В Самаркандской области при попустительстве правительства Узбекистана уничтожается Зарафшанский заповедник

Понедельник, 09 Августа 2021

Журналист Анастасия Павленко, заместитель главного редактора газеты «Самаркандский вестник» разместила обращение на своей странице в Фейсбуке к общественности и СМИ. Она пишет, что из-за построенных в 2019-2020 годах плотин и дамб на реке Зеравшан сложилась катастрофическая ситуация: Узбекистан теряет расположенные вдоль береговой поймы реликтовые тугайные леса. Общий смысл её обращения: Зарафшанский заповедник, состоящий из этих тугайных лесов, несколько лет назад понизили в статусе, превратив его в национальный парк, а теперь он открыто уничтожается; кропотливый труд ученых-биологов на протяжении целых десятилетий обращается в прах.

По словам Павленко, месяц назад президенту Узбекистана Шавкату Мирзиёеву, премьер-министру Абдулле Арипову и председателю Госкомэкологии Алишеру Максудову было направлено письмо от группы граждан Самарканда и членов Экофорума ННО Узбекистана, где описывалась ситуация с бывшим заповедником и содержалась просьба принять срочные меры для его спасения. Но никакой реакции не последовало, хотя в течение последнего месяца об этом неоднократно сообщали узбекистанские СМИ.

На территории национального парка массово вырубаются остатки тугайного леса, являющегося основным местом обитания зарафшанского фазана и бухарского оленя, занесенных в Красную книгу Узбекистана; там же возводятся капитальные строения для отдыха туристов, при этом полностью игнорируется Положение о национальных природных парках, в соответствии с которым должна сохраняться природная среда и любая хозяйственная деятельность человека не должна этому противоречить, пишет автор обращения.

В прибрежной зоне бывшего заповедника – он тянется в виде длинной полосы вдоль правого берега реки Зеравшан - на протяжении семи километров ведётся добыча песчано-гравийных материалов, что губительным образом отражается на места обитания краснокнижных рыб, птиц и животных, а также влияет на снижение уровня подпочвенных и грунтовых вод, обеспечивающих природоохранную территорию. Более того, на некоторых участках вдоль его берега в прошлом году выстроена дамба длиной около трех километров, тем самым прекращен доступ паводковых вод к территории нацпарка, что ведет к высыханию тугаев и сокращению жизненного пространства для редких животных.

В обращении, адресованном руководителям Узбекистана, кратко обрисовывалась сложившаяся ситуация и содержалась просьба оказать содействие в следующем:

1. Обеспечить принятие незамедлительных мер для организации комплексной, с привлечением ведущих специалистов республики, проверки состояния лесной и водной экосистем в Зарафшанском национальном природном парке. Включить в проверку анализ произошедших за последние три года изменений под влиянием антропогенных факторов на экосистему нацпарка, оценки и прогноза сохранности биоразнообразия на территории нацпарка и принятия мер по обеспечению его безусловного сохранения и предотвращения деградации.

2. Рассмотреть на ближайшем заседании ЗП [Законодательной палаты] Олий Мажлиса и Кабинета Министров РУз вопрос об изменении статуса ЗНПП, возвращении ему статуса заповедника и передачи его в систему Госкомэкологии Республики Узбекистан.

3. Содействовать в реализации проекта по возведению защитных сооружений вокруг заповедных участков и участков, где размножается бухарский олень.

4. Рассмотреть предложение об организации совместного с Республикой Таджикистан проекта по защите ареала обитания бухарского оленя и зарафшанского фазана в долине реки Зеравшан.

5. Привлечь в рамках проведения в 2022 году в Самарканде саммита стран ШОС крупных спонсорских организаций для возрождения тугайных лесов и сохранения ареала обитания краснокнижных животных и растений в Зарафшанском национальном природном парке.

Полтора месяца назад Анастасия Павленко подготовила целое расследование о бедственном положении в бывшем заповеднике, которое было опубликовано 14 и 16 июня в двух номерах «Самаркандского вестника». В нем, например, упоминалось, что ограждение, отделяющее заповедную территорию от ближайших поселков, так и не было возведено, хотя деньги на его строительство уже были выделены; зато сотрудники «пробивавшие» его установку внезапно были уволены.

Следует пояснить, что устройство изгороди чрезвычайно важно для сохранения природоохранной зоны. Дело в том, что окрестное население рассматривало и продолжает рассматривать территорию заповедника как некое естественное пастбище. На фоне того, что должных наказаний для нарушителей не существует и правительство ничего не хочет делать в этом направлении, тема необходимости возведения специальной ограды много раз поднималась журналистами. (Например, здесь, здесь и здесь). И то, что выделение средств на строительство ограждений мгновенно привело к увольнению биологов-защитников природы, говорит о многом.

Подчеркнем, открытое уничтожение заповедника на глазах у всей страны – не просто экологическая трагедия, но и неслыханный вандализм, открытое преступление, и это не «мелочь», отвлекающая главу государства от великих свершений, а самое важное из всего, чем бы он мог заняться. Но он всё равно этим не занимается.

Ниже мы предлагаем вашему вниманию замечательное расследование Анастасии Павленко, которое мы даем целиком, выделив полужирным шрифтом особо важные, с нашей точки зрения смысловые части.

***

Зарафшанский нацпарк: ситуация требует внимания!

Зарафшанский национальный природный парк (ранее заповедник) за последние несколько лет из зеленого оазиса, где себя вольготно чувствовали дикие звери и птицы, превратился практически в полупустыню. Сравнивая гугл-снимки за 2004 и 2020 годы, можно увидеть сокращение уникальной тугайной растительности в два и более раза. А за последние три года нацпарк из места охраны природы превратился в место ее разграбления и развлечения людей.

Где бродили олени, там ездят грузовики…

Вместе с членами инициативной общественной группы «Сохраним Самарканд» - Масудой Султановой, Русланом Хаирнуровым, Алисой Зиняевой, Уктамом Норбоевым и Еленой Барониной – более месяца назад было проведено небольшое обследование 1-го участка нацпарка на основании тревожных сообщений в социальных сетях о происходящем безобразии в охраняемом государством уголке природы. Сообщения подтвердились. Уже при въезде в нацпарк мы увидели огромные пни, сваленные в кучу, увидели, как полным ходом на участке, где размножаются бухарские олени и гнездятся краснокнижные птицы, идет возведение капитальных строений, ездит строительная и сельхозтехника, из коттеджей для отдыха доносится громкая музыка. Углубившись в 1-й участок в сопровождении научных сотрудников нацпарка, мы обратили внимание на свежие пеньки деревьев. Там, где еще года три назад туранга и белый тополь смыкали свои кроны, были открытые поляны с жухлой травой. Кое-где заметили огороды и вспаханные территории, огражденные срубленными стволами туранги и лоха.

1

Обход совершался на фоне грохота и гула, которые шли со стороны реки. Когда же мы спустились к Зеравшану, то ужаснулись. По побережью со стороны нацпарка спокойно ездили груженые гравием и песком огромные грузовики, которые отходили от работающего тут же экскаватора.

Возникла масса вопросов, и по мере получения ответов, мы узнавали, что это только часть творимого, что под видом санитарной рубки спилены огромные деревья, причем не только в рекреационной, но и заповедной зонах, уничтожена уникальная коллекция мирового значения 17 форм облепихи крушиновидной, места обитания бухарского оленя и зарафшанского фазана отданы под плантации, огороды и сады, сама территория 1-го участка превратилась в место пьяных развлечений, чему множество свидетельств в виде бутылок из-под алкоголя. К ученым здесь не прислушиваются, никакой экологической экспертизы по воздействию деятельности человека на окружающую дикую природу не проводится. Более того, научных сотрудников, работающих здесь на полставки без предоставления транспорта, каждый раз грозятся уволить.

2

Не верилось, что такое может происходить на некогда заповедной территории, где какие-то пять лет назад экскурсанты в сопровождении инспекторов ходили исключительно по специальным тропам, говорили вполголоса, дабы не спугнуть редкую птицу или зверька, не раздавить какое-нибудь краснокнижное растение. Кто или что позволяет свершаться этому вопиющему вандализму по отношению к природе, в отношении будущего поколения, которое обрекается на жизнь в пустыне?

Из заповедника в нацпарк

Антропогенный фактор всегда влиял на функционирование Зарафшанского заповедника, созданного в 1975 году для сохранения тугайного леса с характерным для него растительным и животным миром, который вошел в Список Global 200 Всемирного фонда дикой природы (WWF). Находящийся в восьми километрах от Самарканда, окруженный населенными пунктами Джамбайского и Булунгурского районов, заповедник подвергался регулярному вторжению местных жителей, которые вырубали на дрова тугаи, выпасали скот, занимались браконьерством. С этим нещадно боролись сотрудники заповедника с помощью конфискаций и штрафов. Было множество попыток привлечь здешнее население к нахождению дополнительного дохода не за счет рубки и браконьерства, а, к примеру, выращивая лекарственные растения на подворье. Но, к сожалению, отклика у людей это не нашло, гораздо проще без вложений труда и затрат забрать у природы, не думая о будущем.

В 2010 году был разработан проект по возведению специального ограждения вокруг первого участка заповедной территории с последующим рытьем рвов и расширением проток на других участках. Программа малых грантов Глобального экологического фонда одобрила проект, организаторами которого стал Самаркандский областной экологический центр «Терра» в лице Марии Грицыны, Натальи Мармазинской (на тот момент заместитель директора заповедника), Александра Коршикова и Александры Заславской. Однако его реализацию, для чего уже были закуплены через тендер стройматериалы, неожиданно «зарубило» Управление национальных парков, заповедников и охотничьих хозяйств республики. Проектную команду выгнали без каких-либо объяснений. Что стало настоящей причиной такого поворота событий, до сих пор неясно, но ограждение реально спасло бы заповедник. Во всяком случае ограничило бы влияние человека на природу, как это получилось сделать в экоцентре «Джейран» Бухарской области, куда, собственно, и были перенаправлены закупленные стройматериалы.

В 2018 г. на основании постановления Кабинета Министров Республики Узбекистан от 7 февраля за №82 «Об организации деятельности Зарафшанского национального природного парка» Зарафшанский госзаповедник был реорганизован в Зарафшанский национальный природный парк. Целью документа было, в первую очередь, сохранить уникальность природных богатств и обеспечить устойчивое развитие экологических ресурсов с учетом их уязвимости. В задачи нацпарка, согласно плану управления, входили: восстановление исчезающей популяции зарафшанского фазана, охрана в естественной среде обитания других видов диких птиц и животных, а также всех видов тугайной растительности на заповедной территории, и особенно ценного лекарственного кустарника – облепихи крушиновидной.

3

- На территории нацпарка произрастает более 300 видов растений, зарегистрировано 18 видов рыб, 12 видов амфибий и рептилий, 218 видов птиц, 26 видов млекопитающих, - рассказывает кандидат биологических наук, научный сотрудник Зарафшанского национального природного парка Наталья МАРМАЗИНСКАЯ. - Из них в Красную книгу Республики Узбекистан включено 2 вида растений, 2 вида рыб, 29 видов птиц, 2 вида млекопитающих. Нацпарк включен в список важнейших орнитологический территорий Узбекистана. На территории нацпарка обитает единственная в Узбекистане крупная популяция зарафшанского фазана, включенного в Красную книгу РУз, сохранилось несколько особей среднеазиатской выдры, обитающих по берегу Зарафшана и канала Правобережном (Унг киргок). В заповеднике проведена многолетняя работа по восстановлению бухарского оленя, в которую был вовлечен целый ряд международных природоохранных организаций. Этот вид включен в Красную книгу РУз, Красный список Международного союза охраны природы (IUCN), в список Боннской конвенции по сохранению мигрирующих видов (СMS). Узбекистан ратифицировал Боннскую конвенцию, в связи с чем имеет обязательства по сохранению бухарского оленя и его местообитаний. Под эгидой Боннской конвенции были подписаны Меморандум о взаимопонимании и Международный план действий по сохранению бухарского оленя. Подписантами являются страны ареала оленя (Узбекистан, Казахстан, Туркменистан, Таджикистан), Боннская конвенция (CMS), Всемирный фонд дикой природы (WWF), Международный совет по охоте и охране животного мира (CIC). Таким образом, бухарский олень является не только национальным достоянием Узбекистана, - он охраняется на международном уровне.

Красной линией в Плане управления Зарафшанского национального природного парка проходит выполнение задач по сохранению хрупкой экосистемы его территории, чтобы она не претерпевала каких-либо изменений под антропогенным прессингом и сохраняла свою привлекательность для настоящего и будущих поколений. Но на деле сегодня мы видим совершенно другое…

Пилят и рубят вопреки

Темпы хозяйственной деятельности на территории нацпарка ставит под угрозу сбережение биоразнообразия этого островка природы. И это на фоне Стратегии по сохранению биологического разнообразия в Республике Узбекистан на период 2019-2028 годы, принятой Кабинетом Министров в июне 2019 года. Уничтожение тугайного леса происходит вопреки задачам по восстановлению и увеличению площади уникальных азиатских лесов, обозначенных в указанной выше стратегии.

4

Получается, что после снижения статуса заповедника до нацпарка вышестоящие органы стали относиться к нему, как к лесному хозяйству. Это подтверждают и документы, полученные в результате обращения в Виртуальную приемную президента, многочисленных запросов от имени членов группы «Сохраним Самарканд» и во время изучения ситуации двух рабочих групп, организованных по выступлениям в соцсетях. Например, в течение 2019-2021 гг. вырублено более 430 многолетних деревьев белого тополя и белой ивы на территории 1, 2, 3 и 7-го кварталов. Причем всё на основании разрешительных документов якобы в рамках санитарной рубки деревьев.

Однако по Правилам рубок ухода за лесом (ПКМ [постановление Кабинета Министров] РУз №506 от 22.11.1999 г.) рубка по уходу в природных парках производится по индивидуальным проектам, исключительно в зимнее время по промерзлому грунту, а в заповедной территории такая рубка не производится вообще. Но в Зарафшанском национальном природном парке рубка идет круглый год, а на вопрос представителям нацпарка, как и кто определяет срубить или оставить дерево, получен невнятный ответ, что решает лесничий.

Согласно постановлению Кабинета Министров №82 от 7 февраля 2018 года, территория нацпарка была разделена на рекреационную (предназначенную для отдыха населения – ред.), заповедную и сельскохозяйственную зоны. При этом под рекреационную зону отводились 352,4 гектара территории нацпарка, расположенных в Джамбайском районе, под сельскохозяйственную деятельность выделялось 302 га нацпарка, которые относятся к Булунгурскому району. Вся остальная территория – а это 1772 гектара в обоих районах - считается заповедной.

Согласно Типовому положению о природном парке (ПКМ №339 от 4 мая 2018 года), в заповедной зоне природного парка устанавливается режим, предусмотренный для территорий государственных заповедников. Здесь «запрещается любая рекреационная, хозяйственная и иная деятельность за исключением мониторинга биоразнообразия и естественного хода природных процессов и научных исследований». Что же на деле?

9 июня 2020 года издается приказ Государственного комитета лесного хозяйства №100, по которому часть территории нацпарка подлежит расчистке от лесных насаждений под будущие лимонарии, теплицы и пруды. Буквально через два дня, а именно 11 июня того же года издается распоряжение директора Зарафшанского национального природного парка О. Хамракулова о вырубке 2275 тополей на 4,5 гектара 1-го участка, который относится к Джамбайскому району, где, уточняю, по постановлению Кабинета Министров не были отведены зоны для сельхоздеятельности. Кроме этого самоволия, по факту были вырублены не 4,5 гектара, а 11 (!) тополево-тугайного массива, что можно хорошо увидеть на спутниковых снимках. Отмечу, что по словам научных сотрудников, в данном массиве, который в 2009 году был присоединен к заповеднику, бухарские олени и зарафшанский фазан выводили свое потомство.

Во время изучения ситуации первой рабочей группой, организованной областным управлением госкомэкологии, директор нацпарка крайне неохотно объяснял вырубку. Сначала сослался, что это территория лесного хозяйства, а потом что [они] действовали по распоряжению вышестоящего руководства. Однако документы говорят о другом, закон же вообще о третьем. Например, ни на одно действие, производимое в нацпарке, нам не было предоставлено экологической экспертизы о влиянии на экосистему и биоразнообразие. А ведь та же вырубка производилась большим количеством людей с использованием бензопил, деревья вывозились грузовиками. При этом на обитателей национального парка воздействовал сильный шумовой эффект.

По словам научных сотрудников Н. Мармазинской и Л. Беляловой, в результате вырубки на первом и втором участках уничтожены места обитания насекомых, птиц, млекопитающих, в том числе, занесенных в Красную книгу РУз и Красный список МСОП – голубянки тугайной, бражника турангового, хохлатки тугайной, белохвостого орлана, большого подорлика, змееяда, зарафшанского фазана, бухарского оленя и многих других.

Еще одна вопиющая рубка произошла на 3-м участке (7-квартале), где проходит отводной канал Унг киргок (Правобережный – ред.). Вдоль него по обеим сторонам была полностью вырублена растительность, в том числе более 50 деревьев белого тополя, акации и белой ивы диаметром от 15 см до 1,25 метра (подсчет и измерения проводились членами группы «Сохраним Самарканд»). Эта территория является заповедной зоной парка. Как говорят биологи, в результате уничтожен биотоп среднеазиатской выдры.

- Именно на данном отрезке канала обитала семья этого редчайшего вида, - с болью в голосе говорит Наталья Владимировна [Мармазинская]. - Вырубка больших деревьев привела к разрушению гнездовых местообитаний туркестанского тювика, сплюшки, вяхиря, обыкновенной горлицы, белокрылого дятла, уникальные популяции которых обитали в тугайном лесу. На больших деревьях отдыхали во время миграций крупные хищные птицы, многие из которых внесены в Красную книгу РУз.

5

По словам администрации нацпарка, реконструкция канала производилась ГУП «Самарканд сув курилиш инвест» (Государственное унитарное предприятие «Самарканд водстрой инвест» - ред.), согласно протоколу Кабинета Министров от 9 сентября 2019 года. Сотрудники же госпредприятия утверждали, что на реконструкцию канала получено экологическое заключение, и они всё делали по правилам. Заключение за №1120 от 28 декабря 2019 года, подписанное начальником управления экологии и защиты окружающей среды Д. Ачиловым, действительно, получено. Вот только в нем строжайше запрещалось вырубать деревья и наносить им вред. Как видим, имеется серьезное подозрение в сговоре по уничтожению лесонасаждений представителей двух госорганизаций, и это во время объявленного по стране моратория на вырубку деревьев…

Без тендера, без знаний

Возвращаясь к зонированию, отмечу, что несмотря на указанные в постановлении Кабмина территории, где и что можно делать решает исключительно нынешняя администрация нацпарка. Но, по их словам, они действуют на основании устных и письменных распоряжений хокимиятов района и области.

По словам заместителя директора Зарафшанского национального природного парка по научной работе Б. Раджабов, выделение участков под сельхоздеятельность связано с реализацией механизма сокращения бедности в Узбекистане. «Нам спускают распоряжения выделить молодым людям из «молодежной» или безработным из «железной» тетради (список малообеспеченных, нуждающихся - ред.) территорию для сельскохозяйственной деятельности. Вот мы и вынуждены выделять».

При этом, конечно, ни о каких электронных аукционах, где должны выставляться, по идее, участки речи не идет. Это подтверждают и заключенные договора сроком на 49 лет, правда, с арендной платой за один год, а также ответ от хокимията г. Самарканда от 21 мая 2021 года. В последнем, в частности, говорится, что участки для организации зон отдыха на территории нацпарка на тендерных торгах не выставлялись.

В то же время старейшие научные сотрудники бывшего заповедника возмущаются, что огороды обрабатываются сельхозтехникой, а также химикатами, которые могут привести к отравлению диких животных. Что под эгидой развития экологического туризма большая территория без экологической экспертизы и оценки воздействия на окружающую среду отдана под застройку зон отдыха. Причем эти зоны огораживаются бетонными заборами, которые изготавливают тут же, на территории нацпарка.

Абсолютно не владея знаниями о том, что такое экотуризм и как его правильно организовывать без ущерба природе, в национальном парке принимаются большие группы неорганизованных посетителей. Школьники, студенты и взрослые без всякого контроля перемещаются по территории, в том числе, по участку, являющемуся основным местом обитания бухарского оленя, даже в период рождения оленят. О громкой музыке, ревущей из динамиков, уже упоминалось выше.

На замечание по этому поводу Б. Раджабов пожимает плечами и говорит: «А что мы можем сделать? Люди же отдыхают». Да, к сожалению, и по мнению директора нацпарка О. Хамракулова, Зарафшанский национальный природный парк создан, в первую очередь, для отдыха людей и занятия сельскохозяйственной деятельностью. Это было произнесено при всех…

Отдельного внимания заслуживает вопрос добычи песка и гравия из русла реки Зеравшан, которая питает весь Зарафшанский национальный природный парк. Но об этой стороне больной темы, а также некоторые наблюдения по поводу работы госорганов и предложений по исправлению ситуации в бывшем заповеднике будет сказано в следующем номере [«Самаркандского вестника»].

Зарафшанский нацпарк: ситуация требует внимания! [Часть 2]

Еще одним из факторов, который, как предполагают биологи и экологи, превращает Зарафшанский национальный природный парк в пустыню, - это добыча песка и гравия в русле реки Зеравшан. Интенсификация добычи ПГМ (песчано-гравийные материалы – ред.) за последние три года и резкое изменение гидрологического режима в нацпарке имеют взаимосвязь, во всяком случае данная деятельность усугубляет и так непростую ситуацию с водой в регионе. По наблюдениям кандидатов биологических наук Н. Мармазинской, Ф. Кабуловой и Л. Беляловой, долгое время работавших в заповеднике, ставшем нацпарком, площадь незатапливаемой территории увеличилась, как следствие - снизился уровень подпочвенных вод. В результате чего происходит усыхание тугайной растительности, а значит, кормовой базы для большинства населяющих его животных.

Учёные бьют тревогу

7 мая этого года в Виртуальную приемную президента РУз мною было направлено обращение к премьер-министру и Генеральному прокурору с просьбой взять под контроль ситуацию, сложившуюся в Зарафшанском национальном природном парке. Явное злоупотребление разрешительными документами, полученными от ГУП «Хавфсиз дарё» («Безопасная река» - ред.) и других госорганов, на забор песка и гравия по расчистке русла, отрицательно влияет на экосистему и биоразнообразие в нацпарке. Как именно – рассказывает один из составителей Красной книги Узбекистана, научный сотрудник Зарафшанского национального природного парка Наталья Мармазинская:

- Под угрозой исчезновения находится уникальная популяция облепихи крушиновидной, 100 га которой сохранилось только на территории Зарафшанского национального природного парка, - говорит Наталья Владимировна. - Экскаваторы и грузовики разрушают местообитания птиц, гнездящихся на галечниковых островках - зуйков, крачек, чаек. Работа карьера мешает отдыху птиц, останавливающихся во время осенней и весенней миграции на островках реки, на высоких деревьях, произрастающих на берегу (малой белой цапли, черного и белого аистов, скопы, большого подорлика, орла карлика, могильника, змееяда и др.). Все перечисленные виды включены в Красную книгу РУз, а большой подорлик и могильник также имеют международный охранный статус, так как внесены в Красный список МСОП. Работа карьера отрицательно влияет на птиц, зимующих на реке Зеравшан. Численность околоводной и водоплавающей птицы во время зимовки на реке значительно снизилась. Хочу подчеркнуть, что нацпарк включен в список важнейших орнитологических территорий Узбекистана.

Как было сказано в первой статье, при посещении нацпарка в конце апреля группой «Сохраним Самарканд» мы поразились невероятному шуму, который шел со стороны реки. Ни о какой прежней заповедной тишине здесь уже речи быть не могло. По словам Н. Мармазинской и ее коллег, шум, производимый работающими карьером и заводами по производству гравия, нарушает активность животных – олени, шакалы, степные кошки, барсуки, фазаны опасаются выходить к реке для водопоя. Тяжелые металлы, выделяющиеся с выхлопными газами от техники, оседают на растительности и отравляют растения, а значит, поедающих их птиц и животных. Проезжающие по побережью реки Зеравшан грузовики разрушают прибрежные затоны и маленькие озера, в которых зимуют и размножаются рыбы, озерные лягушки, водные и околоводные беспозвоночные. Страдают также водные и околоводные растения.

6

Гравий важнее редких животных и растений?

Ученые бьют тревогу, а что говорят государственные органы власти и управления?

По обращению, пересланному в областное управление экологии и охраны окружающей среды, 25 мая была организована первая рабочая группа. К сожалению, в эту группу от областного управления Госкомэкологии не вошли представители многих организаций, не было составлено полагающегося списка госорганов, которые должны были досконально изучить представленные в обращении факты. Члены общественной группы «Сохраним Самарканд» очень хотели провести присутствующих сотрудников облэкологии к месту карьера и показать нарушения, но этого сделать не удалось. Сотрудники управления по чрезвычайным ситуациям, которые прибыли на 7-квартал нацпарка не смогли предоставить экологического заключения о влиянии работ по добыче гравия и песка в русле реки на экосистему, сославшись на то, что этот документ есть в их головном офисе в Ташкенте.

По документам, представленным сотрудниками ГУП «Хавфсиз дарё» при МЧС РУз, которые ссылаются на постановление президента РУз «О дополнительных мерах по стабильному обеспечению внутреннего рынка песчано-гравийными материалами» №3841 от 9 июля 2018 года, по заключению специальной Комиссии расчисткой занимаются на основе договора частные предприниматели. Привлекаются предприниматели исключительно на конкурсной основе через электронные торги на площадке Е-IJRO AUKSION. Контроль за их работой осуществляет ГУП «Хавфсиз дарё».

Отмечу, что согласно пункту 4 постановления президента, «перечень участков русел рек, подлежащих расчистке от скопления песчано-гравийных материалов, формируется по результатам обследования русел рек сотрудниками Министерства по чрезвычайным ситуациям, Государственного комитета по экологии и охране окружающей среды и Государственного комитета по геологии и минеральным ресурсам Республики Узбекистан».

Отсюда первый вопрос, каким образом представители Госкомэкологии могли указать на расчистку от ПГМ в районе Зарафшанского национального природного парка, где практически нет населенных пунктов, которые могли бы пострадать от паводка, и очень хрупкая экосистема, так зависящая от речной воды?

Руслоочистительные работы производятся с целью предотвращения селевых потоков. Но в течение многолетней истории Зарафшанского национального природного парка (ранее заповедника) ни разу не наблюдалось катастрофического затопления и размыва берегов потоками воды из-за двух обводных каналов. Зато всем экологам и биологам хорошо известно, что тугайные заросли нуждаются в регулярном разливе реки Зеравшан, только благодаря этому и развиваются здесь реликтовые леса с турангой и облепихой, обитают краснокнижные животные. Но, похоже, те, кто давал разрешение (которое мы до сих пор не увидели) от имени организации, призванной ограничивать антропогенное вмешательство в природу, не имеют соответствующей компетенции в этом вопросе.

Областное управление экологии и охраны окружающей среды регулярно ловит «левых» добытчиков песка и гравия на руслах рек. Так, в своем ответе №01-1813 от 27 мая 2021 года начальник областного управления Д. Ачилов указал: «На землях, граничащих с Зарафшанским национальным природным парком, прилегающих к Джамбайскому, Булунгурскому, Тайлякскому и Ургутскому районам, с начала этого года было выявлено 20 случаев незаконной добычи гравия и песка. По нарушениям, согласно Кодекса об административной ответственности РУз, правонарушители были оштрафованы на общую сумму 46,3 миллиона сумов». Но, к сожалению, и у них нет возможности или желания доказать неправоту разрешительных документов на расчистку русла реки, пролегающей вдоль нацпарка. А ведь именно с разрешительными документами и ездят по территории нацпарка грузовики с гравием и песком, при этом все контролирующие органы на данный факт разводят руками…

7

О нацпарке забыли упомянуть…

После публикации статьи на сайте Sreda.uz о ситуации в нацпарке заместителем хокима Самаркандской области А. Шукуровым 29 мая была организована еще одна комиссия. В нее, помимо управления Госкомэкологии, вошли представители прокуратуры, МЧС, Госкомлеса, водхоза, кадастровой службы и другие организации. Был приглашен и один из предпринимателей, который 17 июня 2019 года выиграл тендер на расчистку ПГМ на участке махалли «Навбахор» Тайлякского района – как раз напротив Зарафшанского национального природного парка. Исправно выплачивающий полагающиеся по документам налоги, А. Файзиев представил проект, не разрешив его сфотографировать, хотя этот документ основывается на государственном заказе и имеет общественное значение. Изучив бумаги, насколько хватило ограниченного времени, выяснили следующее.

8

Данный документ был подготовлен частным проектным институтом «Зарафшон гидро проект», возглавляемым С. Суюновым, а отдельные заключения даны Национальным университетом Узбекистана им. М. Улугбека за подписью доцента Б. Аденбаева. Согласно проекту, для расчистки от 100337 кубических метров твердых наносов выделялась площадь в центре русла реки длиной в один километр и шириной 100 метров. Опустив терминологию, [я] обратила внимание на то, что в проекте вообще не упоминается Зарафшанский национальный природный парк и то, какое влияние окажет добыча ПГМ на биоразнообразие уникального уголка природы. Более того там, где шла речь о воздействии на ихтиофауну реки, говорилось, что никаких негативных изменений на нее и гидробиоценоз забор ПГМ не окажет. А ведь именно в среднем течении Зеравшана обитают два редких эндемичных вида рыб, занесенных в Красную книгу РУз и Красный список МСОП, – туркестанский усач и аральская щиповка, а также исчезающие виды моллюсков – корзинки речная, сердцевидная и пурпурная, беззубка бактрийская. Но, повторюсь, ни о нацпарке, ни о краснокнижных животных и растениях в проектных заключениях мы не увидели ни слова. Это говорит о том, что данный документ был подготовлен без участия экологов и знаний о природе в данной местности.

Добыча гравия, уровень грунтовых вод и подсчёты

Еще один момент, который, безусловно, вызывает сомнение, - это объемы добываемого при расчистке гравия и песка. На вопрос к заместителю начальника управления магистральными системами «Зарафшон» А. Бойсариеву – каков ежегодный объем наносов на плотине Раватходжа, которую очищают трижды в год – ответа не последовало. Насколько равноценна добыча песка и гравия на зарегулированном русле реки Зеравшан их поступлению? (…)

9

По подсчетам, чтобы расчистить 100 тысяч кубометров наносов с помощью экскаватора и пяти грузовиков «КамАЗ» с объемом кузова в 10 кубов, работающих восемь часов в день, понадобится 290 суток. Но грузовиков с карьера «Навбахор» отходит в час гораздо больше, а разрешения на добычу гравия выдаются сроком на три года. Наблюдения и нехитрые арифметические действия выявляют, как видим, и крупные госхищения.

Но оставим хищения прокуратуре. Сейчас перед самаркандцами встал серьезно вопрос нехватки воды. Доктор биологии, председатель экологической организации ECO-Tiras Илья Тромбицкий, борющийся за Днестр, неоднократно доказывал, что углубление русла реки вследствие добычи песка и гравия ведет к снижению уровня грунтовых вод.

Еще три года назад, делая статью о заборе ПГМ из Карадарьи, [я] слышала многочисленные жалобы жителей Пулатдархана о том, что уровень подземных вод упал с 8 до 15-20 метров. О снижении подземных вод буквально на днях заявило предприятие «Самарканд сув таъминоти» («Водоснабжение Самарканда» – ред.).

«В результате, из-за отсутствия запасов подземных вод для нормальной работы насосного оборудования на объектах население Самарканда, Каттакургана, Пастдаргома, Нурабада, Иштыхана, Пахтачи, Нарпая, Пайарыка и Акдарьи столкнулось с нехваткой питьевой воды в последнее время», - было сказано в официальном заявлении. Поэтому на фоне этих сообщений странно читать ответ первого заместителя председателя Государственного комитета РУз по геологии и минеральным ресурсам Ш. Алимова от 17 мая 2021 года, что работы, связанные с очисткой (читаем - углублением) русла реки, не оказывают существенного влияния на гидродинамическое состояние подземных вод, которые формируются за счет Зеравшана.

Все вышеперечисленные факты нарушают целый ряд законов и нормативно-правовых актов нашей страны: законы «Об охраняемых природных территориях», «Об охране природы», «Об охране и использовании растительного мира», «О воде и водопользовании». Действия, наблюдаемые сейчас в нацпарке, противоречат нормам Типового положения о природном парке (приложение №2 к ПКМ от 4.05.2018 г. №339); постановлению Кабинета Министров РУз №401 от 4.10.2001 г. «Об улучшении экологической и санитарно-эпидемиологической обстановки в бассейне реки Зарафшан»; постановлению президента РУз от 25 сентября 2017 г. «О дальнейшем совершенствовании системы охраны водных объектов» и др. И, конечно, никак не согласуются со Стратегией по сохранению биологического разнообразия в Республике Узбекистан на период 2019-2028 годы (ПКМ №484 от 11.06.2019).

10

Нацпарку – статус заповедника!

Обращения в Виртуальную приемную президента РУз, публикации в социальных сетях и интернет-ресурсах дают некоторые результаты. В настоящее время на территории Зарафшанского национального природного парка, по словам специалиста областного управления Госкомэкологии К. Иргашева, работает комиссия, организованная по инициативе хокима Самаркандской области. К ее работе привлечены представители Госкомлеса, прокуратуры и других госорганов.

Хотелось бы, чтоб после проверки к практическим мерам по восстановлению тугайного леса были привлечены и организации, которые сейчас озабочены подготовкой Самарканда к саммиту стран ШОС, ведь именно на строительство туристического центра по ту сторону реки Зеравшан отправляются нерудные ископаемые, добываемые из русла.

Тем временем общественностью вместе с учеными готовится петиция о возвращении Зарафшанскому национальному природному парку статус заповедника. Удастся ли обратить время вспять и сохранить остатки уникальных тугайных лесов, где когда-то бродили туранские тигры, зависит от всеобщих усилий и воли госорганов. Но если это станет возможным, то наше поколение будет с достоинством смотреть в глаза потомкам...

Фото Анастасии Павленко и Натальи Мармазинской

Статьи по теме

Зарафшанский заповедник. Скоту – масленица…

Эксперимент по мирному сосуществованию оленя и человека в Зарафшанском заповеднике продолжается

Возвращение бухарского оленя


Соб. инф.


Комментарии  

#1 Адхам 09.08.2021 13:00
И чего стоит правительство, которое не в состоянии остановить натуральный грабеж национальных и даже наднациональных ценностей, в данном случае того, чем страна могла бы гордиться? Это что, результат безграмотности и чиновной тупости или замешаны чьи-то личные своекорыстные интересы? - Чем еще объяснить происходящее?
Цитировать
#2 Ботиржон 12.08.2021 21:11
Анархия (кучсизлик) - Жамият ҳолати ҳамма учун мажбурий бўлган ташкилотчи куч, қоидалар ва ахлоқий меъёрларнинг йўқлиги.
Состояние общества характеризуется отсутствием организующей силы, обязательных для всех правил и моральных стандартов; бессилие.
Цитировать