Эксперт Центра защиты прав человека «Мемориал» Виталий Пономарев на сайте Туркменского Хельсинского Фонда по правам человека (в Узбекистане заблокирован) сообщает, что врач кардиолог Раиса Худайбергенова, арестованная 16 сентября поблизости от Алматы, будет помещена в изолятор временного содержания в городе Конаев (ранее Капчагай) - административном центре Алматинской области в 75 километрах от южной столицы Казахстана. Информация об этом получена из двух разных источников, ссылающихся на мужа задержаной.

C момента кровавого подавлении протестов в Каракалпакстане, вызванных попыткой незаконного лишения этой республики ее «суверенного» статуса (фактически, федеративного - у неё есть своя Конституция, свой парламент, флаг, герб, гимн и дополнительное гражданство) прошло полтора месяца, однако списки погибших, раненых и содержащихся под стражей до сих пор не обнародованы – очевидно, таким образом власти Узбекистана пытаются скрыть масштаб репрессий. Но это вряд ли удастся: недавно вышли два доклада, в которых предоставляются новые данные о количестве убитых во время народных выступлений, заявляется о широком применении пыток и отмечается, что к арестованным не допускают адвокатов.

После кровавого подавления протестов, спровоцированных попыткой отмены прописанного в Конституции суверенитета Республики Каракалпакстан, в регионе отключен интернет, а руководство Узбекистана делает всё возможное, чтобы ограничить распространение информации о случившемся. Но полностью её скрыть в наше время невозможно: стало известно, что против граждан Каракалпакстана, - а согласно Основному закону Узбекистана, они имеют свое дополнительное гражданство, что, по сути, говорит о федеративном устройстве страны), - развернуты настоящие репрессии, система государственного террора.

Генеральная прокуратура Узбекистана объявила о предъявлении обвинения двум из 14 задержанных в ходе массовых протестов в Каракалпакстане, Дело возбуждено по части 4 статьи 159 («Заговор с целью захвата власти или свержения конституционного строя Республики Узбекистан») УК РУз, предусматривающей лишение свободы на срок от 10 до 20 лет. Обвинение «по соответствующим статьям» Уголовного кодекса (то есть, их несколько) предъявлено нукусскому адвокату и редактору газеты «Ел хызметинде» («На службе народа») Даулетмурату Таджимуратову (в узбекском и каракалпакском написании – Тажимуратову) и некоему Азамату Турданову; возможно, это известный спортсмен-самбист. Решением суда они заключены под стражу.

В Нукусе, столице Республики Каракалпакстан, входящей в состав Узбекистана, но обладающей автономным статусом (суверенным, как написано в Конституциях и Каракалпакстана, и Узбекистана, с правом на выход из состава последнего), начались массовые волнения. Судя по поступающим сведениям, местные жители вышли на улицы в знак протеста против поправок в Основной закон, отменяющих «суверенитет» этой республики. На фото и видео видно, что в демонстрации участвуют тысячи человек.

Предлагаем вашему вниманию вторую часть из присланных нам материалов о событиях в Андижане в мае 1990-го года. Это рассказ Романа Аветова, бывшего жителя города, инженера андижанского филиала института «Узгипросельстрой», - эмоциональное повествование о том, что он видел и слышал, как воспринимал и переживал происходящее. Итогом тех дней стала вынужденная эмиграция его семьи. В третьей части будут представлены материалы из андижанских газет, затронувших тему погрома. 

Несколько месяцев назад мы рассказали о практически неизвестном, «спрятанном», погроме, информация о котором по указанию президента Узбекистана Ислама Каримова сначала была ограничена, а затем и прямо запрещена к распространению. Через некоторое время после публикации нам прислали ряд материалов по этой теме, в том числе кадры фото и видеосъемки. Ввиду большого объема, мы разделили их на три части и планируем выпустить за несколько раз: сейчас – статью, написанную через 15 лет после погрома, с фотографиями беспорядков (съемка Андижанского УВД); следом – воспоминания бывшего андижанца; затем – сканы статей из андижанских газет, активно освещавших произошедшие события, в отличие от республиканской прессы с редакциями в Ташкенте. Публикуемую сегодня статью мы немного подредактировали, а сплошной массив текста разделили на смысловые главки.

В Казахстане очередной всплеск националистической истерии: разогретая безнаказанностью, при почти нескрываемой поддержке властей, казахская молодежь забавляется новым флешмобом на «языковую» тему, устраивая провокации против русскоязычных граждан страны. На улице молодые казахи пристают к женщинам (в основном пожилого возраста), всячески издеваются над ними, вынуждая в итоге извиняться на камеру «за неуместные слова и поступки» перед «казахским народом». Затем эти видеоролики, собирающие тысячи подписчиков, выкладываются ими на специально созданном Ютуб-канале с националистическим уклоном «Til Maydani онлайн партиясы» («Онлайн-партия «Языковая трибуна»). Как бы подчеркивая, что они совершенно не считают нужным скрывать враждебные русскоязычным согражданам взгляды и намерения. 

На минувшей неделе в городе Ходжейли, районном центре Республики Каракалпакстан, произошли протесты, переросшие в столкновения с сотрудниками МВД и Национальной гвардии. Согласно сообщениям из региона, они были вызваны, в первую очередь, решением руководителей Узбекистана о переходе на латинский алфавит, в том числе переводе на него и письменности каракалпаков, причем мнением последних по этому поводу власти как-то забыли поинтересоваться. 

О еврейско-армянском погроме, произошедшем 2 мая 1990 года в городе Андижане не слышали даже многие узбекистанцы: Ислам Каримов, возглавивший Узбекскую ССР одиннадцатью месяцами раньше, постарался скрыть этот межэтнический конфликт, чтобы не ухудшать и без того небезупречную репутацию республики. Тем более, что противостояние на этой почве было далеко не первым: годом ранее произошли трагические события в Ферганской долине, а в феврале 1990-го в Буке и Паркенте. И руководство Советского Союза пошло ему навстречу: о погроме было решено ничего не сообщать, «спрятать» его. Восстанавливая общую картину случившегося, информацию до сих пор приходится собирать по разрозненным свидетельствам и статьям, которые невозможно назвать достаточно полными, исчерпывающими.

Массовые нападения на турок-месхетинцев в Ферганской области и некоторых других местах Узбекской ССР в 1989 году вызвали настоящее потрясение: это были первые крупные межэтнические столкновения в республике со времен гражданской войны и басмачества. О них написано немало статей, однако в самом Узбекистане официальные данные о погромах, в первую очередь о количестве жертв и обстоятельствах их убийств не публикуются; фактически они засекречены, точнее, скрываются от как от широкой общественности, так и от исследователей. 

В казахстанском Таразе подходит к концу судебный процесс по делу о трагических событиях в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана, произошедших в ночь с 7 на 8 февраля 2020 года. В результате нападения этнических казахов на дунганские села тогда погибли, по обновленным данным, 12 человек (11 дунган и один казах; сюда же можно добавить и скоропостижно скончавшуюся мать одного из дунган, которого полицейские-казахи подвергли пыткам), сотни были ранены, многие из них до сих пор прикованы к постели, ущерб от сожженных домов, магазинов, автомобилей и скота, частично сожженного, а частично угнанного, огромен. 

7 февраля - годовщина кровавых погромов в сёлах Кордайского района Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана, населенных этническими дунганами. И хотя за 30 лет независимости в этой стране произошло немало подобных случаев, все они было гораздо меньшими по своему размаху. Материальный ущерб, нанесенный дунганам в результате организованного нападения казахских националистов, которое власти страны упорно продолжают называть «массовыми беспорядками» и «групповой дракой», не возмещен и поныне. 

7 февраля исполняется год после ночи кровавых погромов в ряде сел Кордайского района Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана. С 3 декабря 2020 года, в городе Таразе, административном центре области, идут судебные слушания по уголовному делу, связанному с этими событиями, которые стали крупнейшим за новейшую историю страны межнациональным конфликтом. Процесс, как сообщают местные журналисты, проводится с беспрецедентными мерами безопасности, хотя и при полном зале.

По истечении почти пяти месяцев со дня кровавых февральских погромов в сёлах, населенных дунганским этническим меньшинством в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана, уже можно с уверенностью сказать, что правительство этой страны принципиально не желает предавать гласности имена участников массовых преступлений и привлекать их к ответственности. 

19 мая антидискриминационный центр «Мемориал» опубликовал доклад «Кордайский погром: дунгане Казахстана в поисках справедливости», посвященный трагическим событиям в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана в феврале этого года, когда в результате нападения толп казахских погромщиков на пять сел, в которых компактно проживают этнические дунгане, погибли 11 человек, десятки были ранены, повреждено и сожжено 168 жилых домов и 122 автомашины. Однако, подыгрывая распоясавшимся националистам, ответственность за случившееся власти фактически возложили на самих дунган. Об этом говорится в докладе правозащитного центра, который мы предлагаем вашему вниманию. 

Через три месяца после февральского погрома в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана, когда в результате нападений казахских националистов на проживающих там дунган были убиты 11 человек и потеряли свои дома и имущество сотни семей, в пострадавших селах, всё еще окруженных блокпостами, проходят обыски и задержания.  

Наблюдая за событиями, связанными с попытками вытеснения русского языка - одного из 6-ти официальных языков ООН - из деловой сферы в Узбекистане и в Казахстане, невозможно отделаться от вопроса: не вызваны ли эти почти синхронные действия разбушевавшимся коронавирусом?. Разница между ними лишь в том, что в Узбекистане за русский язык взялся сам президент Мирзиёев, «спустив» соответствующую команду в Минюст, а в Казахстане – местные националисты.

Новость о предполагаемых штрафах для госслужащих, не знающих узбекского языка, единственного из четырех крупных языков страны, которому покойный диктатор присвоил статус государственного, вызвала шквал возмущения, в первую очередь, среди русскоязычного населения Узбекистана. 

После распада СССР новые независимые государства Центральной Азии методично используют сконструированные по советским лекалам исторические концепции в качестве главных идеологических инструментов в национальном и государственном строительстве. Советская национальная концепция основывалась на известном сталинском определении нации, привязывавшем её исторические корни главным образом к определённому языку и определённой территории. 

Страница 1 из 3