Новости

Все новости >>

Следующий объект нашего внимания – бывший караван-сарай Хасарлы (пишется и Хасарли, а колодец возле него отмечается на картах как Хазарли – ред.) - находится в 15 км к северу от посёлка Мирза-чирле, в межкыровом понижении. Аккуратные, сравнительно небольшие параметры этой котловины (полтора на полкилометра), чем-то похожи на след человека. Руины караван-сарая располагаются с южной стороны, в самой пониженной части, рядом сардоба советского периода и два колодца. Ещё один интересный объект советского строительства находится на склоне выше сардобы – заасфальтированная стоковая площадка для сбора дождевой и снеговой воды.

21 ноября суд по уголовным делам Юнусабадского района Ташкента под председательством Фатимы Исмаиловой признал гражданского активиста и блогера Алексея Гаршина виновным по 2-й части 140-й статьи (Оскорбление) УК РУз и приговорил к выплате в пользу государства 108 миллионов сумов, что эквивалентно 9.570 долларам. Это максимальный штраф, возможный по этой статье.

Заповедник Берекетли-Гарагум состоит из двух участков: «Камышлы» (западный) и «Мирзачирле» (восточный), они соединены между собою узкой линией заказника «Минара». Наш маршрут пролегал из заказника «Минара» через посёлок Мирза-чирле до обозначенного на карте советского генштаба водохранилища Кирпичли, расположенного почти в центре участка «Мирзачирле» (Мурзечирла). На колодце Иолотань выставлен кордон охраны заповедника.

Специальная докладчица ООН по вопросу о положении правозащитников Мэри Лоулор (Mary Lawlor) по приглашению правительства Таджикистана посетила эту страну с официальным визитом. Она пробыла там с 28 ноября по 9 декабря и за это время изучила общую ситуацию, провела ряд важных встреч с представителями государственных органов, депутатами парламента, омбудсменом, представителями прокуратуры, Верховного суда, Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) и международного сообщества, а также с представителями местных и международных правозащитных организаций. Кроме того, она посетила следственный изолятор, где встретилась с содержащимися в нем правозащитниками. Её просьба о посещении Горно-Бадахшанской автономной области была отклонена – власти не захотели, чтобы спецдокладчица услышала рассказы жителей этого региона, пострадавших от масштабных правительственных репрессий.

Унгуз - субширотное понижение длиной 470 километров, протянувшееся в виде ложбин в средней части пустыни Каракумы и состоящее из цепочки впадин с плоскими солончаковыми или такырными днищами, согласно определению БСЭ. Район этого понижения, по мнению некоторых ученых, представляющий собой древнее русло Амударьи, в апреле 2021 года с исследовательскими целями посетили четверо жителей Ашхабада. Они познакомились с нынешней жизнью обитателей этих мест, осмотрели руины старинных караван-сараев и прояснили результаты масштабного советского проекта 1960-80-х годов по возведению сардоб – специальных бетонных водохранилищ. После распада СССР и роспуска крупных животноводческих хозяйств большинство этих сооружений пришло в негодность, так как отдельные семьи не имели возможности поддерживать их в надлежащем состоянии. Однако сейчас некоторые восстанавливаются и даже строятся новые. Обо всем увиденном – в репортаже Ивана Кузнецова.

25 ноября ташкентская правозащитница Елена Урлаева, руководитель неформального «Правозащитного альянса Узбекистана», распространила сообщение, подготовленное по итогам ее разговора с игроком алмалыкского футбольного клуба АГМК. Подобные информационные выпуски, в виде электронной рассылки, она традиционно оправляет на сотни адресов, в том числе журналистам, правозащитникам, представителям иностранных посольств в Узбекистане и людям, наблюдающим за происходящим в стране.

На пути из Ташкента в Джизак, километров через тридцать от Гулистана, автотрасса прорезает надвое затерявшийся в хлопковых полях небольшой городок, точнее, поселок городского типа. Это Сардоба, центр Акалтынского района Сырдарьинской области. До независимости он звался просто 17-м совхозом и в разговорной речи его до сих пор так называют. Население – около 20 тысяч человек (шестая часть от числа жителей, например, Алмалыка). Впервые я увидел его в начале 2010-х, именно так, с дороги: двухэтажные домики, между ними закоптившиеся тандыры; он показался мне интересным, и через некоторое время, мы с товарищем съездили его осмотреть.

Официально пыток в Узбекистане нет или почти нет. Пресс-секретарь Уполномоченного по правам человека при Олий Мажлисе Узбекистана (омбудсмене) Фатима Мадрахимова недавно сообщила, что в 2022 году на основе жалоб, поступивших к ним в офис на сотрудников правоохранительных органов, злоупотребляющих своими полномочиями, один милиционер был признан виновным за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и фальсификацию доказательств, к дисциплинарной ответственности привлечено одиннадцать сотрудников, с одним расторгнут трудовой договор. А начальник управления генпрокуратуры Талибжон Умаров 21 сентября поведал о 126 жалобах граждан на истязания со стороны правоохранительных органов. Он заявил, что после их рассмотрения подтвердились лишь четыре случая.

7 ноября вышел доклад Human Rights Watch «Нарушения со стороны сил безопасности в ходе протестов в Каракалпакстане» с подзаголовком «Применение избыточной и летальной силы». Правозащитная организация заявляет, что силовики неоправданно применяли стрелковое оружие и различные типы гранат при разгоне преимущественно мирных демонстраций в Каракалпакстане 1 и 2 июля 2022 года. HRW считает что правительство должно провести независимое расследование этих событий, а также безотлагательно пересмотреть подходы к использованию определенных типов гранат в условиях массового скопления людей.

Редакция нашего издания получила еще одно письмо из пансионата для пожилых людей и инвалидов, расположенного на ташкентском массиве Каракамыш. Оно написано в виде обращения к президенту и представителям действующей власти. Автор считает, что администрация этого учреждения ущемляет его права, и не только его, но и остальных содержащихся в нем пожилых людей и инвалидов; директор халатно относится к своим обязанностям, зато плетет интриги против тех, кто осмеливается выражать свое недовольство. Ранее мы уже получили письмо от другого жителя этого пансионата, в котором обращалось внимание на те же проблемы. Ввиду особой значимости темы отношения к больным и пожилым людям, публикуем полученные нами текст и видеообращение.

В Турции, как и в других государствах, живет и работает немало узбекистанцев, и, разумеется не только их. Турецкая полиция часто задерживает иностранных граждан, и на долгие месяцы водворяет в места специального содержания, пока решается вопрос о том, что с ними делать – оставить в стране или депортировать. В нашу редакцию пришло аудиописьмо одной из таких задержанных, гражданки Узбекистана, попросившей не называть её имени. Она рассказывает, что условия в этих «спецучреждениях» очень плохие, фактически приближенные к тюремным, а представители узбекского посольства, которые, по идее, должны помогать соотечественникам за рубежом, на деле никакой помощи не оказывают. Ниже – её собственная история.

Несмотря на принятие в 2018 году закона «Об общественном контроле», лишь немногие из граждан и гражданских активистов осознают важность и необходимость применения его на практике. Между тем, деятельность органов власти, контролирующих «самих себя», не имеющих обратной связи с обществом, приводит к нарушениям законодательства, следствием чего являются нарушения прав граждан и юридических лиц, произвольное применение закона, волокита, коррупция, торможение развития страны.

В Шайхантаурском межрайонном суде по административным делам Ташкента 29 сентября началось рассмотрение иска жительницы Юнусабадского района против ташкентского городского хокимията (администрации), в котором она просит признать недействительным решение бывшего градоначальника о сносе ее дома в числе сотен жилых домов на стыке Юнусабадского и Мирзо-Улугбекского районов столицы. По её мнению, данное решение было незаконным, с чем категорически не согласен застройщик в лице частного предприятия, претендующий на лакомый кусок земли в центре города и намеревающийся построить на ней многоквартирные жилые дома.

В Яшнабадском районе столицы Узбекистана (бывшем Хамзинском), за рынком Кадышева расположен интересный райончик: 58-й военный городок, сорок с лишним двухэтажных деревянных домов, «одетых» шиферной чешуёй. Это второй массив из так называемых финских домиков, появившихся в Ташкенте после землетрясения 1966 года. Строения возводились в качестве временных, но, как и на «Спутнике», стоят до сих пор и, похоже, в целом устраивают проживающих в них людей. Некоторые высказывают опасения, что власть зарится на занимаемую ими территорию и под каким-нибудь благовидным предлогом попытается снести их собственность.

Уже три с половиной года жительница Ташкента Ольга Абдуллаева борется с застройщиками, претендующими на землю под ее домом в центре столицы Узбекистана. Не сумевшие справиться с пенсионеркой нахрапом, они взялись за членов ее семьи: в данный момент в гражданском суде Мирабадского района проходят слушания по вопросу о выселении из этого дома зятя Абдуллаевой – Андрея Апанасенко.

В Ташкенте завершился второй процесс по уголовному делу в отношении лиц, ответственных за проектирование и строительство Сардобинского водохранилища; об этом сообщил официальный представитель Верховного суда Узбекистана Азиз Абидов. Из почти трех десятков обвиняемых лишь трое были приговорены к лишению свободы.

Печальная новость: 20 сентября в Ташкенте арестовали известного узбекского блогера Шерали Камилова, страстного борца с религиозными радикалами. Причины задержания пока не известны.

Эксперт Центра защиты прав человека «Мемориал» Виталий Пономарев на сайте Туркменского Хельсинского Фонда по правам человека (в Узбекистане заблокирован) сообщает, что врач кардиолог Раиса Худайбергенова, арестованная 16 сентября поблизости от Алматы, будет помещена в изолятор временного содержания в городе Конаев (ранее Капчагай) - административном центре Алматинской области в 75 километрах от южной столицы Казахстана. Информация об этом получена из двух разных источников, ссылающихся на мужа задержаной.

16 сентября, утром, на разных участках границы между Кыргызстаном и Таджикистаном разгорелись ожесточенные боевые действия, с применением тяжелых вооружений. В связи с происходящим началась эвакуация жителей приграничных сел Баткенской области Кыргызстана. При этом президенты Таджикистана и Киргизии – Эмомали Рахмон и Садыр Жапаров - в настоящее время находятся в Узбекистане, где проходит саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в котором они принимают участие. Взаимные обстрелы, сопровождающиеся атаками на «вражеские» объекты, начали стихать только во второй половине дня.

«Лица или группы лиц, которые мирными средствами борются за продвижение и защиту общепризнанных прав человека и основных свобод на национальном и международном уровнях» - примерно такое определение термину «правозащитник» даёт соответствующая декларация ООН (полное название Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы). Очевидно, что для «мирной борьбы» требуется определенный склад личности – вступать в противоборство приходится чаще всего с государственными структурами, обладающими большими возможностями для нарушения прав граждан.

Мнения

Перейти к архиву >>