Новости

Все новости >>

Угрозы физической расправой, избиения, потеря квартиры, пошатнувшееся здоровье, злоба в глазах силовиков и чиновников – это действительность ташкентской правозащитницы Татьяны Довлатовой. Такова цена бесстрашия человека, снискавшего уважение даже у недоброжелателей. Она стала свидетелем зарождающегося более 20 лет назад гражданского активизма и правозащитного движения. И тогда, и сейчас власти считают ее маргиналом, с которым, однако, им приходится считаться.

C момента кровавого подавлении протестов в Каракалпакстане, вызванных попыткой незаконного лишения этой республики ее «суверенного» статуса (фактически, федеративного - у неё есть своя Конституция, свой парламент, флаг, герб, гимн и дополнительное гражданство) прошло полтора месяца, однако списки погибших, раненых и содержащихся под стражей до сих пор не обнародованы – очевидно, таким образом власти Узбекистана пытаются скрыть масштаб репрессий. Но это вряд ли удастся: недавно вышли два доклада, в которых предоставляются новые данные о количестве убитых во время народных выступлений, заявляется о широком применении пыток и отмечается, что к арестованным не допускают адвокатов.

3-го августа в Шайхантаурском межрайонном административном суде Ташкента завершился судебный процесс по иску городской прокуратуры к хокимияту (администрации) Юнусабадского района, выдавшему решение о строительстве высотного жилого комплекса на междомовой территории 4-го квартала Юнусабада. Этот иск в форме протеста был удовлетворен. О длительной борьбе жителей микрорайона с застройщиками и районной администрацией – в материале «Азиятерры».

Около месяца назад стало известно, что в Ташкенте помещены под стражу сразу три женщины-адвоката. Пока идет следствие, Барчиной Имамова, Феруза Курбанова и Нозима Акилова уже почти два месяца находятся в следственном изоляторе, не имея даже права на свидание с близкими. Они обвиняются по целому ряду уголовных статей – 232-й («Неисполнение судебного акта»), 227-й («Завладение, уничтожение, повреждение или сокрытие документов, штампов, печатей»), 228-й («Изготовление, подделка официального документа»), 167-й («Хищение путем присвоения или растраты чужого имущества»), 168-й («Мошенничество»), 237-й («Ложный донос»), 238-й («Лжесвидетельство»), 139-й («Клевета») и 243-й («Легализация доходов, полученных от преступной деятельности»). 

В том, что киргизское правительство избавилось от Азимжана Аскарова, нет ничего необычного. Любая политическая власть репрессирует в той или иной форме людей, серьезно угрожающих ее политике, в основе которой - экономические интересы.

В Ташкенте – очередной скандал, связанный 45-летним религиозным проповедником Аброром Абдуазимовым (преуспевающим провластным блогером, известным под псевдонимом Аброр Мухтар Али), популярным среди радикалов наставником по «правильному» битью женщин. В этот раз нападкам религиозного деятеля подвергся руководитель официально зарегистрированного в Узбекистане правозащитного общества «Эзгулик» («Милосердие») Абдурахман Ташанов.

После кровавого подавления протестов, спровоцированных попыткой отмены прописанного в Конституции суверенитета Республики Каракалпакстан, в регионе отключен интернет, а руководство Узбекистана делает всё возможное, чтобы ограничить распространение информации о случившемся. Но полностью её скрыть в наше время невозможно: стало известно, что против граждан Каракалпакстана, - а согласно Основному закону Узбекистана, они имеют свое дополнительное гражданство, что, по сути, говорит о федеративном устройстве страны), - развернуты настоящие репрессии, система государственного террора.

Генеральная прокуратура Узбекистана объявила о предъявлении обвинения двум из 14 задержанных в ходе массовых протестов в Каракалпакстане, Дело возбуждено по части 4 статьи 159 («Заговор с целью захвата власти или свержения конституционного строя Республики Узбекистан») УК РУз, предусматривающей лишение свободы на срок от 10 до 20 лет. Обвинение «по соответствующим статьям» Уголовного кодекса (то есть, их несколько) предъявлено нукусскому адвокату и редактору газеты «Ел хызметинде» («На службе народа») Даулетмурату Таджимуратову (в узбекском и каракалпакском написании – Тажимуратову) и некоему Азамату Турданову; возможно, это известный спортсмен-самбист. Решением суда они заключены под стражу.

В Нукусе, столице Республики Каракалпакстан, входящей в состав Узбекистана, но обладающей автономным статусом (суверенным, как написано в Конституциях и Каракалпакстана, и Узбекистана, с правом на выход из состава последнего), начались массовые волнения. Судя по поступающим сведениям, местные жители вышли на улицы в знак протеста против поправок в Основной закон, отменяющих «суверенитет» этой республики. На фото и видео видно, что в демонстрации участвуют тысячи человек.

Желание власти внести поправки в Конституцию вызвало большую волну отзывов. Большинство из них негативные, если не считать предсказуемых высказываний придворных лизоблюдов. Хочу заметить, что даже младенцы в бешике (люльке – ред.) разобрались в этих недостойных играх и понимают зачем одно бла-бла-бла будут менять на другое. Но при этом жизненная цель власти - не менять самой сути Основного закона.

68-летний Шоберди Суюнов, защитник общественных интересов из Кумкурганского района Сурхандарьинской области Узбекистана, после проведенных за решеткой 54 суток в результате сфабрикованного дела, вновь «взялся за старое» - жесткую критику и разоблачение местных управленцев.

Стоит выехать за пределы Ташкента, показуха заканчивается и перед глазами предстает настоящий Узбекистан, тот, что есть в действительности, и которого нет в отчетах Госкомстата и картинах, рисуемых официальными СМИ. Предлагаем вашему вниманию первый из серии материалов о Той-Тепе, городке в 20 километрах южнее столицы, претерпевающем сегодня большие изменения: теперь здесь административный центр Ташкентской области. Статья написала по итогам нескольких поездок туда еще в 2010 году, но отредактирована и публикуется лишь сейчас; вторая часть будет называться «Той-Тепа в 2015 году» и третья – «Той-Тепа в 2019 году». Общий замысел – показать, как меняется один отдельно взятый город и его население в обозримый период; очередные выпуски этого цикла мы будем готовить и впредь.

Одна из самых обсуждаемых в Узбекистане тем – подготовка к предстоящему внесению изменений в Конституцию. С соответствующим предложением 16 мая на заседании Законодательной палаты Олий Мажлиса (нижней палаты парламента – ред.) выступили депутаты Либерально-демократической партии (УзЛиДеП). Инициатором внесения поправок, естественно, является сам президент Шавкат Мирзиёев.

С того момента как в октябре 2020 года Узбекистан впервые стал членом Совета ООН по правам человека (СПЧ ООН), число масштабных нарушений законности в стране ничуть не уменьшилось, скорее наоборот. При действующем президенте-«реформаторе» Шавкате Мирзиёеве преследования активистов гражданского общества продолжаются с не меньшей силой, нежели в пропитанные репрессиями времена правления его предшественника – покойного ныне Ислама Каримова.

Я, гражданин Турции Фарук Акдаг, являюсь соучредителем иностранной транспортной компания ИП ООО «Azad Trans», на балансе которой находились прицепы, тягачи (головная часть автопоезда; кабина с платформой – ред.), большая часть которых незаконно была продана во время моего отсутствия в Узбекистане; продажа грузовых автомобилей и прицепов осуществлялась на основании поддельных протоколов с подписью учредителя. С 2020 года мы пытаемся добиться возмещения ущерба, но пока безуспешно.

В Ташкенте продолжается суд над блогером и активистом гражданского общества Алексеем Гаршиным, в прошлом году нашедшем тайную личную резиденцию президента Мирзиёева в горах Ташкентской области «Шавазсай» оценочной стоимостью в сотни миллионов долларов (об этом здесь и здесь). Дело рассматривается в Юнусабадском районном суде по уголовным делам; судья – Ф. Исмаилова. Первое заседание прошло 20 мая, второе должно состояться сегодня, 27 мая.

По сообщению МВД Республики Таджикистан, 17 мая в Рушанском районе произошли столкновения между правительственными войсками и жителями, которые перекрыли дорогу на Хорог, столицу автономной области. МВД утверждает, что «члены организованной преступной группы с целью дестабилизации общественно-политической ситуации незаконно перекрыли международную автотрассу «Душанбе-Кульма» на участке автодороги в Рушанском районе».

На днях стало известно, что 26 марта текущего года под надуманным предлогом «общественной опасности» был взят под стражу еще один гражданский активист – 68-летний Шаберди Суюнов из махаллинского схода граждан «Сурхон сохили» в Кумкурганском районе Сурхандарьинской области. Об этом в очередном из выпусков видеопрограммы «Negativ» (на видеохостинге YouTube) поведал общественности находящийся в эмиграции независимый узбекский журналист Улугбек Хайдаров (Улугбек Ашур). В узбекистанских же СМИ о случившемся – ни слова.

Реалии современного Узбекистана таковы, что без сильного гражданского общества страна может в кратчайшие сроки скатиться в хаос анархии и беззакония. AsiaTerra не раз обращалась к этой теме. Какой же видят ситуацию сами активисты? Об этом в интервью нашей редакции - узбекский историк и политолог Марьям Ибрагимова.

Одна из главных причин, по которым узбекская правозащита топчется на месте, в том, что власть по факту совершенно не заинтересована в формировании сильного по-настоящему гражданского общества, поскольку именно в нем видит угрозу для собственного благополучия и безопасности. Понятно, что альтернатива в виде независимых оппозиционных критиков ей совершенно не нужна, хотя ответственные лица не устают рапортовать о «соответствующем демократическим ценностям» климате в сфере гражданского активизма.