 10.
3. Захира Махей, вдова Малика Ясырова (2 детей), с. Сортобе, ул. Баласагун, 1.
4. Ругиян Махуанце, вдова Идызова Харки (3 детей), с. Булар Батыр, ул. Оркениет, 23.
5. Меян Шисыр, вдова Рахима Шисыр (3 детей), с. Сортобе, ул. Масанчи, 139.
6. Мария Исырова, вдова Рамазана Исырова (3 детей), с. Масанчи, ул. Масанчи, 52.
7. Мариям Инва, супруга Мухамеда Инва (2 детей), с. Масанчи, ул. Я. Шиваза.
8. Зулиха Лохаш, вдова Лугмара Лохаш (7 детей), с. Булар Батыр, ул. Сулусай, 27.
9. Зейнал Киирова, вдова Исхара Киирова (5 детей), с. Булар Батыр, ул. Кендала, 14.
10. Щухуор Мусарова, вдова Ахмеда Маху.

Отметим, что последнее имя ранее в списках погибших не упоминалось. Возможно, потому что 32-летнего Ахмеда Маху убили не в ночь погромов; он умер неделей позже, 15 февраля 2020 года, от побоев и несвоевременного оказания медицинской помощи.

Список тяжелораненых:

1. Нусыров Малик, с. Масанчи.
2. Саров Ибрагим, с. Масанчи.
3. Юнху Аданва, с. Сортобе.
4. Яров Харсан, с. Масанчи.
5. Лайчинов Шамиль, с. Сортобе.
6. Манар Арсмане, с. Масанчи.
7. Кииров Юсуф, с. Булар Батыр.
8. Цуонфуров Мухамед, с. Сортобе.
9. Эрсфу Али, с. Аухатты.
10. Кар Закир, с. Масанчи.
11. Беваз Санцун, с. Масанчи.

Хусей Дауров отметил, что нужна также добровольная помощь погорельцам и пострадавшим в восстановлении их жилья и имущества. По его мнению, работы по оказанию им системной помощи должны возглавить руководители культурных центров сел, имамы мечетей, руководители организаций и крестьянских хозяйств.

«И сегодня, спустя год после трагических событий, многие пострадавшие еще не пришли в себя после пережитого страха, стресса, ужасов погромов и убийств. Многие дома и строения до сих пор полностью не восстановлены, пострадавшие и погорельцы залезли в большие долги, стараясь восстановить хотя бы часть своего жилья до морозов. Выделенные правительством средства покрыли лишь малую часть расходов и ущерба, а за сгоревшие и украденные товары, угнанный скот и автомашины не выделено ни копейки средств. Но мы надеемся, что созданная правительственная комиссия выполнит поручения президента Казахстана Токаева К.Ж. и выплатит нанесенный ущерб пострадавшим», - говорится в обращении председателя Ассоциации дунган Казахстана.

Тем не менее, судя по происходящему, помогать жертвам погрома, оказавшимся в труднейший ситуации, придется обычным людям с выраженной гражданской позиций, поскольку власти явно не спешат это делать. А как же насчет обещанной помощи правительства во главе с президентом Токаевым? «Кровопролитие произошло по вине провокаторов, при попустительстве сотрудников госорганов, они будут наказаны. Пострадавшие получат государственную поддержку» - это строчки, написанные главой государства в Твиттере через пару дней после событий в Кордайском районе.

Сегодня, спустя год, все эти обещания благополучно забыты. Как нам стало известно, власть выделила всего-навсего 225 миллионов тенге (535,4 тысячи долларов) из 1,7 миллиарда ($2,379 миллиона долларов), которые насчитала первая комиссия по определению нанесенного ущерба. И это притом, что учитывалось не более половины действительных материальных потерь. То есть, по факту было выделено менее десяти процентов от первоначально установленной суммы ущерба, да и то без учета инфляции.

Необходима переквалификация

Как выше уже говорилось, наравне с 37 погромщиками-националистами из числа этнических казахов, сознательно прибывших, чтобы жечь, грабить и убивать, к уголовной ответственности оказались привлечены и 14 молодых дунган, вышедших в ночь на 8 февраля прошлого года на улицы, чтобы защитить от бандитов свои дома, семьи и детей. Парни сидят уже целый год. Их следовало бы наградить орденами и медалями, а вместо этого им предъявлены обвинения в организации беспорядков.

2

Комментарий казахского националиста

28 января подсудимые Ш. Мауров, Ш. Харсанов, Х. Саров, А. Машанло, Ю. Шинху, Б. Дауров, Э. Дауров, И. Уширов, Э. Юнху, Ю. Чешанло, Г. Сангуй, И. Кимуров, И. Хижин, М. Хижин обратились с ходатайством на имя судьи Специализированного межрайонного суда по уголовным делам по Джамбульской области А. Жамбаева.

«На протяжении двух месяцев Вами рассматривается уголовное дело №200022011000024, за которым, как Вы говорили, следит весь Казахстан. Из заслушанных за это время показаний видно, что находящиеся под следствием подсудимые, граждане дунганской национальности, вышли на улицы своих сел Булар-батыр и Масанчи по воле судьбы и стечения обстоятельств, для защиты своей семьи и своего имущества от посягательства и насилия агрессивно настроенной приезжей толпы. Никто из защитников сел не думал, что в дальнейшем их действия будут квалифицированы статьей 272 УК РК, т.е. [как] участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, разрушениями, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия и неподчинением законным требованиям представителей власти», - пишут арестованные.

По их мнению, суду следовало бы квалифицировать их действия по статье 34 УК РК (т. е. как крайняя необходимость, вынудившая людей выйти на улицы для устранения опасности, непосредственно угрожающей жизни, здоровью, правам и законным интересам данного лица или иных лиц, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами). И уж тем более, если ни органы власти, ни представители полиции не смогли своевременно оказать помощь селам, где проживают этнические дунгане.

«Возникает вопрос: как могли жители сел у себя же дома организовать поджоги, погромы, насилия над своими же односельчанами?! Подтверждением этих слов [служит то, что], там оказались люди разных возрастов, а люди разных возрастов не могут преследовать одну цель, т.е., в силу возраста, они будут рассуждать по-разному, поэтому мы все оказались там в силу обстоятельств, и нашими действиями руководил страх за свою семью и инстинкт самосохранения», - пояснили в письме обвиняемые, подчеркнув, что вместо защиты их почему-то подвергают наказанию.

Ссылаясь на статью 2 УК РК («Защита прав, свобод и законных интересов человека и гражданина), подсудимые выразили надежду, что суд будет руководствоваться профессионализмом и принципами гуманности, отнесется к рассматриваемому делу внимательно и примет «справедливое, обоснованное решение в отношении людей, привлеченных к уголовному делу по статье 272 УК РК, с возможностью его переквалификации на 34-ю статью».

Вся дунганская община поддерживает своих арестованных защитников, и призывает суды, акиматы (мэрии) и правительство снять с них надуманные обвинения.

3

Комментарий казахской националистки. На ее странице в Фейсбуке написано, что она журналистка в издании Астана Акшами (Вечерняя столица)

За спиной дунган, маленькой народности, нет этнической родины-защитницы и соответствующих правозащитных инструментов, кроме Конституции той страны, в которой они проживают, и законов, чьё действие, согласно утверждениям представителей власти, распространяется на все этнические группы. При этом, судя по агрессивным высказываниям казахов в соцсетях (и молчаливому согласию властей), они воспринимают дунган не как своих равноправных сограждан, а как неких «второсортных пришельцев», которые обязаны подчиняться приказам «хозяев». То есть, любая попытка защитить себя и своих близких воспринимается ими как «наглость» и «неподчинение».

Власти делят граждан на два «сорта»

По мнению казахского историка и этнополитолога Нуртая Мустафаева, оценка кордайских событий со стороны власти и общества воспринимается по-разному, поскольку это два параллельных мира. «Сначала нам пытались преподнести их как «бытовой конфликт», а позже (видимо, поняв, что такая формулировка не прокатит) стали говорить о «массовой драке» либо «столкновениях». Хотя ни то, ни другое, ни третье не соответствует истине. Так можно охарактеризовать, скажем, потасовку в кафе либо стычку фанатов после футбольного матча, но никак не беспрецедентный межэтнический конфликт, в котором погибли более десяти и пострадали в той или иной степени тысячи мирных граждан», - считает эксперт.

По его словам, власть до сих пор не назвала виновников трагедии - лишнее свидетельство того, что она упорно отказывается признавать ее характер и масштабы, так как «для нее важнее сохранить в глазах международного сообщества ту благополучную картинку межэтнического и межконфессионального согласия, которую она придумала еще в начале 2000-х годов, чтобы хоть в чем-то стать примером для других стран».

«Впервые в Казахстане имели место не просто межэтнические столкновения, а самые настоящие погромы, то есть насильственные действия в отношении наших же сограждан – дунган! Центральные власти должны признать этот факт, а не прятать голову в песок подобно страусу», - заявил Мустафаев.

«Затягивание расследования [произошедшего] и прочие неадекватные действия со стороны властей обусловлены множеством причин, главная из которых заключается как раз в том, что с самого начала на политическом уровне не была дана объективная оценка беспрецедентным в истории независимого Казахстана массовым погромам», - заметил этнополитолог, наблюдавший, как из не менее чем полутора тысяч их участников уголовные дела были возбуждены лишь в отношении считанных десятков.

И то обстоятельство, что в качестве участников «беспорядков» казахские власти привлекли к уголовной ответственности самих же дунган, свидетельствует о многом…

Статьи по теме:

В казахстанском Таразе при усиленных мерах безопасности идет судебный процесс по делу о дунганском погроме

Токаев и Назарбаев покрывают «этнически правильных» грабителей и убийц

«Мемориал»: «Казахстанское общество оказалось не готово признать равенство прав всех этносов без дискриминации»

В пострадавших от погромов дунганских селах Казахстана по ночам проходят незаконные обыски и аресты. Задержанных пытают

Наказания за февральские погромы в Казахстане начали с осуждения дунган. «Титульных» подстрекателей среди задержанных нет

Президент Токаев призвал дунганскую диаспору «сделать правильные выводы из случившегося в Кордайском районе»

Страшные итоги дунганских погромов в Казахстане: полицию – на мыло?

Межнациональные конфликты в Казахстане: почему они возникают?


Соб. инф.