Афганистан: приход к власти движения «Талибан» и возможные последствия

Среда, 25 Августа 2021

Трагические сцены в аэропорту Кабула похожи на кадры бегства американцев и их союзников из Сайгона, столицы Южного Вьетнама, в 1975 году, когда его брали войска вьетконговцев. Но сходство только внешнее: Сайгон продержался еще два года после вывода американских войск, в то время как Кабул, да и весь остальной Афганистан, даже не дожидаясь их окончательного ухода, капитулировали перед несопоставимо хуже вооруженными формированиями боевиков. По превалирующему в мире мнению, решение президента США Джо Байдена вывести войска – вне зависимости от военной ситуации в Афганистане – «обнулило» двадцатилетние усилия, привело к гуманитарной катастрофе и подорвало доверие к Соединенным Штатам во всех странах, так как продемонстрировало воочию, что американцам верить нельзя, что на них нельзя положиться, и что они непременно обманут и бросят. 

Символично, что 11 сентября, когда США будут отмечать 20-летие самолетной атаки, после которой они и решили вторгнуться в Афганистан, перед ними, несмотря на долгое присутствие в этой стране и грандиозную сумму истраченных денег, предстанет всё тот же враг – бородатые исламисты с «калашами» и РПГ. И силы, и средства ушли как вода в песок…

«Карточный домик»

Сдача Кабула произошла стремительно. Утром 15 августа боевики «Талибана» заявили о наступлении на столицу, а уже к вечеру, без боя, заняли её и подняли свой флаг над президентским дворцом. Через четыре дня режим «Талибан» в Кабуле официально заявил о создании «Исламского эмирата Афганистан».

1

Талибы в президентском дворце в Кабуле

За несколько предыдущих недель талибы, почти не встречая сопротивления, взяли под контроль все остальные крупные города страны, в том числе Кандагар, Герат, Кундуз и Мазари-Шариф, захватывая транспорт, оружие и снаряжение правительственной армии. Той самой, в которую США закачали десятки миллиардов долларов, и которая под натиском врага немедленно «самоликвидировалась».

Президент Ашраф Гани покинул страну, вместе с ним улетели и его ближайшие помощники. В дальнейшем он объявился в ОАЭ. Оправдываясь, Гани заявил, что вынужден был сделать это во избежание кровопролития и нового разрушения Кабула.

Влиятельные вожди узбеков и таджиков севера – Абдул-Рашид Дустум и Атта Мухаммад Нур тоже «слились».

В ночь с 13 на 14-е единственный афганский маршал Абдул-Рашид Дустум со своим окружением, спасаясь от ворвавшихся в Мазари-Шариф талибов, перешел узбекско-афганскую границу. Где он сейчас, достоверно неизвестно, как и бывший губернатор афганской провинции Балх и руководитель таджикской диаспоры в Афганистане Атта Мухаммад Нур.

2

Кундуз охвачен боями, талибы наступают

В 1997-2001 годах оба они упорно сражались с талибами, хотя вооружение у них далеко не дотягивало до нынешнего уровня. Но после объявления об уходе американцев и их союзников афганские военные, в том числе формирования Дустума и Нура, оказались настолько деморализованы, охвачены ощущением заведомого проигрыша, что зачастую стали сдаваться талибам из страха, что те все равно победят, а затем будут расправляться с противниками. CNN продемонстрировало видеозапись, на которой военнослужащие афганской армии, не сделав ни одного выстрела, отдают боевикам целую колонну боевой техники, доставшейся им от американцев, включая бронемобили Humvee.

В ночь на 15 августа официальный представитель политофиса «Талибана» Мухаммед Наим объявил, что 20-летняя война в Афганистане окончена.

По данным Foreign Policy, в Афганистане при «Талибане» (запрещенная в России террористическая организация) не будет президента - роль верховной власти возьмет на себя совет из 12 человек, который возглавит тройка заместителей высшего руководителя талибов Хайбатуллы Ахундзады - по политике (мулла Абдул Гани Барадар), по военным операциям (мулла Мухаммед Якуб) и по террористическим операциям (Сираджуддин Хаккани).

Пока, на публику, талибы ведут себя в рамках. Представители «Талибана» заявили, что женщины смогут получать образование вплоть до университетского уровня, а также будут иметь право работать, однако им придется носить платки, ношения паранджи требоваться не будет. Талибан прекращает вражду со всеми, кто выступал против него в Афганистане, отдано распоряжение о всеобщем помиловании. Иностранным посольствам и международным организациям будет обеспечена безопасность. В Афганистане появится сильное инклюзивное (т.е. включающее широкий круг людей) исламское правительство.

Высокопоставленный представитель Талибана сообщил агентству Reuters, что Афганистан не станет демократией. «Мы не будем обсуждать, какую политическую систему следует применять в Афганистане, потому что это очевидно. Это шариат, и точка», – добавил он.

1

Боевики движения «Талибан»

Как бы то ни было, ни в коем случае нельзя забывать, что талибы – военные преступники, террористы, совершившие ужасные злодеяния. На их совести подрывы школ, собраний шиитов (как «неправильных» мусульман) – в том числе их свадебных и поминальных церемоний, избирательных участков, причем, не только в Афганистане, но в Пакистане. Жертвами подчас становилось более сотни человек. По своим методам, да, вероятно, и по существу, это движение близко к сирийско-иракскому «Исламскому государству», хотя и считает последнее своим врагом.

Что касается завершения войны, то, возможно, говорить об этом пока рано: сын командующего антиталибским «Северным альянсом» Ахмад Шах Масуд объявил о сборе сил сопротивления в Панджшерском ущелье - единственном не сдавшемся талибам районе страны, в долине реки Панджшер, в горной системе Гиндукуш, делящей Афганистан на северную и южную части. Правда, по мнению российского эксперта по Центральной Азии Аркадия Дубнова, шансов на победу у Масуда-младшего нет. «Повернуть на свою сторону афганский народ - архаичный, фактически легший под талибов - надежды нет никакой», - считает он.

Последствия вывода войск

В мире стремительное «схлопывание» афганского государства вызвало шок. Комментаторы всех мастей называют происходящее открытым предательством со стороны США и их союзников по НАТО, полнейшим провалом двадцатилетних попыток изменить положение дел. Кроме того выяснилось, что без американского предводительства НАТО оказалось пшиком, «бумажным тигром».

Крупнейшие либеральные СМИ Соединенных Штатов, в том числе CNN, NBC, New York Times жестко критикуют действия Байдена. Цитируются «нарушенные обещания» и «некомпетентные заявления» президента, в которых он уверял, что «выход будет осуществляться спокойно, ответственно и в полной координации с нашими союзниками и партнерами», что ситуация в Афганистане останется под контролем.

Бывший президент США Дональд Трамп назвал захват страны талибами одним из самых больших поражений в истории Америки. «Это полный провал из-за слабости, некомпетентности и полной стратегической непоследовательности», - заявил он.

Однако часть вины за случившееся несомненно несет и сам Трамп, который в прошлом 2020 году, в обход правительства Афганистана, подписал сепаратное соглашение с талибами: американцы уйдут, если боевики согласятся не предоставлять поддержку и тренировочные базы террористам. (Фактически оно признавало террористов «Талибана» легитимным партнером США.) Талибы, естественно, пообещали. Сделка предусматривала вывод войск США и их союзников к маю 2021 года. Это было сделано вопреки мнению большей части американских политиков и журналистов, но в соответствии и с общим настроем избирателей Трампа. Когда Байден вступил в должность, военный контингент США в Афганистане уже был сокращен администрацией его предшественника с примерно 15.500 американских военнослужащих до 2500.

Washington Post напоминает, что данная сделка, противоречившая интересам Афганистана и приведшая к освобождению из тюрем тысяч талибов, серьёзно подорвала позиции Ашрафа Гани. Благодаря ей правительство в Кабуле оказалось исключено из определения будущего страны.

Однако решение следовать курсом Дональда Трампа и действительно вывести войска к лету 2021 было не отменено, а полностью поддержано новым президентом США Байденом. При этом, как теперь выясняется, не существовало даже плана по обеспечению афганским вооруженным силам доступа к региональным базам для обслуживающих их подрядчиков, что сразу показывало военнослужащим - их бросают на произвол судьбы. В конце июня, правда, Байден обмолвился об обеспечении «загоризонтной поддержки» афганских войск в случае возникновения угрозы для Кабула. Но проработать этот план не успели, правительственные силы потеряли прикрытие с воздуха, и афганская армия развалилась.

1

Люди пытаются попасть на территорию кабульского аэропорта

Между тем Джо Байден еще 8 июля на пресс-конференции заверял журналистов, что талибы не смогут захватить Афганистан, «потому что у афганских войск есть 300 тысяч хорошо оснащенных солдат, так же хорошо оснащенных, как любая армия в мире, и силы ВВС - против примерно 75 тысяч талибов».

Отвечая на вопрос, обнаруживает ли он параллели с тем, что случилось во Вьетнаме, президент США ответил: «Нет, никаких. Ноль. Тогда противник целыми бригадами пробивался через ворота нашего посольства. Шесть бригад, если я правильно помню. «Талибан» - это не северо-вьетнамская армия. Они даже близко не обладают такими возможностями. Вы не увидите, как людей снимают с крыши посольства США в Афганистане».

5

Пассажиры транспортного самолета США, покидающие захваченный талибами Кабул

Через пять недель после этого талибы вошли в Кабул, и США приходится спешно эвакуировать посольство, что является не просто позором для всего Запада, но и ударом для американских ветеранов, понесших немалые жертвы за 20 лет войны в Афганистане. В боях с талибами погибли более 3500 членов коалиции, из них около 2300 американцев, были ранены свыше 20 тысяч человек. Еще больше пострадали афганская армия и полиция. По оценке Университета Брауна от 2019 года с октября 2001 года, когда началась война, национальные вооруженные силы и полиция Афганистана потеряли более 64 тысяч человек.

16 августа Джо Байден в обращении к нации попытался объяснить случившееся. Он, в частности, заявил (отрывки):

«Мы отправились в Афганистан почти 20 лет назад с четкими целями: найти тех, кто 11 сентября 2001 года совершил теракты против нас, и убедиться, что «Аль-Каида» не сможет использовать Афганистан в качестве базы для нового нападения на нас. Мы это сделали. Мы серьезно ослабили «Аль-Каиду» и Афганистан. Мы никогда не прекращали поиски Усамы бен Ладена (Osama bin Laden), и мы его уничтожили».

«Наша миссия в Афганистане никогда не предполагала строительство государства. Она никогда не предполагала создание единой, централизованной демократии. Нашим единственным жизненно важным национальным интересом в Афганистане сегодня является то, что и всегда: предотвращение нападения террористов на нашу родину, Америку».

«Существовала только суровая реальность - либо выполнение соглашения о выводе наших войск, либо эскалация конфликта и отправки еще тысяч американских военнослужащих обратно в бой в Афганистане, в результате чего конфликт продлился бы на третье десятилетие».

«Американские войска не могут и не должны участвовать в войне и погибать в войне, в которой афганские силы не желают сражаться сами за себя. Мы обучили и обеспечили оружием и техникой афганские вооруженные силы (…), превосходящие по численности вооруженные силы многих наших союзников по НАТО. Мы обеспечили их всеми средствами инструменты, которые им могли бы понадобиться. Мы платили им жалование, обеспечивали содержание их ВВС, которых нет у талибов. У талибов нет военно-воздушных сил. Мы обеспечивали им огневую поддержку с воздуха. Мы предоставили им все возможности самим определять свое будущее. Мы не могли им дать лишь воли к борьбе за это будущее».

Отвечать на вопросы журналистов Байден отказался, и покинул трибуну сразу после своего выступления.

6

Президент США Джо Байден во время-пресс-конференции 16 августа

Его слова о том, что американцы, дескать, добились того, чего хотели, конечно, являются откровенным враньём.

Во-первых, созданные в 2001 году Международные силы содействия безопасности (International Security Assistance Force; ISAF) - возглавляемый НАТО международный войсковой контингент, действовавший на территории Афганистана, – в 2006 году приняли на себя ответственность за обеспечение безопасности на всей территории страны. Они должны были сдерживать активность боевиков «Талибана», пока афганцы не возьмут в свои руки контроль над страной. Сдерживания, как видим, добиться не удалось.

Во-вторых, мы прекрасно помним, что США все эти годы как раз и пытались преобразовать Афганистан в современную демократию. Создавали не только армию, но государственные структуры, проводили выборы, помогали предпринимателям, открывали университеты. Всё это было хорошо и правильно, но, к сожалению, тоже не получилось, и это надо честно признать.

И, что бы теперь ни говорили руководители США, вывод войск – это сдача всех, кто им поверил, пошел за ними и стал их поддерживать, подвергая свои жизни смертельной опасности. Следует напомнить, что Афганистан с 2012 года имел статус основного союзника США вне НАТО. Выходит, даже официальное признание союза с американцами не гарантирует, что в ключевой момент они не бросят своих союзников и партнеров и не отбудут восвояси. Это урок всем, кто теперь захочет выстраивать военные отношения с «единственной в мире сверхдержавой».

В 1989 году из Афганистана ушли и советские войска. Не из-за военного поражения, которого не было: изменился общественный настрой, система социализма оказалась ненужной и ее стали свертывать, насильственное навязывание ее другой стране полностью утратило смысл. Советские вожди тоже приняли решение о выводе войск неожиданно для своих партнеров – президента Мохаммада Наджибуллы, военных и функционеров афганского правительства, - без договоренностей об обеспечении их безопасности, подло бросив своих вчерашних боевых товарищей. Наджибулла продержался еще три года, и, видимо, смог бы еще, если бы тогдашний президент России Борис Ельцин не прекратил поставки дизтоплива и боеприпасов. Это предательство - позорное пятно в истории современной России.

Но ведь, казалось бы, американцы должны были извлечь из своей войны во Вьетнаме и войны СССР в Афганистане уроки - и стратегии, и тактики, и установления правильных отношений. Жизнь показала, что ничего подобного не произошло и они повторили практически те же ошибки, даже не пытаясь осмыслить накопленный, чрезвычайно ценный опыт.

Причины поражения

В статьях, речах американских политических деятелей россыпью, как бы между делом, отмечается, что, мол, мы недооценили стойкость талибов.

Однако никакая стойкость бы им не помогла (странно вступать в войну, надеясь, что противник будет не стойким), если бы американские власти всё время не провозглашали, что главное для них не победа – а вывод войск из Афганистана, сейчас или чуть позже, или еще немного позднее, чем мотивировали и подбадривали противника. Зачем прекращать нападения, если враг готовится уйти?.. Если бы США объявили что-то вроде режима «плавающего присутствия» навсегда: враг наступаем, мы увеличиваем военное присутствие и уничтожаем его, враг отступает – уменьшаем число военных до необходимого минимума, то рано или поздно всё начало бы меняться, ввиду бесперспективности сопротивления. Возможно, не скоро – через десятилетия. Увы, это игра долговременная, «в долгую». А так – талибы знали, что американцы через какое-то время покинут страну, и не спеша наращивали своё влияние в регионах.

Как ни крути, без параллелей с войной США во Вьетнаме не обойтись (конечно, в уменьшенном масштабе – всё-таки талибов не миллионы, в отличие от вьетконговцев, и в основном это не особо сильные на поле боя сельские жители с легким стрелковым оружием). Дело не в том, что талибы оказались как-то особенно сильны, а в том, что недостаточно последовательным и упорным оказался их противник.

Руководители Северного Вьетнама с самого начала войны с Соединенными Штатами поняли, что одолеть такого врага можно только в затяжной партизанской войне. Они сразу сделали ставку на то, что она будет длиться десятилетия, пока не этот, так следующий, или идущий за ним президент не заявит о напрасных потерях в «ненужной войне», из которой пора выбираться. Они знали, что США чувствительны к потерям своих солдат и развернули на них настоящую охоту, не тратя время на их союзников из южновьетнамской армии. И действительно, через какое-то время американская пресса подняла страшный вой, напирая на ненужность и преступность войны, и выборы выиграл президент, ратовавший за вывод войск (за предательство союзников). При этом о своих собственных потерях в Северном Вьетнаме предпочитали не распространяться, чтобы не подрывать боевой дух сражающейся армии.

В Афганистане США, уповая на своё техническое превосходство, хотели воевать не всерьез, не в полную силу, а, что называется, левой задней ногой, – не ощущая войны у себя дома. Но если все твои силы направлены не на достижение победы – а США не заявляли, что хотят уничтожить врага или заставить его капитулировать, – то ты и не победишь. Заметьте, и Байден, и другие американские политики даже не стесняются говорить, что, мол, по данным разведки режим должен был пасть через три года (а не никогда), что афганская армия продержится еще НЕСКОЛЬКО ЛЕТ (а не столько, сколько потребуется). То есть, разговоры велись лишь об оттягивании полного разгрома своего союзника. Им не приходит в голову, что это плохо, они не скрывают, что ЗАРАНЕЕ БЫЛИ НАСТРОЕНЫ НА ПОРАЖЕНИЕ.

Но победа, достигается лишь в настоящей войне, которая подразумевает не «защиту» от талибов, а зачистку, уничтожение талибов, - по всей стране, от пустынь до горных хижин. Война цинична: если одна сторона практикует массовый террор – запугивание населения, чиновников режима, угрожая им и их родственникам и заставляя таким образом переходить на свою сторону, – а вторая хлопает глазами и не устраивает ответного террора – она проигрывает. Цивилизованным странам вести такую войну сегодня трудно: журналисты и правозащитники, традиционно смягчающие нравы, препятствуют жестоким методам ведения войны (нарушения прав человека!), в итоге способствуя поражению, и в конечном результате – многократному ухудшению той самой ситуации с правами человека, причем на весь обозримый исторический период.

1

Боевики движения «Талибан»

Другое важнейшее обстоятельство – поддержка талибов. Противник не был отрезан от баз, тренировочных лагерей, мест пополнения отрядов, располагающихся на территории Пакистана, он получал финансовую помощь от Саудовской Аравия и ОАЭ, возможно, и от Катара, то есть пользовался явной и тайной поддержкой тех самых трех стран, которые ранее признавали правительство «Талибана» (плюс Катара).

Но без изоляции врага выиграть почти невозможно. США проиграли войну в Южной Вьетнаме, не сумев отрезать его от Северного, коммунистического, за которым стоял СССР. А за талибами стоит Пакистан (в котором пуштунов вдвое больше, чем в самом Афганистане), и их вооруженные отряды свободно перемещались через границу. Руководители «Талибана» в Кветте и Пешаваре собирали средства, планировали нападения и теракты, и беспрепятственно вербовали всё новых боевиков. При этом в июле 2021 года министр внутренних дел Пакистана признал, что семьи талибов проживают в пригородах Исламабада. Целый ряд расследований и экспертных докладов связывает главную пакистанскую спецслужбу, Межведомственную разведку (ISI), с командирами «Талибана». Так что одной из сторон войны фактически был Пакистан, хотя его руководство это и отрицает. Одна из причин – стремление не допустить попадания Афганистана под влияние Индии, что заставляет пакистанских силовиков поддерживать исламских радикалов, для которых индуисты – многобожники, с которыми следует вести джихад; кроме того, части пакистанского руководства близка идеология талибов (т.е. они такие же экстремисты).

Однако по непонятной причине об этом почти не писала американская и западноевропейская пресса, на этом не фокусировались официальные лица – ведь тогда вырисовывалась бы неудобная картина: талибы – не просто туземцы с автоматами, а гибридные силы Пакистана, страны населением в 228 миллионов человек (ежегодный прирост – 4,5 миллиона), значительная часть которого настроена радикально, в том числе высшие чиновники и силовики, и обладающей ядерным оружием. При этом американские политики лицемерно продолжали называть Пакистан союзником. Нечего сказать - хорош союзник, который воюет против тебя же самого…

Чтобы одержать победу в Афганистане американцам надо было менять военную стратегию, действовать на всех направлениях, частично или полностью пересматривая отношения с названными странами, рвать долговременные связи, переходить к тактике угроз и санкций. Готовы ли были сделать это американские политические деятели? Однозначно, нет.

Тем не менее, изоляция противника была возможна. Опыт Марокко, построившей в Сахаре крупнейшую в мире линию укреплений против вооруженных отрядов ПОЛИСАРИО (военно-политическая организация, действующая в Западной Сахаре – ред.) длиной в 2,5 тысячи километров, показал, что это крайне эффективно. То же подтверждает опыт Израиля. Греция достаточно легко установила 40-километровую стену на границе с Турцией. Создание укрепленной линии границы из современных материалов, дополненной минными полями и электронными датчиками, длиной 2670 километров, обошлось бы всего в несколько миллиардов долларов, – в сто или в двести раз меньше потраченного триллиона, и позволило бы решить проблему со свободным перемещением вооруженных групп в Пакистан и обратно. В этом была явная военная необходимость, однако вопрос о строительстве подобной стены даже не поднимался. В 2018-м пограничный двойной забор (между стенами - пространство, наполненное спиралями) стал строить сам Пакистан, по той же самой причине – трансграничные нападения боевиков – и сейчас он на 90 процентов уже готов. Теперь попасть в Пакистан минуя официальные КПП практически невозможно. Из чего следует, что в последнее время афганские талибы действуют уже только на своей территории.

Теперь о правительстве Афганистана и его вооруженных силах. На оснащение и обучение афганской армии США израсходовали гигантские средства – около 83 миллиардов долларов, примерно по 4,3 миллиарда в год.

Первое, что хотелось бы отметить: внешнее управление приучило афганцев полагаться на американцев и отучило принимать самостоятельные решения.

Второе: повальная коррупция в правительстве, армии и полиции, чему способствовали сами США, «заливая» долларами все проблемы, покупая лояльность и т.д., не желая замечать открытое воровство и, соответственно, противодействовать ему. При этом Соединенные Штаты полагались не только на правительственную армию, но и на местных вожаков – бывших советско-афганских военных и бывших моджахедов, полагая, что в случае необходимости те мобилизуют десятки тысяч бойцов. Падение Шибаргана, оплота бывшего вице-президента Абдул-Рашида Дустума; Герата, ранее находившегося под властью бывшего моджахеда Исмаила Хана, и Мазари-Шарифа, ранее управлявшегося Атта Нуром, показывают, что это было, мягко говоря, ошибкой. Когда президент Афганистана обратился к ним за помощью, выяснилось, что их войска существуют, в основном, лишь в списках на получение финансирования.

Талибы в захваченном доме маршала Абдул-Рашида Дустама

Французская газета Le Mond, ссылаясь на западного дипломата, работавшего в Кабуле, сообщила о целых подразделениях правительственной армии, которые высшие чины создавали на бумаге, чтобы получать на них деньги от американцев. Издание напомнило, что по словам самих же американских военных, афганцы «формировали» целые «батальоны-призраки», чтобы получать на них средства от США и разворовывать их. «46 батальонов-призраков, по 800 человек в каждом», - приводит Le Monde данные своего информатора.

По данным источников программы Би-би-си Newsnight, одним из основных факторов поражения правительственных сил в Афганистане было то, что их численность была почти в шесть раз меньше заявленной и почти вдвое ниже оценочного количества боевиков «Талибана». Высокопоставленный собеседник медиакорпорации, ссылаясь на министра обороны, сообщил, что на самом деле численность афганской армии была ближе к 50 тысячам человек, то есть, в семь раз меньше заявленной. Второй источник, эксперт по международному терроризму Саджан Гоэль, также счёл цифру в 50 тысяч наиболее близкой к истине.

1

Солдат афганской армии осматривает вещи, оставленные американскими военными при отбытии с авиабазы ​​в Баграме

Бывший посол США в Афганистане Майкл Маккинли признал, что США потерпели в этой стране грандиозную катастрофу. Некомпетентность, ложь и политические амбиции привели к колоссальным финансовым потерям, гибели тысяч военных и гражданских американцев. Кто в ответе? По мнению автора, все.

Как он считает, вывод войск в разгар боевых действий и приуроченный к 20-летию 11 сентября 2001 года, сам по себе был ошибкой. Однако нынешняя ситуация является результатом двух десятилетий тяжелых просчетов и неудачной политики, проводившейся тремя предыдущими американскими администрациями, и неспособности руководителей Афганистана управлять страной во благо своего народа.

Боеспособность афганских ВВС была подорвана решением в этом году отозвать тысячи подрядчиков, которые обеспечивали техническое обслуживание и поддержку операций, поскольку советники США начали уходить еще в 2019 году. То обстоятельство, что задачи множества подрядчиков, работавших с афганскими вооруженными силами и как-то поддерживавшие их материально-техническое снабжение, не были переданы местным компаниям, нанесло непоправимый ущерб правительству в Кабуле. Но ночное июльское бегство США с авиабазы Баграм, ключевой точки авиационной логистики в Афганистане (авиация американцев 2 июля улетела посреди ночи, даже не предупредив афганских союзников – ред.), в любом случае станет непреходящим символом нашей военной неудачи в этой стране, констатирует Маккинли.

9

Министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов на встрече с талибами в МИДе Узбекистана 8 августа

Добавлю, что не последнюю роль сыграла и сформированная Западом официальная идеология. Ведь громкие слова о «демократии» без осязаемых результатов – пустышка. А результатов было недостаточно. Зато в избытке наличествовала привычная в последние десятилетия трескотня о первостепенности обеспечения прав гомосексуалистов. В совокупности с доступностью информации о «диктатуре сексменьшинств», из-за которой в Европе увольняют людей из-за высказываний, объявленных «дискриминационными» либо «антигейскими», о гей-парадах и гей-браках, в головах афганских сельчан вызревает твердое убеждение: «Они хотят, чтобы все мы стали пид…сами». Не надо много ума, чтобы понять, что навязывание этого традиционным обществам наносит огромный вред, и ведет исключительно к краху привлекательности образа Запада как такового, и к ослаблению, профанации всех, кто его поддерживает.

Программа борьбы с наркотиками тоже потерпела неудачу: производство мака в Афганистане на протяжении большей части последнего десятилетия росло, при этом Управление ООН по наркотикам и преступности оценило рост посевных площадей на 37% только в 2020 году. Зато действительно важные проекты бездарно затягивались: потребовалось 15 лет, чтобы установить новую турбину на плотине Каджаки, построенной при финансовой поддержке США еще в 1950-х годах.

Итог: нет осязаемых достижений, нет привлекательной идеологии, нет мотивации к победе (только от противного – временно, ради красивых отчетов, - оттеснить врагов).

Как только вожди США «благородно» стали заявлять, что, мол, наши парни гибнут зря, противнику стало предельно ясно, что «яблоко созрело», вывод войск не за горами, и надо еще поднажать. Как и в случае с Вьетнамом это свидетельство слабости: ЕСЛИ ТЫ НЕ ГОТОВ БИТЬСЯ ДО ПОСЛЕДНЕГО, ЗНАЧИТ, ТЫ ПРОИГРАЕШЬ. США же тупо показывали, что несколько тысяч жизней бойцов для них важнее победы.

Вероятные последствия

Для женщин Афганистана приход радикального движения «Талибан» к власти, несмотря на все обещания, скорее всего, станет трагедией.

За 20 лет пребывания в Афганистане войск международной антитеррористической коалиции число женщин на государственной службе в этой стране выросло примерно с нуля до трети сотрудников. Девушки составляли примерно тридцать процентов от общего количества студентов Кабульского университета. Теперь эти достижения, возможно, будут сведены на нет. Судьба Американского университета Афганистана, Кабульского университета и других вузов пока неясна: нельзя исключать ни их закрытия, ни перехода на преподавание ислама.

Победа талибов ставит вопрос о дальнейшем физическом существовании хазарейцев-шиитов, населяющих центральную часть Афганистана, так как талибы считают их еретиками и неоднократно организовывали против них кровавые террористические акты, уносившие жизни множества человек. Буквально на днях правозащитная организация Amnesty International сообщила, что в начале июля, в ходе захвата территорий, талибы вновь пытали и убивали представителей хазарейского меньшинства. Правозащитники предупреждают, что расправа над хазарейцами – показатель истинных намерений талибов. Первое правление «Талибана» в 1996-2001 годах также сопровождалось репрессиями против хазарейцев.

Вооружение талибов теперь будет несравненно мощнее. «Талибан» получил все оружие, имевшееся в распоряжении афганских войск. В сети встречаются данные, что это 2 тысячи бронетранспортеров, около 40 самолетов, включая UH-60 Black Hawks, разведывательные ударные вертолеты и военные дроны ScanEagle, сотни тысяч единиц пехотного оружия, включая штурмовые винтовки M16, и тысячи приборов ночного видения. Примерно так вырастало «Исламское государство» в Ираке, частично захватившее арсенал правительственной армии. Но почему кто-то думает, что «Талибан» не захочет дополнить это вооружение современными ракетами, вакуумными бомбами, системами ПВО? Возможно, его целью станет и ядерное оружие, которое уже имеет Пакистан, и к которому стремится Иран.

И он – как все тоталитарные режимы – собирается воцариться на столетия.

Значимого влияния на Узбекистан события в соседнем Афганистане пока вроде бы не оказали. Но ряд общих проектов (строительство ЛЭП «Сурхан-Пули-Хумри» и железной дороги из Мазари-Шарифа через Кабул в Пешавар) под вопросом. Половодья беженцев не наблюдается – граничащая с Афганистаном Сурхандарьинская область отделена от него широкой Амударьёй, так что речь может идти максимум о сотнях людей, да и тех власти, как видно, намерены отсылать обратно (20 августа вернули назад 150 беженцев «под гарантии» талибов).

Правительство Узбекистана меж тем приступило к «облизыванию» террористического режима «Талибана». МИД заявил, что узбекская сторона твёрдо заявляет о своей приверженности поддержанию традиционно дружественных и добрососедских отношений с Афганистаном и принципам невмешательства во внутренние дела соседней страны.

О возвращении в ОДКБ (Организацию договора коллективной безопасности (ОДКБ), в которой доминирует Россия – ред.) речи пока не идет, о чем месяц назад поведал пресс-секретарь президента Узбекистана Шерзод Асадов. Журнал Каравансарай, финансируемый Объединённым центральным командованием Вооружённых сил США (USCENTCOM), расхвалил за это Узбекистан, и присовокупил, что «Москва пытается увеличить свое влияние, преувеличивая угрозы для безопасности в регионе».

Что касается других стран Средней Азии, то на происходящее они отреагировали сдержанно. Администрация президента Таджикистана, страны, имеющей общую границу с Афганистаном, так и не прокомментировала смену власти в соседнем государстве. Правительство Туркмении отделалось общими словами, что, мол, они за мирный способ урегулирования ситуации. Представители не граничащих с Афганистаном Казахстана и Киргизии в основном заверили общественность, что внимательно следят за событиями.

Россия предсказуемо постарается не допустить проникновения участников радикальных движений в Киргизию, Таджикистан, Узбекистан и Казахстан, а оттуда - в мусульманские регионы самой РФ. Для этого дипломаты «флиртуют» с талибами, ведя с ними переговоры и, вероятно, что-то обещая. Примерно то же необходимо и Китаю – чтобы талибы не пытались разжечь вооруженную борьбу в Восточном Туркестане, население которого подвергается преследованию китайского режима.

Главные последствия – в общем усилении исламизма, как в Средней Азии, так и по всей планете. Группа исламских радикалов явила наглядный и вдохновляющий пример, вынудив войска сильнейшей в мире державы покинуть Афганистан. И если этого добились члены одной группировки, то почему то же самое не может получиться у других?.. Можно предсказать, что многие страны с преимущественно мусульманским населением вскоре встанут в очередь для выражения симпатий талибам (что уже происходит – на дипломатическом языке это называется «налаживанием связей»).

Конечно, можно вернуться, и снова снести режим «Талибана». Но вряд ли американцы и их партнеры по НАТО соберутся это сделать.


Алексей Волосевич