Новости

Все новости >>

« - Конечно, я понимаю: должность городского судьи была слишком низка для тебя, - заметил Ходжа Насреддин, - но разве не могли они подобрать должность повыше, например - главного дворцового казначея? Дворцовая казна была бы всегда полна, и все подати взыскивались бы в срок и полностью.

- И еще было бы введено много новых! - подхватил Агабек, распалившись мечтаниями. - Например, подать на слезы...

- Великая мысль! Подать на слезы вызывала бы новые слезы, а новые слезы - новую подать. И так - без конца... Какая необъятная мудрость! Да за одну эту мысль тебя немедленно следовало бы поставить главным визирем!»

В последние дни в жизнь узбекистанцев буквально ворвалось забытое слово – забастовка. Именно по этой причине несколько дней не работали крупнейшие вещевые рынки столицы – «Ипподром», «Чорсу», «Кадышева», «Урюкзар», Юнусабадский рынок, а также ярмарка электроники и бытовой техники по улице Навои. Надо ли говорить, что событие это чрезвычайное? Последняя забастовка в Ташкенте состоялась в начале прошлого века. А базары вообще не бастовали никогда. Что же произошло? Что подвигнуло мирных торговцев на эти беспрецедентные действия?

В одном из романов о России начала прошлого века описывается характерный для того времени случай. Группа молодых интеллигентов, увлеченных революционными идеями, отправляется в народ, чтобы приобщить к ним широкие крестьянские массы. Агитаторам удается собрать полную избу слушателей, которых они горячо призывают «сбросить ярмо угнетения». Сначала выступают с зажигательными речами. Потом читают стихотворения, повествующие о нелегкой крестьянской доле. Поют песни. Крестьяне внимательно слушают, затем один поднимается и спрашивает: «Барин, а сплясать ты можешь?..» 

Мнения

Перейти к архиву >>